мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Современные сказки - 9


Сказка про Золушку
Золушка меланхолично мела аллею перед домом. Мачеха с дочерьми уже отплясывала на балу. Фея-крестная запаздывала.
Вдруг в ворота заскочила свинья и, дико визжа, стала носиться по клумбам. Золушка заверещала еще громче. Розы и маргаритки были безжалостно растоптаны...
Вслед за свиньей во двор влетел мужчина.
"А он симпатичный!" - отметила Золушка, не переставая орать.
- Извините! Я сейчас... Все поправлю... Бестолковая животная! - бормотал мужчина, естественно, ослепленный красотой Золушки.
- О-о! Ну, что вы! Ничего страшного! Подумаешь, свинка! - заулыбалась и закокетничала Золушка.
Общими усилиями животное было поймано и обезврежено.
- А что вы делаете сегодня вечером? - стеснительно поинтересовался мужчина.
- Ой, перебираю крупу и чищу серебряную посуду.
- Да вы такая работящая! Ночь на дворе, а вы вся в делах - аки пчелка! - восхищался мужчина.
- Ах! - мило потупила глазки Золушка...
В общем, они полюбили друг друга и поженились.
Золушка с мужем выращивают замечательных свиней. У них самая образцовая ферма в округе и куча ребятишек.
Принц - наркоман и извращенец - так и не женился.
Вот так все хорошо получилось.
А все почему? Потому что у Феи-крестной склероз. И маразм.
А если бы она вовремя вспомнила об своих обязанностях крестной и успела отправить Золушку на бал - ещё неизвестно, как бы все обернулось...

Поединок
Рыцарь с тоской смотрел на дракона. Всего пять минут назад он мечтал о том, как сокрушит великого змея и добудет себе славу в кровавой схватке, а теперь сожалел о том, что рыцарские правила не позволяют отменить вызов. Дракон был некрупный, поджарый и немолодой. Насколько можно было разглядеть, в его пасти не было ни одного зуба, который можно было бы оправить в серебро и носить на поясе вместо кинжала. Когти тоже оставляли желать лучшего. Шкура, вовсе не покрытая бриллиантовыми доспехами, провисала на брюхе и между лапами и вообще показалась рыцарю какой-то штопаной, что ли. Повесить такое над камином в пиршественном зале - хм... разве что на посмешище друзьям и соседям. Рыцарь вздохнул и сказал сварливо:
- Ну что, начнём, пожалуй?
Дракон изучал рыцаря, из последних сил сдерживая зевоту. "Лядащий-то какой! - думал дракон. - И коняга скоро откинет копыта, похоже: ишь, бедолага, бледная, как смерть. И туда же норовит - копытом землю роет. Прикончить её первую, что ли, чтоб не мучилась? Кой чёрт придумал эти дурацкие правила! Ещё часа два можно было спать спокойно и мне, и ему".
Дракон разинул пасть и выпустил пару колечек дыма. Потом подумал и дыхнул нежно огнём в сторону рыцаря. Конь попятился назад и сел на круп.
- Эй, ты! - прогрохотал дракон, - Отпусти лошадь-то, пусть попасётся в лесочке. Тут волков нет, не боись, цела останется.
Рыцарь презрительно смотрел на потуги старого ящера: пытается запугать его еле заметным огнём и поносными словами - не на того напал! Он спешился, отвёл верного коня в сторону леса, убедился, что тот выбрал правильное направление, и вернулся на поле брани. Блики восходящего солнца играли на клинке и доспехах, когда отважный воин ринулся навстречу врагу.
Дракона ослепили солнечные зайчики, и он пропустил первый удар. "Небось каждый вечер зубным порошком шишак чистит", - решил он и лёгким мановением хвоста выбил меч из рук рыцаря. Тот схватился за копьё и попытался вонзить его дракону в шею. Дракон уклонился, отпрыгнул назад, припал к земле и издал не самый свой громкий рёв.
Рыцарь встретил рассерженный вой раненого змея с усмешкой. Кисть правой руки болела, бедро, по которому вскользь пришёлся удар зубчатого хвоста, кровоточило, но, в общем, он был в порядке. Отступление врага дало ему время подобрать меч и собраться с духом. Он снова подступил к дракону, стараясь дышать ровно, и вдруг, неожиданно для самого себя, сказал:
- Ну что, перекур?
- Перекур, - согласился ящер.
Через две минуты оба сидели на травке и обсуждали невесёлые дела в королевстве.
- Слушай, а как ты думаешь, налог на сено отменят? - спрашивал с надеждой рыцарь. - Ну ведь не может же сено стоить дороже мяса! А то я каждый день выбирать вынужден: себя кормить или коня.
- Отменят налог на сено, введут налог на дороги. Или на окна. Или на рыцарские поединки. Король, он тоже человек, ему тоже надо жить на что-то, - отвечал дракон, который ни разу в жизни не заплатил ни одного налога, а, совсем наоборот, только и делал, что собирал дань с окрестных крестьян. Поэтому в душе он был на стороне короля, а не его подданных. В конце концов, не нравится - езжай в соседнее королевство, может там жизнь слаще будет. Дракон чувствовал, что собеседник начинает его раздражать. Как-то не благородно соперникам рассуждать о налогах. Уж лучше б бранился, что ли...
Через два часа битва была закончена. В конец измотанный, потерявший несколько зубов и шлем, рыцарь, поддерживая онемевшую правую руку, уехал прочь ни с чем. Дракон, зевая во всю пасть, рассказывал принцессе за завтраком подробности поединка. Принцесса отчаянно скучала.
- Каждый раз одно и то же. Прибил бы хоть одного, что ли... Зачем ты их отпускаешь?
- Привычка, - вздохнул дракон, - вот поджарил бы я его, а что потом? Ведь не есть же его, в самом деле!
- Ну, посмотри ты на себя! Весь в грязи перепачкался, два ногтя на задней лапе сломал, хвост обтрепал и шкуру попортил!
Дракон оглядел себя со всех сторон и смущённо кивнул.
- Эх! - сказала принцесса, которая была вовсе и не принцесса, а дочь молочника (ну да никто пока с дракона её родословную не требовал). - Снимай шкуру, заштопаю...

Сказка о Вороне и Лисице
Вороне где-то Бог послал кусочек сыра.
Экспроприировав продукт, Ворона задумчиво изучила окрестности. И, не увидев ели, взгромоздилась на клен. Она то одним, то другим глазом разглядывала добычу, почему-то сомневаясь в её съедобности.
Лиса, пробегавшая мимо, учуяла запах божественного послания. И неторопливо направилась к источнику аромата.
- Привет, Ворона! - вежливо поздоровалась Лиса.
- И-э, и-а, - отозвалась птица.
"Да, - подумала Лиса, - придется разводить классически. По Крылову". (Все лисята в детстве учат басню Крылова наизусть. Как пособие по умению обмануть ближнего. И дальнего.)
- Ты так хорошо выглядишь! - вертя хвостом, умилилась плутовка.
- А-и-о! - попыталась улыбнуться Ворона.
- Может, споешь? - безнадежно предложила Лиса. (Дело в том, что все воронята тоже обязательно учат басню "Ворона и Лисица". Чтобы избежать развода и не выставить себя лохом.)
- Е-а! - промычала Ворона. Потом сунула сыр под лапку и, крепко вцепившись в него коготками, продолжила. - Иди уже мимо, болезная! Я по пятницам не подаю!
- Хоть кусочек, а? Угостить, типа? - Рыжая печально вздохнула, изображая страшную заинтересованность в сыре.
Ворона подумала. И кинула сыр с дерева.
- Ешь! - каркнула она во все воронье горло. - Мне он что-то не нравится. Сдается мне, делали его без соблюдения санитарных норм. И у производителя слишком много ароматизаторов, идентичных натуральным.
- Да ты что?! - Лиса шарахнулась от сыра. - Я ж только следуя традициям... А вообще - я на диете. После шести не ем! Так что - спасибо, но не надо мне твоего антисанитарного сыра. Тебе его назад закинуть?
- Да пусть валяется... Может, мышата сожрут. Лето не слишком сытое нынче, - уже взлетая, ответила Ворона.
Но сыр так и валяется под кленом. До сих пор. Никто его так и не съел. Даже волк в лютую зиму...
Вот такая грустная сказка про нынешние продукты питания.

Сказка о льве-вегетарианце
Тигр подошел ко льву и откашлялся:
- Слушай, Лев, что за слухи по лесу ходят, будто ты в вегетарианцы подался? Юмор, что ли?
Лев сплюнул зеленую жвачку травы:
- Сам ты юмор... Отныне употребляю в пищу исключительно травы и плоды растений.
Тигр присел:
- А как же без мяса, Лев?! Всю жизнь, и деды, и прадеды... И вдруг - трава? Предки в земле перевернутся!
- Не скажи! - Лев ухватил губами пучок травы и захрумкал. - В траве полно витаминов. Тьфу! А в мясе... В мясе их мало. В мясе что? Кровища, жирок, печеночка, косточки... Тяжелая пища - мясо. Может, оттого и жрали всех без разбора, что витаминов в мозгу не хватало. Овощи, фрукты - вот чем надо питаться! Угощайся. Это банан...
Тигра стошнило.
- Лев, но как же без мяса?! Нет, овощи, как гарнир, я понимаю - всегда можно выплюнуть, но вчистую!
- Ох, ты не прав. Скоро помирать, на том свете предстанешь перед Богом, скажешь: "Я хищник, всю жизнь ближних своих драл, кушал". Боженька скривится, ручкой вправо сделает: "Прошу в ад!". И в котел - бултых. Понял? А меня спросит: "Ты кто такой?" - "Вегетарианец!" - "Вам налево. В рай". И вот там, в раю, ангелом, будешь жрать всех подряд... Надо о загробной жизни подумать! Грехи пора замаливать.
- Чем их замаливать? Травой, что ли?
- А почему нет? И грехи отпустят. Я прикинул. Примерно тонна травы замаливает одну антилопу. Вот такое покаяние. Лично мне осталось сорок пять тонн. Сколько можно жрать друг друга?! Сегодня наиболее передовые хищники становятся травоядными! Ты послушай, что вокруг говорят: "До чего эти хищники довели джунгли! Сколько зверья невинного погрызли!"
- Как невинного?! - вскочил Тигр. - Чем невинного, если жрать хочется?!
- Погоди ты! - перебил Лев. - Зачем нам эти разговоры? Никто не здоровается. Стороной норовят... Видал, зайцы по лесу с транспарантами носятся, пищат: "Мы такие же звери, как и хищники! Все виды и подвиды равны!" Чувствуешь, куда гнут?
- Да я эти подвиды... - Тигр лязгнул зубами.
- Ты не прав, - Лев покачал головой и зашептал на ухо. - Слушай меня. Переходи в вегетарианцы. Не пожалеешь! Нас уже много. Есть такая партия - вегетарианская. Вегетарианец - и нет вопросов. Ты экологически чист!
- Лев, а чего у тебя губы красные, если трава зеленая?
- Осокой порезался, - облизнувшись, сказал Лев. - Осока острая, колючки разные. А губы нежные, понял? - Лев в упор посмотрел на Тигра.
- А это что? - Тигр лапой выкатил из кустов кость. - Задняя... Левая... Зебра! Молодая двухлетка! Угадал?
- Видишь ли, дело в том, что, когда ешь траву, в ней что только не попадается: кузнечик, кролик, жираф. Трава тут густая. Может, кого и заденешь нечаянно. Нечаянно! А это другой разговор. Понял, что такое вегетарианство?
- Дошло! - Тигр хватанул травы и спросил с набитым ртом: - Ну? Теперь я такой же вегетарианец, как ты?
- Только жуй тщательнее, мало ли что в траве попадется, - Лев посмотрел Тигру прямо в глаза. - И запомни: никогда не делай нарочно того, что можно сделать нечаянно!

Про Рыцаря
Был чудесный весенний вечер. По дороге, круто поднимающейся в гору, медленно ехал Рыцарь, гремя доспехами. И мысли у него были печальные - он перебирал в уме рыцарскую программу-минимум, и она совсем не радовала нашего героя.
"Убить дракона, победить колдуна и спасти принцессу - вот долг любого Рыцаря! Мы рождены для борьбы со злом, для справедливой войны!" - приблизительно такие речи слышал наш герой все детство и юность. Правда, это были скорее не речи, а крики, и преимущественно за огромным столом, где целеустремленно пьянствовала дружина во главе с отцом героя. В промежутках между набегами на соседние селения. А что? Жить-то надо...
А Рыцарю совсем не хотелось убивать драконов и спасать принцесс. А тем более - постоянно воевать с соседями. Он даже умел немного читать и писать - нонсенс по меркам его воинственного окружения.
"Драконы - мудрые, и за последние пятьсот лет они ни разу не нападали на людей, - думал юноша, - а спасешь принцессу - придётся на ней жениться. А кто знает, что это за девушка, которую куда-то заточили? Может, у неё такой вздорный характер, что с ней и общаться-то невозможно! И почему я должен брать в жены незнакомку, да ещё и спасать её перед этим?"
В общем и целом, настроение у нашего героя было так себе. Невесёлое. Грустное, можно сказать. И вдруг...
За поворотом Рыцарь увидел большой каменный мост, нависающий над юной речкой. В горах реки - всегда юные, прыгучие и непоседливые. Это на равнинах они взрослеют и уже никуда не торопятся. На берегах речки росли могучие дубы, а фоном для них были самые замечательные горы, которые только можно себе представить. Короче, это была сплошная мечта нашего борца с драконами.
- Извините, - услышал Рыцарь смущённый голосок, - Мне, конечно, не хочется вас отвлекать, но я должен потребовать с вас плату за проезд по моему мосту...
Рыцарь обернулся так резко, что чуть не загремел с коня - причём, если бы он упал, он бы гремел в прямом смысле, так как железяк на нем было надето много.
Из-под моста к нему навстречу поднималось чудное видение. "Черт! Где я видел такую красоту? В замке у дядюшки Карла - точно! Он спёр её в последнем походе в каком-то городе. И у неё есть имя - как-то венерически... Да нет, просто - Венера! Она ещё без рук... А эта - с руками..." - промелькнуло в голове героя.
- Вы кто? - спросил Рыцарь, стараясь, что бы его голос звучал как можно мужественнее. - Как зовут вас, прекрасная Дама?
- Я - тролль... Точнее, троллиха... - застенчиво пробормотала ожившая Венера.
Они долго-долго глядели друг другу в глаза. И оба сразу поняли, что Рыцарь уже никуда не поедет...
С тех пор Рыцарь с троллихой живут под мостом. Взимают плату с проезжих, не лютуют. Если денег нет - берут рассказами о дальних странах, сказками. Только добрыми, где не убивают драконов. Потому что Рыцарь подружился с одним из них - стареньким драконом Фолиантовичем. Дракон приползает к ним по вечерам (летать уже тяжело, да и страшно - ведь драконов куда меньше, чем охотников на них). Они пьют чай с вареньем, разговаривают - дружат, в общем. Рыцарь записывает истории, надеясь, что они кому-нибудь пригодятся. Хотя его старший сын уже носится целыми днями с мечом по окрестностям, вопя: "Убить дракона, победить колдуна и спасти принцессу - вот долг каждого Рыцаря! Папа, я вырасту и победю всех - привсех! Кроме Фолиантыча - он хороший!"
Родственники Рыцаря сокрушённо вздыхают, когда о нем заходит речь, - ну, неудачник, ну, не уродился... А Рыцарь счастлив. Потому что живет так, как ему хочется. Не воюя. Мирно. Может, если бы было побольше таких рыцарей, и войн бы не стало?
Ах, да! Надо же убивать драконов и спасать принцесс...