мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Весёлые стишки - 54


* * *
По крутой тропинке горной
Шёл домой барашек чёрный
И на мостике горбатом
Повстречался с белым братом.
И сказал барашек белый:
"Братец, вот какое дело:
Здесь вдвоём нельзя пройти -
Ты стоишь мне на пути".
Чёрный брат ответил: "Ме-е,
Ты в своём, баран, уме-е?
Пусть мои отсохнут ноги,
Не сойду с твоей дороги!"
Помотал один рогами,
Уперся другой ногами...
Как рогами ни крути,
А вдвоём нельзя пройти.
Сверху солнышко печёт,
А внизу река течёт.
В этой речке утром рано
Утонули два барана.

* * *
Эх, жизнь! Сплошная хохлома,
Пусть хоть абстрактно, хоть в натуре,
Всё прёт к нам горе от ума...
Вот столько б счастья нам от дури!

* * *
Стой, дед! Не бойся, я не трону!
Да ладно, чё ты, б..я, не трусь.
Да я, в натуре, типа, помню.
Да, гадом буду, я - горжусь!

Мой мерс георгиевской лентой
Обмотан вдоль и поперек...
Ты тож георгиевский? Энто
Отметить надо бы, дедок!

Давай мы, дед, за праздник главный
Тут вмажем грамм сто пятьдесят,
За BOB российский этот славный -
Я помню‚ я смотрел "Штрафбат".

За штурм Берлина - в эту пору
Горел Рейхсталер... Иль Рейхстаг?
И как там Кантор и Киркоров
Трехцветный наш подняли флаг!

Чего? Неправда? Дед, да что ты!
Ты не груби, я ж не грублю.
Я чё, похож на идиота?
Я чё, Россию не люблю?

Меня, братан, учить не надо,
Всё помню я, весь этот трэш:
Санкт-Петербургскую блокаду
И бой за город Бангладеш.

Я помню очень даже резко -
Я всё ж не быдло, не дебил -
Как славный летчик Маринеско
Спейсшатл Гитлеру подбил!

Что, пить не будешь? (Вот лошара -
вискарь не хочет заценить...)
Нет, не тебе меня, бомжара,
Учить, как Родину любить!

* * *
Скажите, люди, ведь не даром
Работать стали мы задаром?
И тысяча уже, как ветер -
Купил пожрать и не заметил!

Смерть пармезана
Там вдали за рекой жарко печи горят,
Пограничникам грозным не спится,
Но, не зная о том, пармезанский отряд
Продвигался к российской границе.

Шли лосось и сыры, был не слышен их шаг,
Шли не в ногу, без шуток и песен,
Чтоб не выследил враг, применяя собак,
Впереди шла рокфорная плесень.

Они шли, заграничные сняв ярлыки,
Документы подделав, как надо,
Вдруг вдали у реки замелькали штыки,
Это - Сельхознадзора засада.

Дети Альп, Пиреней, Барселон и Лозанн
Строй нарушили пеший и конный,
Но бесстрашный седой пожилой пармезан
Первым встал в боевую колонну.

Оглядевши свою камамберную рать,
Улыбнулся светло и лучисто
И воскликнул: "Не страшно в бою помирать
Итальянскому контрабандисту!"

И в жестокий, последний, решительный бой
Понеслась санкционная тонна,
Иберийский хамон вдруг воспрял головой,
Хоть и нет головы у хамона.

А враги уже близко, в полшаге от нас,
Вот уже на потеху ютьюба
Слева врезались в палки копчёных колбас
Пограничников острые зубы.

Справа к бою готов полк голландских цветов,
Их на свадьбе в Бурятии ждали,
Только этих цветов не дождётся никто,
Всех в жестоком бою порубали.

В маасдамах наделали новеньких дыр,
Хоть и так они были дырявы.
- Умираю за мир! - прокричал один сыр
В животе пожиральцев халявы.

- Не дождётся продуктов российский народ,
Уничтожить их всех без разбора! -
Возвестил фуагрою измазанный рот
Представителя Сельхознадзора.

Но нахмурил вдруг брови чиновник-пузан,
Доложил ему кто-то несмело:
От расправы ушёл пожилой пармезан
И радистка его, Моцарелла.

Самый зоркий боец на берёзу залез,
Оглядел всё биноклем по кругу,
Чтоб найти пармезана, срубили весь лес.
В общем, взяли его и подругу.

Пытку тёркой, ножами без слов перенёс
(От природы сыры молчаливы),
Лишь в конце на последний ответил вопрос,
Улыбнувшись без страха брезгливо:

- Что спросили? Как я бы хотел умереть?
Не от рук тех, кто мозгом контужен.
Я хочу, чтоб могла бы меня натереть
Старушонка на нищенский ужин!

Передам, что хамон передать вам просил,
Чтобы вы там, в Кремле, рассказали:
Он мечтал, чтоб его волонтёр подносил
Всем бомжам на Казанском вокзале!

Возмутился чиновник: "Ты что! Боже мой!
Мы своих не меняем позиций!"
Он отрезал от сыра кусочек домой
И отдал его в руки убийцам.

- Жаль, что вашим от вас уже некуда бечь... -
Так сказал пармезан перед смертью,
И с улыбкой шагнул в разожжённую печь,
Не просивши пощады, поверьте.

Мы от голода, стужи, тюрьмы и сумы
По традиции не зарекались,
А вдали за рекой поднимались дымы -
На границе продукты сжигались.
Андрей Орлов

* * *
Крошка-сын к отцу пришел,
И спросила кроха:
- Разве это хорошо,
Что всегда нам плохо?

Про Родину
Вроде народом-то ведь не уроды мы,
Много в народе природных доброт,
Так почему же юродива Родина
И пародиен любой поворот?

Вечные мороки, чёрные вороны,
Наглухо вороты, враки, враги...
А по дорогам непоротой сворою
Бродят породистые дураки.

Бывшие идолы крашены в иродов,
Выросшим выродкам кайф у корыт...
Так и живём, как убогие сироты,
Смыслом навыворот, смехом навзрыд.
Юрий Викторов

* * *
Старый конь не портит боле
Ни кобыл, ни борозды.
Мирно бродит в чистом поле,
Всё коняке до п..зды!

* * *
Я не маленькая детка,
Я умею хорошо
Прыгать на пол с табуретки
И садиться на горшок.
Буквы знаю, я большая,
Куклам суп могу варить,
Только мне не разрешают
Слово "жопа" говорить.

Стало с бабушкою плохо,
Как сказала я при ней,
Назвала меня дурехой,
А сама-то не умней.
Меня дома наказали,
Говорят: "С таких-то лет!"
А родители сказали,
Что такого слова нет.

Я у зеркала вертелась
Может час, а может два,
Даже шея заболела,
Закружилась голова.
Вижу четко, вижу ясно,
Ну, какой же тут секрет,
Совершенно непонятно -
Жопа есть, а слова нет!

* * *
Стоят девчонки, стоят в сторонке
С сосульками вместо ушей...
Потому что мороз - минус сорок,
А без шапок им, бл..дь, красивей!

* * *
У нас пропадают из вазы конфеты,
Их папа не любит, у мамы диета,
К нам ночью приходит Конфетная Жрушка,
А все говорят, я сластена и врушка!
Никто мне не верит, хотят наказать,
А я им никак не могу доказать,
Что Жрушка приходит, крадется к буфету,
Находит в нем вазу, а в вазе - конфеты.
Съедает сама их, коварная Жрушка,
А фантики прячет ко мне под подушку!

* * *
Недавно врач мне запретил
Курить и водку выпивать.
Но я сто баксов заплатил,
И он мне разрешил опять.

* * *
Не раскачивай землю мне, водка,
Не бросай так коварно в кусты!
Я своею "модельной" походкой
Одолею еще три версты.
Пусть немного планета и кружит,
Продвигаюсь я все же вперед.
На фига навигатор нам нужен?
Ведь у русских есть автопилот!

Свадьба
Пьяный жених нёс ребяческий бред,
Ссыпав салаты в карманы костюма,
Водки зачем-то налил в винегрет
И размешал на тарелке у кума.

Кум с удовольствием кушанье съел,
Крякнул, икнул и под стол завалился.
Встать в этот день он уже не сумел,
Лишь под столом иногда матерился.

Позже к нему приползли и легли
Рядом сватья, тамада и невеста.
Спали, поскольку плясать не могли,
Из-за того, что там не было места.

Со стороны жениха полродни
Тоже неспешно туда подтянулись.
Чтоб про Саратовских улиц огни
Спеть. А обратно уже не вернулись.

Кто-то ворчал и храпел в неглиже,
Вяло закуску во сне доедая,
Кто-то подрался с соседом уже,
Свято старинный обряд соблюдая.

К ночи глубокой стол пуст был и чист,
А под столом было жарко и тесно.
Что-то пытался играть баянист.
Что - никому до сих пор неизвестно.

Вскоре всё стихло, и ночка гостей
Кутала нежно в свои одеяла.
Дружно в обнимку родня всех мастей
От кутежа под столом отдыхала.

Грустно сверчок напевал им в углу,
Месяц и звезды светили в окошко.
Что-то пытаясь найти, по столу
Тихо гуляла соседская кошка...

Утром проснулись часам к десяти.
Надо ж как здорово! Выспались знатно!
Начали резво подряд всё "мести",
В ока мгновенье свалившись обратно.

Так продолжалось дней двадцать подряд!
Белочка, жаль, большинство подкосила.
Видно, в народе не зря говорят:
Русская свадьба - великая сила!
Юрий Войнов

* * *
Остригся наголо, как глобус,
А по утрам свершаю тренинг -
Веду здоровый жизни образ...
Для нездорового - нет денег.

Антиода осени
Снова осень пришла,
Снова грязь по колено.
Вместо сочной травы
Лошадь жрать будет сено.

И опять по дороге
Застрянет карета...
И зачем восхвалять
Угасание лета?

Зябко, сыро кругом,
Листья ржавые стали.
И на женщин смотреть
Мужики перестали.

Собирают монатки
И не ждут белых мух
Птицы, громко ругаясь,
Кочуют на юг.

Кто не может лететь,
Может просто остаться.
По колено в грязи
Красотой любоваться.