мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Весёлые стишки - 45


Стишок о докторе Хренове
В Москве, с Охотным рядом рядом,
Один высокий чин сидел,
И как орёл, пытливым взглядом,
На карту Родины глядел.

На карте несть числа селеньям,
Кругом раскинулись поля,
Он потянулся с наслажденьем:
"Богата русская земля!"

"Народу что, киркой в забое
Он уголь гонит на-гора,
Тут дело самое простое,
Маши кайлом, кричи "Ура".

Чего народу возмущаться,
Живи как все, да не пеняй,
Паши себе за рубль двадцать,
Да, знай, лошадку погоняй.

А тут во чреве кабинетном
Трудиться очень нелегко,
Ну, да, понятно, отпуск летом,
А где за вредность молоко?

Вот целый день сидишь и пишешь,
А отдохнуть совсем никак..."
Сказал он в трубку: "Катя, слышишь,
Неси миноги и коньяк".

Вот под коньяк, да под миноги,
В мозгу забрезжил план таков,
Узнать, на месте ли дороги,
И не иссякло ль дураков.

"Так, в Ярославле мы бывали,
Для Костромы не пробил час,
Владивосток - совсем уж дали,
А вот Иваново, как раз."

И время попусту не тратя,
И медью в голосе звеня,
Он произнёс: "Свяжи-ка, Катя,
Ты с губернатором меня."

И приложил неспешно к уху
Чин телефонную трубу,
И по-московски буркнул глухо,
Топыря властную губу.

"Ну, как дела, чем область дышит,
Как урожаи зерновых,
И что газеты ваши пишут,
И как посевы яровых?"

На том конце, конечно, ждали
Того высокого звонка,
И про посевы рассказали,
И про надои молока.

Про то, как в области сердито,
Борьбу с коррупцией ведут,
Что стали брать не так открыто,
И что с опаскою дают.

И что зимой снега достали,
А летом тучи комаров.
И что раздали все медали,
За неименьем орденов.

"Бюджет, конечно, мы осилим,
Резервы скрытые найдём.
И если нужно что, усилим,
И если важно, поднажмем".

"Я сам на это скоро гляну,
И ежель что, не обессудь.
Готовь культурную программу,
И про охоту не забудь".

"Охоты нет, и это жалко,
Лось умотал, ушёл кабан.
Зато отменная рыбалка,
Клюют и окунь, и сазан".

Чин крякнул в трубку недовольно:
"Да, распоясалось зверьё.
Кабан ведёт себя крамольно,
И лось, зараза, гнёт своё."

Затем добавил лаконично:
"Ты что-то там не доглядел!
Приеду Сам, проверю Лично
Я состоянье ваших дел.

Готовь к осмотру Областную,
Врачи, медсёстры, что и как.
А ехать буду через Шую." -
И бросил трубку на рычаг.

Тут край весёленького ситца
Зашевелился сей же час,
Как в старой песне говорится:
"Вставай, вставай, рабочий класс".

К чему пустые разговоры,
Коль дел египетская тьма?
И красят в городе заборы
В цвета засохшего дерьма.

Дороги экстренно латают,
Так, абы как, поторопясь,
Рубли народные кидают,
Асфальтом чёрным точно в грязь.

А в Областной больнице бойко,
К приезду чина, как могли,
Отремонтировали койки,
И душ в порядок привели.

Чтоб не светились в коридорах
Кривой, безрукий и хромой,
В теченье дня, без лишних споров,
Больных отправили домой.

В стенах больничного буфета
Уже не пичкают едой,
В палатах койки как скелеты
Стоят унылой чередой.

Что бы принять во всём участье
Медперсонал прилёг на них,
Дабы являть на лицах счастье,
Изображаючи больных.

Медсёстрам выдали квиточки,
А там, о Чудо, посмотри,
Поверить если в эти строчки,
Зарплата больше раза в три.

В дома напротив зачастили
Агенты в кожаных плащах,
И населенью запретили
Казать по окнам морды в щах.

Назавтра, кажется к обеду,
Средь напряжённой тишины,
Раздались крики: "Едут, едут!" -
И сердце пригнуло в штаны.

Кортеж вкатил во двор больничный,
Охрана вылезла гурьбой,
А за охраной сам столичный
Чиновник с властною губой.

Ему навстречу на ширинке
Несут радушно хлеб да соль,
И так, как принято в глубинке,
Оркестр грохочет в си-бемоль.

Чин отщипнул от хлеба крошку,
В солонку с солью опустил,
Ступив на красную дорожку,
Прошёл в больницу без бахил.

"Ну, что, томограф отхватили?"
"Конечно, только он того..."
"Где покупали, что платили?"
"Немного, тысячу всего."

"Так, хорошо, пойдёмте дальше.
Что тараканы, достают?
И отвечайте мне без фальши!"
"Житья, собаки, не дают."

"А что больные, всё болеют?"
"Куда ж деваться от больных...
И всё никак не околеют -
Сплошные хлопоты от них."

"Вполне пристойная больница,
Помыты окна и полы,
Кругом улыбчивые лица.
Достойно всякой похвалы!

Ну, говорите, чем мы можем,
Помочь больнице областной?
Чем можем, тем же и поможем,
Тряхнём российскою мошной."

И губернатор отвечает:
"У нас достаточно всего,
Медсёстры много получают -
Наверно, больше моего.

А я, по доброте сердечной,
Поскольку очень их люблю,
За труд нелёгкий безупречный
Ещё по сотне отвалю."

"У Вас отличный губернатор,
Не жмот, как многие из них,
И музыкант, и реформатор,
Он друг здоровых и больных!"

Высокий чин уехал вскоре,
Больных вернули на места,
Жизнь потекла в своём миноре,
Как прежде скучна и пуста.

И средь других аборигенов,
Не тать, не кат и не смутьян,
Сидел угрюмый доктор Хренов,
Нелёгкой думой обуян...

Александр Кутрынин