мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Современные сказки - 8


Про принцессу и лягушку
В Тридевятом царстве, в тридесятом государстве жила-была прекрасная, независимая, самостоятельная и умная Принцесса. Вот однажды сидела она на берегу живописного пруда в зеленой долине близ своего замка, размышляла о смысле жизни и вдруг увидала лягушку. Лягушка прыгнула ей на колени и сказала:
- Милая, добрая девушка. Когда-то я был прекрасным принцем, но злая колдунья заколдовала меня, превратив в лягушку. Если ты меня поцелуешь, я снова превращусь в принца, и тогда, моя прелесть, я поселюсь в твоем замке, а ты будешь готовить мне еду, чистить моего коня, стирать мою одежду, растить моих детей и радоваться, что я взял тебя в жены...
Тем же вечером, легко поужинав лягушачьими ножками с приправами и бокалом белого вина, Принцесса тихонько хмыкнула и подумала: "Ага, ща-а-аз"...

Ёжик и Заяц
Уже несколько дней ёжик приходил к ручью и с тоской смотрел на противоположный берег. На том берегу было поле со спелой, хрустящей морковью. Последнюю неделю ветер приносил одуряющий морковный запах прямо ёжику в норку, сводя его с ума. Он брел сюда, как загипнотизированный, а подойдя к берегу, стоял часами, нюхал, смотрел и пускал густые слюни.
Ёжик все проклинал. И себя, за то, что не может перепрыгнуть или переплыть этот маленький ручей. И деревья, за то, что они стояли крепко, не желая повалиться и стать мостами. И воду, которая никак не убывала, а все текла и текла. И ещё много чего. Но больше всего он проклинал зайца.
Каждый день повторялось одно и то же. Заяц прибегал из леса, пружинисто отталкиваясь своими большими задними лапами, останавливался у берега и говорил ёжику: "Привет, ёжик, тоже за морковкой пришёл? Что стоишь, ручей мешает? А ты делай как я!" И одним мощным прыжком перемахивал через ручей.
Ну, что было ответить на это? Ёжик слабо лепетал что-то вроде: "Я просто так стою, морковь я никогда не любил". И уходил, давясь слезами обиды.
Он спешил уйти, чтобы не получилось как в первый раз, когда он продолжал стоять и дождался-таки возвращения зайца, довольного и сияющего. Заяц был настолько добр, что показал ёжику ещё несколько раз, как нужно перепрыгивать ручей. Перед каждым махом он задорно восклицал: "Делай как я!". Убегая в лес, заяц прокричал, на прощание: "Ты сможешь, нужно только поверить в себя!"
Это было так унизительно! Ещё никогда ёжик не чувствовал себя таким уничтоженным. И кем? Ушастым тупицей, который даже имени своего не помнил. Эти зайцы плодились и погибали в зубах у хищников, поколение за поколением. Он уже многих из них пережил и, вообще, потерял им счёт. Конечно, вся жизнь у них - жрать и прыгать, пока тебя самого не сожрут, зачем им нужны имена? Ёжик считал зайцев быдлом.
Но этот был даже хуже, из породы позитивного быдла. Ёжика больше всего раздражали именно такие. Жизнь к таким добра, и они отвечают ей радостью, жизни нравится их радость, и она отвечает им ещё большей добротой, и так далее, пока эти зайцы не подыхали со счастливой улыбкой на морде.
Ёжик медленно шёл домой, когда его нагнал заяц, как всегда, с набитым брюхом, пахнущий морковью. И едва заяц открыл рот, чтобы сказать ёжику что-то бодрящее, как произошло непредвиденное. Из куста выскочила лиса и бросилась на зайца. В другой момент заяц легко увернулся бы и дал деру, но набитое брюхо его подвело. Лисе удалось схватить его за лапу и сильно поранить. Даже вырвавшись, заяц уже не мог бежать, и было видно, что его судьба решена.
Ёжик наблюдал эту сцену молча. Лиса подходила к зайцу, и ёжик вдруг понял, что должен действовать, что другой возможности не будет. "Сейчас или никогда!" - прошептал ёжик.
Собрав все своё мужество, он крикнул, что есть сил: "Заяц!!!" Даже перед лицом гибели, заяц не мог не услышать такой отчаянный зов, и посмотрел в сторону ёжика. Встретив его взгляд, ёжик прокричал: "Делай как я!" И свернулся в клубок.

Как в сказке
- Что-то дрянь какая-то, - сказал Упырь, отставляя стакан. - Тебе не кажется?
Оборотень взял стакан и принюхался. Потом отпил маленький глоток.
- Жидковата.
- И привкус, привкус?
- М-м?
- Совсем никакая, - вздохнул Упырь. - Вылей в раковину.
Ивашка дернулся и протестующее замычал.
- Ну, чего тебе? - обернулся к нему Упырь. - Обратно тебе ее залить, что ли?
Оборотень выбрался из мягкого кресла, вылил кровь в раковину в углу, открыл кран и ополоснул стакан. Потом подошел к Ивашке, развязал платок у него на затылке и вынул кляп изо рта.
- Ну, ты чего? - мягко, почти шепотом спросил он.
- Сволочи! - отреагировал Ивашка, брызгая слюной. - Мало того, что всю кровь вытянули...
Он снова дернулся, пытаясь высвободить связанные за спиной руки, но у него ничего не вышло - только едва не свалился с табуретки.
- Ну, уж и всю... Да и разве ж это кровь? - удивился Оборотень. - Пакость, а не кровь.
- Во-во, - поддержал его Упырь, вставая. - Пить невозможно. Вот помню, раньше была кровь у вашего брата - любо-дорого...
- Ну и валили бы отсюда, - огрызнулся Ивашка. - Валили бы к чертям из страны!
- А ты нас не гони, - неожиданно оскалился Оборотень. - Ты чего, самый главный тут, что ли? Развелось вас...
Упырь положил ему руку на плечо.
- Не нервничай, братан. Ну, разволновался хавчик. Не ругаться же с ним.
- Кровопийцы, сволочи! - не унимался Ивашка. - Зажрались! Вот погодите, придет времечко...
- Вот как придет, - рассудительно ответил ему Упырь, наклоняясь к самому Ивашкиному лицу, - так и свалим. Насовсем. Доволен?
Ивашка смотрел на него прищурившись, злобно сопя носом.
- Видимо, доволен, - заключил Упырь. - Ты ему вставь кляп обратно, братан. А то он чего-то развыступался.
Оборотень поднял кляп с пола и снова затолкал Ивашке в рот, невзирая на протесты и брань. Обвязал голову Ивашки платком, постаравшись затянуть узел на затылке как можно туже. Потом тяжелой лапой съездил по уху.
- Чтоб не вякал, - пояснил он.
Упырь уселся обратно в мягкое кресло и достал из шкатулки сигару. Оборотень вынул зажигалку и поднес огонек. Упырь закурил.
- Козлы, - буркнул Оборотень. - Время ему придет. Недовольны еще...
- Да ты не кипятись, - ответил Упырь, затягиваясь. - Ничего не придет. Кровь не та, братан. Жидковата. Это раньше они могли, с факелами, с вилами... А теперь...
Он махнул сигарой в сторону Ивашки, и пепел, сорвавшись с ее кончика, упал на дорогой персидский ковер.
- Только и могут, что возмущаться, - закончил Упырь мысль.
- А если... Это?.. - немного нервно спросил Оборотень. - Их же все-таки больше.
- Больше... Меньше... - Упырь усмехнулся. - Пока кровь не закипит, нам бояться нечего.
Он опять повернулся к Ивашке.
- Ну, чего? - спросил он. - Хотели жить как в сказке?
Ивашка дернул плечами и посмотрел на Упыря исподлобья.
- То-то же, - сказал Упырь. - А как вы хотели, чтоб сказка, да без нас?
И оба - и Упырь, и Оборотень - расхохотались.

Заколдованная Принцесса
- Принцесса! Прин-цес-са! - заорали под окнами. - Прекрасная принцесса здесь живет?
Она раздраженно вздохнула и высунулась из окна:
- Чего тебе?!
Внизу стоял принц. Обыкновенный прекрасный принц, конь в комплекте.
Принц задрал голову:
- Принцесса, говорю, здесь живет?
Она поморщилась и заорала в ответ:
- Нет ее! Гуляет во полях, да во лесах, цветы собирает. Завтра приходи!
Принц внимательно посмотрел наверх, потом вытащил кусок пергамента и сравнил рисунок с белобрысой головой, которая сейчас торчала из окна:
- Я тебя узнал! Ты же принцесса, зачем обманываешь?!
Принцесса сняла платок, устало потерла лоб:
- Не уйдешь, значит?
Принц упрямо мотнул головой:
- Я жениться приехал! Открывай!
- Ну, раз жениться - то поднимайся. Щеколду чуть на себя потяни, и только потом вверх - заедает она. - объяснила принцесса и скрылась в окне.
Принц спешился, аккуратно привязал коня, несколько мгновений поборолся с непокорной щеколдой - и в конце концов оказался в светлой, просторной комнате.
У окна сидела принцесса и что-то мастерила из полена.
Как только принц появился, девушка подняла на него глаза и задумчиво спросила:
- У тебя стамески нет?
Принц немного опешил, потому что у него были с собой каменья драгоценные, ткани бархатные и нити жемчужные. А стамески не было.
- Ну, нет, так нет. - кивнула принцесса. - Жениться, значит?
Принц откашлялся:
- Прекрасная принцесса, вести о вашей красоте и доброте дошли до нашего королевства. И решил я, что вы должны быть моей женой!
- Прекрасный принц, я тебя вижу первый раз в жизни и вести о тебе никак не дошли до моего королевства! - съязвила принцесса. - Я не могу сейчас замуж. У меня скоро сплав по высокогорной реке - мне надо готовиться! И поход на байдарках! И, вот - конкурс резьбы по дереву еще, а стамеску папенька с собой увез...
Принц совсем растерялся. Он представлял себе все это несколько иначе. Совсем по-другому, если быть откровенным. В его мечтах, прекрасная принцесса бросалась к нему в объятья и, сияя улыбкой, благодарила его за каменья, ткани и нити, которые он привез ей в подарок. А вовсе не требовала стамеску. И уж точно не перечисляла какие-то дикие способы времяпрепровождения.
Принц был в ужасе и думал, как теперь объяснить отцу, почему он вернулся без невесты. Ну, не говорить же правду, в самом деле!
Принцесса смотрела на все эти мытарства и думала, что ей опять попадет от папеньки. Потому что папенька каждый раз ругался и сетовал, что ей надо было родиться мальчиком, а то и вовсе в какой-нибудь другой королевской семье.
- Может быть, скажем, что я влюблена в кого-то другого? - неуверенно предложила она.
Принц пожал плечами:
- Глупости какие! Влюблена, скажи пожалуйста. Нет, когда дело касается политики двух королевств - тут не до любви! Да и батюшка не поверит. В меня все всегда влюбляются с первого взгляда, понимаешь?
Принцесса окинула его внимательным взглядом и кивнула:
- Ну да, ты симпатичный. Но у меня сплав! И байдарки!
- И резьба по дереву! - развеселился принц. - Ты драконов, случайно, не укрощаешь в свободное время?
Принцесса радостно подпрыгнула и хлопнула в ладоши:
- Ну точно, ты умница! - воскликнула она. Принц непонимающе улыбнулся. - Скажешь, что меня похитил дракон! Трехглавый! И что освободившему меня принцу - пол королевства и несметные сокровища. С драконом я договорюсь - он мне в карты проиграл и за ним долг. У него пересижу пока, а там уж и зима настанет, дорогу к нам заметет, можно будет до лета не волноваться.
Принц закивал, думая о том, что с такими вестями домой воротиться не стыдно. Перепрыгивая через ступеньки, спустился во двор, вскочил на коня и обернулся.
Принцесса махала ему из окна рукой.
- И скажи, что на дракона лучше со стамеской ходить! - прокричала принцесса, сложив руки рупором.
Принц махнул на прощанье рукой и поскакал прочь.
Принцесса села у окна, спрятала под стол полено и подперла подбородок рукой:
- Все принцы одинаковые! Хоть один бы кулаком по столу стукнул, сказал бы: "Никаких больше байдарок, ты принцесса или кто?!". Нет же, все верят, уезжают, а я сиди тут, вырезай по дереву... Чертова колдунья, чтоб ей провалиться сквозь землю! Всего-то раз к ней в брюках вышла, а в результате: "Прокляну - прокляну, будешь всю жизнь сидеть и ждать, пока настоящий мужик приедет! А до этого - сиди с поленом". И хоть бы стамеску оставила!

Случай
Жил был Случай. Все к нему относились несерьезно очень. Чего, мол? Это же просто случай. И даже когда рассказывали:
- И этот КАМАЗ со все дури врезается в поезд, а поезд - кувырк в кювет, а тут авиация ковровой бомбардировкой - шарах! Фотомодели голые носятся, кричат, спецназ гогочет, ОМОН проверяет документы у комбайнеров... Ваще цирк! Во такой вот простой, курьезный случай приключился.
В такие моменты Случаю хотелось закричать:
- Врешь все, подлец! Не КАМАЗ в поезд, а велик в бордюр! Из авиации там был только камень, что швырнул пацан-велосипедист в жигуленок, за то, что вынудил его в бордюр съехать! Голым там никто не бегал, кроме водилы жигуленка топлес, который носился за пацаном, пока папа пацана, бывший милиционер, не набил морду водителю. Вот такой вот я был тогда! И не простой совсем, понял? Потому что, благодаря мне, водитель жигуленка и папа пацана теперь неразлучные друзья, дружат семьями уже 15 лет, вместе отдыхают, и пацан-велосипедист, которому уже 20, любит дочку водителя жигуленка. А та отвечает ему взаимностью, и свадьба их - решенное дело...
А по вечерам Случай сидел и рассказывал:
- Она уронила какую-то бумажку и не заметила. А он подобрал и два квартала пытался ее догнать. Оказалось, что они потеряли друг друга много лет назад и тщетно искали друг друга. А я взял и помог им.
И дети смеялись.
- Да ладно! Они и без тебя могли друг друга найти. Ты просто счастливый Случай. Чего ты из себя Бога-то строишь?
- Глупые вы. - хмыкал Случай - Все ж от меня зависит. Все, благодаря мне.
- Да пошел ты. - обиделся один из мальчиков - Так уж и все. То, что я сижу тут и бредни твои слушаю - тоже благодаря тебе?
- А кому? Ты встретил случайно Сеньку, которому сегодня случайно не нужно было на тренировку, потому что тренер его вчера случайно подвернул ногу. Абсолютно случайно Сенька назвал тебя по имени, а не обидной кличкой "Рубильник", намекающей на размер твоего носа, и поэтому ты не обиделся, вы не подрались, а разговорились, и он пригласил тебя послушать старика Случая.
- А я? - баском спросил Сенька - Я же специально к тебе шел?
- Дурак! - снисходительно сказал Случай - Куда бы ты шел, если бы твои родители на застряли в лифте 13 лет назад?

Вещи, Дела и Деньги
Когда-то давно люди делали Вещи. Некоторые из них посвящали этому жизнь, это становилось их Делом, и они зарабатывали этим Деньги. Но на первом месте были Вещи - люди гордились своими Вещами, старались делать их лучше, и рассказывали друг другу: "Смотри, какую Вещь я сделал!". Люди чувствовали себя Творцами, создавая что-то из ничего, и видели, что выходит хорошо. И Вещи тогда были красивыми, крепкими, удобными, и служили долго. Некоторые и посейчас служат.
Потом люди стали делать Дела. Вещи отошли на второй план, главным стало Дело. В рамках Дела можно было делать хорошие Вещи, так-себе-вещи, или даже совсем не-вещи, лишь бы Дело росло и процветало. И самые огромные, матёрые, мощные Дела выросли именно в ту пору. Люди уже чувствовали себя не столько Творцами, сколько Управляющими Делом, но это было их Дело, и они им гордились. Вещи в эту пору стали уже не так хороши - они стали придатками к Делам, все ещё качественными, но одинаковыми и скучными.
А потом люди стали делать Деньги. Дело отошло на второй план, а Вещи в суете и вовсе забылись. Ведь для того, чтобы делать Деньги, Вещи совершенно не нужны - деньги делают из денег. Гордые и важные Дела превратились в скучные механизмы делания Денег из денег через деньги, и стало уже неважно, кто создал это Дело, зачем и с какой целью. Деньги сами себе цель, средство и результат, и делать их легче, чем Дело, не говоря уже о Вещах.
Поэтому постепенно в мире становилось все меньше Вещей и все больше пластикового одноразового говна, ни годного ни на что, кроме того, как быть выброшенным в помойку. Вскоре в мире стало очень-очень много помоек, очень-очень мало Дел, а Вещей почти совсем не осталось. Зато стало очень-очень много Денег, и те, кто их делает, очень этому радовались, но, правда, уже не чувствовали себя ни Творцами, ни Управляющими, да и не гордились особо - чем тут гордится, это ведь всего лишь деньги...
Правда, вскоре оказалось, что без Вещей жить не очень удобно. Одноразовое пластиковое говно может заменить некоторые Вещи, но ненадолго и не все. Некоторое время казалось, что все хорошо - ведь Вещи, сделанные давно, в те времена, когда люди делали именно их, служили очень долго. Но, когда они все-таки начали ломаться, то вдруг оказалось, что одноразовые пластиковые машины ещё туда-сюда, а вот одноразовые пластиковые ракеты, реакторы, турбины и плотины - уже как-то не очень. Но люди продолжали лихорадочно делать Деньги - им казалось, что за деньги можно купить Вещи. Однако вдруг выяснилось, что за Деньги можно купить только одноразовое пластиковое говно, потому что делать Вещи некому - все делают Деньги. Те, кто умел делать Вещи, все уже умерли от старости, их дети, умевшие делать Дело, уже на пенсии, а их внуки уже умеют делать только Деньги.
Вот так и превратился тот мир в одну большую помойку, по которой бегали никому не нужные люди, люди с охапками никому не нужных денег. Но даже за все деньги мира нельзя было купить и одной Вещи...
Хорошо, что мы не живем в таком мире, правда?