мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Современные сказки - 7


Карма
Анна Валерьевна умерла достаточно спокойно. Инсульт произошёл во сне, и потому проснулась она уже не у себя в кровати, а в просторной комнате с множеством других людей, как и она, ожидавших увидеть нечто иное. Потолкавшись среди народу и выяснив, что к чему и где, Анна Валерьевна протиснулась к большому справочному бюро, которое сначала направило её обратно в очередь, потом на выход, и только с третьего подхода (к вящему удовлетворению Анны Валерьевны, ибо и не таких бюрократов штурмом брали) операционист удосужился пробить её по базе данных и сообщил:
- Вот распечатка кармы, третий кабинет направо за левым углом - получите комплектацию. Потом подойдёте. Следующий!
Анна Валерьевна послушно взяла распечатку, ничего в ней не поняла и проследовала в указанном направлении.
- Карму давайте! - Анна Валерьевна подпрыгнула от неожиданности.
- К-карму?
- А вы можете дать что-то ещё? - Цинично поинтересовались за стойкой и буквально вырвали из рук Анны Валерьевны распечатку. - Так, карма у вас, скажем прямо, не ахти. Много с такой не навоюешь.
- Я не хочу воевать, - испуганно пролепетала Анна.
- Все вы так говорите. - Отмахнулись от неё и продолжили, - На ваше количество набранных баллов вы можете купить 138 земных лет человеческой жизни, 200 лет птичьей или лет 300 в виде дерева или камня. Советую камнем. Деревья, бывает, рубят.
- Сто тридцать восемь... - начала было Анна Валерьевна, но её опять перебили.
- Именно сто тридцать восемь лет стандартной и ничем не примечательной жизни, заурядной внешности и без каких-либо необычностей.
- А если с необычностями?... Это я так, на всякий случай... Уточняю...
- Ну, выбирайте сами. Необычностей много. Талант - 40 лет жизни, богатство - в зависимости от размера, брак, честно вам скажу, полжизни гробит. Дети лет по 15 отнимают... Вот вы детей хотите?
- Нет... То есть, да... Двоих... Нет, троих...
- Вы уж определитесь.
- Брак, троих детей, талант, богатство, и чтобы по миру путешествовать! - На едином дыхании выпалила Анна Валерьевна, лихорадочно вспоминая, чего ей ещё не хватало в той жизни, - и красоту!
- Губа не дура! - Хмыкнули из-за прилавка, - А теперь, уважаемая Анна Валерьевна, давайте посчитаем. Брак - это 64 года, остаётся 64. Трое детей - ещё минус 45. Остаётся 19. Талант, допустим, не мирового масштаба, так, регионального, ну, лет 20. А богатство - лет 20 минимум. Лучше надо было предыдущую жизнь жить, недонабрали лет.
- А вот... - Прикусила губу Анна Валерьевна, - если ничего...
- А если ничего, то 138 лет проживете одна в тесной квартирке, достаточной для одного человека, и при здоровом образе жизни в следующий раз хватит на побольше лет, - отбрили Анну Валерьевну.
- И ничего нельзя сделать?
- Ну, почему же? - Смягчились за прилавком, - Можем организовать вам трудное детство - тогда высвободится лет 10. Можно брак сделать поздним - тогда он не полжизни отхватит. Если развод - ещё кредит появится, а если муж сатрап, то авось и талант мирового масштаба сможем укомплектовать...
- Да это же грабеж!
- Свекровь-самодурка карму неплохо очищает. - Проигнорировали её возмущение и продолжили, - Можно вам добавить пьяного акушера и инвалидность с детства. А если пожелаете...
- Не пожелаю! - Анна Валерьевна попыталась взять в свои руки контроль над ситуацией, - Мне, пожалуйста, двоих детей, брак лет этак на 40 по текущему курсу, талант пусть региональный будет, ну и богатство, чтобы путешествовать, не больше.
- Все? Красоты вам не отсыпать? У вас ещё 50 лет осталось... Нет? Тогда комплектую... - Девушка за прилавком достала кружку и стала высыпать в неё порошки разных цветов, приговаривая себе под нос: "Брак сорокалетний, есть; дети - две штуки, есть; талант... талант... вот, пожалуй, так; деньги... сюда, а остальное от мужа еще... Все!"
Анна Валерьевна недоверчиво покосилась на полулитровую кружку, заполненную цветным песком, которую ей протянули из-за прилавка.
- А если, скажем, я талант не использую, я дольше проживу?
- Как вы проживете - это ваши проблемы. Заказ я вам упаковала, разбавите с водой и выпьете. Товары упакованы, возврату и обмену не подлежат! Если вы пальто купите и носить не будете - это уже ваши проблемы.
- А...
- Счет-фактура вам, уверяю, не пригодится.
- А...
- Да что вы все: "А" да "А"! Судьбу вы себе выбрали, предпосылки мы вам намешали, все остальное в ваших руках. Кулер за углом. Следующий!
Последнее, что успела подумать Анна Валерьевна перед собственными родами, было: "Вот вроде все с моего ведома и разрешения, а такое ощущение, что меня все-таки обдурили". Хотя нет, мимолётной искрой у неё в мозгу успела пронестись мысль о том, что ей интересно, как её назовут...

Дракон и Рыцарь. О политике
- Ну?.. - Спросил Дракон.
- Буянят, - пожаловался Рыцарь, опасливо выглядывая из пещеры.
"Долой самодержавие! Короли, вон отсюда! Феодалу - кол! Феодалихе - х..." - гремело снаружи.
- Что за "х"? - Рыцарь насторожился.
"...Хворостину!" - Донеслось окончание лозунга.
Рыцарь расслабился, но вслух сообщил, что реакция электората на указ сеньора о повышении налогов его, Рыцаря, уже начинает напрягать.
Дракон закончил обгладывать бычьи ребра и беззаботно пожал плечами. Сыто рыгнул. С удовольствием растянулся на каменном полу пещеры. Потом поморщился - вопли возбужденных селян мешали послеполуденной дрёме и гармоничному перевариванию пищи.
- Как ты можешь вести себя столь наплевательски?! - Возмутился Рыцарь. - И это в то время, когда чернь вот-вот ринется ломать освященные веками устои монархии и пытаться установить богомерзкое "народовластие"?!.. - Произнося последнее слово, Рыцарь скривился, словно ему на язык угодила неописуемая кислятина.
- Понимаешь,.. - Дракон зевнул так, что едва не вывихнул себе челюсть, - Мне ваши монархии, тирании, деспотии, аристократии, охлократии, автократии, не говоря уж о демократии, вообще до одного места...
Рыцарь почитал настырность за одну из добродетелей, поэтому немедля спросил:
- До какого?
- До х...
- Хворостины? - Попытался угадать партнер. Но не преуспел.
- ...Хвоста, - закончило свою мысль чешуйчатое создание. - Я просто выше мирской суеты в целом, и политики - в частности.
- Да? - Рыцарь прищурился, решив, что сейчас самое время блеснуть хорошей памятью, - А как насчет твоих же слов, что, мол, "если ты не занимаешься политикой, она займется тобой"?
- Так я от них и не отказываюсь, - хихикнул Дракон, попутно выпустив из ноздрей две струйки перегретого пара, - Просто к нам, драконам, в отличие от вас, людей, этот тезис не относится.
- Да ну?
- Не "да ну", а "ну да", - плотно набившего желудок ящера явно потянуло в философию, - Мы вне политики и вне общества. Хотя, правильнее было бы сказать "над политикой" и "над обществом"...
- Вы что, святые? - Рыцарь набычился.
- Ни боже мой, напарник! - Дракон снова зевнул. - Просто природа распорядилась так, что у нас изначально имеется штука, обеспечивающая почти абсолютную свободу. И власть.
- Ммм... Как её там?.. Мудрость веков? - Рыцарь приподнял бровь.
- Холодно, - Дракон любил незатейливые игры.
- Тогда - х..?
- Чего-чего?
- Ну, этот твой "Хы"?..
- Это комплимент? - Оживилось крылатое пресмыкающееся.
- Нет.
- Тогда - холодно.
- Раз не хвост, то тогда - лапы?
- Теплее.
- Крылья?
- Горячо.
- Ээээ... Тогда, тогда... Тогда... Сдаюсь. - Не без внутренней борьбы признался Рыцарь.
- Крылья, хвосты... - Дракон презрительно фыркнул. - Огнемет!

Хомяки строгого режима
Чтобы держать себя в форме, хомяк наворачивал круги в колесе. Пот струился градом, и волнами накатывала усталость, но граммы надо было скидывать... Дверца клетки на мгновенье открылась, и на одного обитателя стало больше. Колесо остановилось и выпустило спортзверя. В глазах еще двоилось, и пришлось немного подождать, пока все устаканится.
Хомяк разбудил сокамерника и - в ответ на недовольное ворчание - мордой указал в сторону гостя.
- К нам... наседку?!
Морская свинка вжалась в угол.
- Здравствуйте...
- Чего? - сонный хомяк вскочил и проверил все нычки, к счастью все было на месте, - А ты куда смотрел?!
- Не дури, малой, - хомяк-спортсмен развел лапами, - я делом был занят.
- Делом? Тушкой ты своей был занят! А теперь мы должны терпеть эту корову?
- Я морская свинка... - тихо уточнил гость, чуть подавшись вперед.
- Заткнись! - рявкнул злой хомяк.
Гость снова забился в угол.
- Он же хавку по ночам тырить будет! Он же нас обожрет всех! Он нас всех продаст!
- Продаст... - загипнотизировано повторил хомяк-спортсмен.
Хомяки заговорщически переглянулись и двинулись в сторону новенького.
В это время дверь зоомагазина открылась и вошла маленькая девочка, ведущая большую маму.
- ...А кто за ними убирать будет? - возмущалась мама.
- Папа будет! Хочу хомяков! - бойко тараторила девочка.
- Доброе утро! - продавец зоомагазина щедро продемонстрировал два ряда нечищеных зубов.
Из дальней клетки раздалось жалобное верещание морской свинки.
- Господи! Что там? - схватилась за сердце мама.
- Э-э... - продавец принялся судорожно грызть ногти.
- Хомячки! - помчалась туда девочка.
Хомяки, шипя, бросались на морскую свинку. Морская свинка, визжа, бросалась на прутья.
Девочка, оценив ситуацию, заорала на радость маме: "Плохие, плохие хомячки!". Продавец зоомагазина, оценив ситуацию, одел перчатку и спас морскую свинку. Морская свинка, оценив ситуацию, предано смотрела на девочку. Хомяки были на пике славы и принимали комплименты из других клеток.
Минуту спустя продавец зоомагазина довольно считал деньги. Мать сокрушалась, что проиграла еще одну битву. Маленькая счастливая девочка обнимала кейс с морской свинкой. Морская свинка с радостью покидала этот дурдом.
Хомяки провожали их взглядом, вцепившись лапами в прутья, и тут большой хомяк удивленно заговорил:
- Ты прикинь... А походу мы его продали...