мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Весёлые стишки - 37


* * *
У девственной бабы Эсфири,
На крайнем, седьмом этаже,
Жил черный котище Василий -
Давно не котенок уже.

Старушка всех больше на свете
Любила его, словно мать,
Однако, блюдя добродетель,
Кота не пускала гулять.

Василий покладист был нравом,
Но, все-таки, каждой весной
Истошно орал хриплым мявом,
Обуянный страстью дурной.

Бабулька за веник бралася,
Оставив свой вечный клубок,
Внушала настойчиво: "Вася,
Мяукай потише, милок!"

И, шлепнув по заду немножко,
Вещала, безумно скорбя:
"Неужто бродячие кошки
Настолько смущают тебя?

От них - лишь зараза да блохи,
Уйми свою грешную плоть.
Ах, Васенька, как это плохо!" -
Но кот - он и в Африке кот.

Лишь только старушка вздремнула,
Оставив клубок на полу,
Кот Васенька прыгнул со стула,
Нагадил на каждом углу,

И выпрыгнул прямо в окошко
(Пока не прогнали взашей).
Теперь он на крыше всем кошкам
Сонеты поет про мышей.

Мораль здесь немногого стоит -
Ведь знает любой драный кот,
Что тот, кто с природою спорит,
Получит лишь гадости. Вот...

* * *
Умом мужчину не понять.
Бессильна логика наука!
Ему отдашься - скажет бл..дь!
А не отдашься - скажет сука!

Речь колдуна после посещения соседнего племени
В соседнем лесу погостить был я рад;
Там люди унынья не знают -
Играют на флейтах, в там-тамы гремят
И песни весь день распевают.

Мужчины охотятся там за двоих,
А женщины - толще и краше.
И палки-копалки, замечу, у них
Длиннее и лучше, чем наши...

А мы деградируем день ото дня -
Уж носа не кажем из леса...
Теперь очевидно уже для меня -
Без песен не будет прогресса!

И племя без песен не станет другим -
Останется диким и нищим.
И племя чужое победный свой гимн
На нашем споет пепелище...

Настала пора оценить и понять
Всю важность сегодняшних ставок!
И как же, вы спросите, нам перенять
Соседнего племени навык?

За песни у них отвечает шаман.
Позвать его надобно в гости...
И сделать из кожи его барабан
И флейту - из бедренной кости.

Под песни тройной урожай сможем мы
Снимать со своих огородов,
И вступим, наверно, уже до зимы
В семью прогрессивных народов!
Шизель

* * *
Все воры и убийцы мира вместе
О совести талдычат и о чести:
Они, мол, им покоя не дают...
А отвернись - ограбят и убьют.

* * *
Чтобы правильно расти,
Надо маму завести.
Мама - очень зверь полезный,
Лучше прямо не найти!

Если ты захочешь кушать -
Стоит только заорать,
Прибегает мама тут же,
Будет сиську предлагать.

В сиськах просто и легко
Возникает молоко.
Стоит только присосаться -
Прямо в рот течет рекой!

Если ты поел немало,
Но еще не хочешь спать -
Чтобы мама не скучала,
Можно снова заорать.

Мама на руки возьмет,
Мама песенку споет,
Мама сказочку расскажет,
Спляшет, мячик принесет!

Если спать захочешь все же,
Лучше рядом с мамой лечь -
Пусть поспит немного тоже,
Маму надобно беречь.

К боку теплому прижмись,
Сладко - сладко потянись,
Перед сном, что мама рядом,
Непременно убедись.

Если ты глаза откроешь
И увидишь - мамы нет,
Ты, конечно, рев устроишь,
Разорешься на чем свет.

Прибежит она бегом,
Истекая молоком.
Мама - зверь домашний очень,
Не уходит далеко.

Хочешь быть счастливым самым,
Значит слушай мой совет:
Заводи скорее маму -
Лучше мамы зверя нет!

* * *
Беспечные подруги
Давно минувших дней
Уже не столь упруги,
Чтоб не сказать сильней.

А те, что им на смену
Успели подрасти,
Такую ломят цену,
Что, господи, прости...

* * *
Вот прихожу уставшая с работы,
Ложусь в свою любимую кровать,
И перед сном так хочется чего-то,
Так почему бы мне не помечтать?!
Вот был бы муж, такой родной, любимый,
Лежал бы тут он и дышал в плечо,
И ласково ножищами босыми
Толкался б, сунув руку под бочок.
Да, был бы муж, сейчас храпел бы рядом,
Носки б свои по дому разбросал,
На кухне учинил бы беспорядок,
А, может быть, устроил мне скандал.
Кричал бы, что готовлю я хреново,
И пива не купила на обед,
Что я лентяйка, стерва и корова,
И что меня глупей, скотины нет!
Орали б перепуганные дети,
И всем уже бы было не до сна...
Расстроили меня мечтанья эти,
И я спокойно дальше сплю одна.

* * *
Не одобряя феминистских клизм
И прочих "измов", нудных до маразма,
Я проповедую здоровый эгоизм:
Муж - для семьи. Мужчина - для оргазма.

* * *
Снова в ссоре мы с женой,
Уж в который раз.
Вот сегодня - выходной,
Но скандал у нас.

Недовольна всем она.
Я - блудливый кот.
Денег нет - моя вина.
Требует развод.

В десять я пришел вчера.
Обещал быть в семь.
Жизнь лишь для меня - игра.
Обнаглел совсем.

Чем я ей не подошел?
Не могу понять.
Что ни сделаю - козел.
"Ох!" - кричит опять.

Прицепилась, как репей.
Я - тупой осел.
Дом и дети - все на ней.
Пашет, словно вол.

На рыбалку мне нельзя.
Пиво - это яд.
Пьяницы - мои друзья.
Я - ползучий гад.

Не осталось больше сил.
Жить желанья нет.
Дай, пойди и принеси -
Целых десять лет.

Я устал, пойду пройдусь.
Может злость пройдет.
Прогуляюсь и вернусь,
Если пустят. Вот...

* * *
Мужчина в ЗАГСе понимал подспудно
(И выглядел немного виноватым),
Что пожениться, в общем-то, не трудно,
Но трудно будет быть потом женатым.

* * *
Я тебе не нужен стоя,
Я тебе не нужен лежа,
И в другом каком-то виде
Я тебе не нужен тоже.

Летом и с большим букетом,
Без букета и не летом,
Все мои к тебе порывы
Остаются без ответа.

Как просроченное пиво,
Как батон, упавший в лужу,
Совершенно, несомненно,
Абсолютно я не нужен!

Так чего же я разнылся
Тут при всем честном народе?
Я тебе не пригодился.
Это значит - я свободен!

Она всегда была немного кошкой
Она всегда была немного кошкой,
Она любила спать и молоко,
И под перчаткой каждая ладошка
Скрывала пять изящных коготков.

Когда в больших глазах ее блестящих
Луна свой отражала свет слегка,
Она казалась кошкой настоящей,
Готовой для внезапного прыжка.

Она спала калачиком под пледом,
А иногда и вовсе не спала,
Но каждый день назло дождям и бедам
Была непринужденно весела.

Не каждый мог ее погладить шерстку,
Иной, кто часом мимо проходил,
Трепал за ушко, но мечтала кошка,
Чтоб кто-то добрый кошку приручил.

Пушистый снег ей волшебством казался,
А шоколад - лекарством от разлук,
К рассвету нежный сон ее касался,
Во сне ей снилась пара теплых рук.

Она от скуки затевала игры,
Но вскоре уставала и от игр -
Так часто под шикарной шкурой тигра
Скрывался кот облезлый, а не тигр.

Мерцает светом лунная дорожка,
Чуть слышен звук шагов ее в ночи...
Однажды навсегда уходит кошка,
Которую не смог ты приручить.
Марина Шершнёва