мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Современные сказки - 4


Поединок
- Выходи, Чудо-юдо! Драться выходи! Капец тебе пришел!
Горыныч был стар и прозябал в своей пещере, лишь изредка тешась воспоминаниями о былом величии. Поэтому вызов на поединок не на шутку взволновал его. "Давно, однако, не было никого, - думал он, спеша к выходу. - Ан помнят еще. Не забыли..."
- Ну, ты где, холоднокровное? - орал в нетерпении витязь, размахивая куском арматуры.
- Кто там? - осторожно поинтересовался Горыныч.
- Смерть твоя тут! Смерть твоя к тебе в гости пришла, образина! - неистовствовал витязь.
- Ты еще щит погрызи, берсерк, - съехидничал Горыныч. - Пришел, так говори, зачем пришел. Не ори давай, а толком говори.
- На поединок тебя вызываю! Биться смертным боем будем! Во имя избавления земли Русской! - торжественно объявил витязь.
- Ох уж мне этот великодержавный шовинизм, - выдохнул огнем старый Змей, появляясь перед витязем во всей красе своей. - Я-то чем мешаю земле Русской? Уж лет 100 из пещеры не вылазил - ко мне какие претензии?
- Ну, это... - смущённо пробормотал витязь. - Положено так. Ты - Змей Горыныч, я - витязь. Положено тебя отсюда... Должен я, понимаешь? Должен!
- Согласно закону предков? Удостоверение витязя с собой? - деловито осведомился Змей.
- А надо? Может, как-нибудь так? К чему этот формализм?
- Надо! - отрезал Горыныч. - Давай ко мне начнут всякие проходимцы ходить, называться витязями, а я со всеми драться буду. Есть процедура: предъявляешь удостоверение витязя, оружие... Вот ты с арматуриной явился - это, между прочим, на жестокое обращение с животными тянет. До двух лет, между прочим! Меч нужен. И не какой-нибудь, а Кладенец! Так вот, удостоверение, оружие, разрешение на оружие, справка от нарколога, понятые...
- Понятые-то зачем? - сник витязь - Развели тут, понимаешь...
- А затем. Я лет 200 назад одного по-честному один на один победил, а потом его родичи по судам затаскали - мол, не поединок был, а я его из-за угла да со спины поразил.
- Да ну? - возмутился витязь. - Есть же экспертиза, в конце концов...
- Нету экспертизы. Я ж в случае победы проигравшего съедаю. Брезгуют эксперты, сам понимаешь.
- Строгости какие... А ты... - покраснел витязь. - Ты, говорят, раньше самую красивую девушку из деревни забирал что ни год. Все спросить хотел - зачем тебе?
- Жалко было, оттого и забирал. Забирал самую красивую, вывозил к Парижу и выпускал. Потому как негоже красивой девушке в ваших Старых Корчах всю жизнь жить.
- Правда? А чего ж прекратил?
- А ты сам подумай. Кого из ваших сегодня не стыдно у Парижа-то выпустить?
- И правда... - понял вдруг витязь и от горечи осознания разозлился еще сильнее:
- Ладно, не заговаривай мне зубы, нечисть! Меч, удостоверение, понятых, справка от нарколога... Что там еще надо?
- Справка об отсутствии долгов из налоговой, коммунхоза, электросетей, газовой службы - обязательно, - продолжил Змей. - Мне никакого резона нет долги твои потом выплачивать. Все соберешь - приходи.
- Да я бумажки эти год собирать буду! - возмутился витязь.
- А мне не к спеху, - равнодушно заявил Горыныч. - Я могу и подождать. Иди, иди...
Витязь отшвырнул арматурину и понуро побрел в сторону деревни.
- Да, это! Слышишь? - вспомнил вдруг Горыныч.
- Ась?
- Перед поединком не пей, пожалуйста. Печень у меня ни к черту от вас, богатыри русские...

Божья СМСка
Однажды Бог дал указание своим службам прекратить морочить головы людям всякого рода вещими снами, приметами и знамениями и перейти на оперативную мобильную связь. И вот с небес ушла на грешную землю первая смска:
Смерть (19.20): Я приду завтра в 10 часов. Приготовься, несчастный! Smile: злорадная улыбка.
Поскольку дело уже было передано в приемный покой Небесной Канцелярии, ответ поступил непосредственно Апостолу Петру:
Леха: (19.21): Блин, Олька, ты че, ваще? Смени ник!
Апостол, оторопел от неожиданности, и настучал на клаве:
Петр: (19.23): Окстись, отрок! Тебя завтра собьет машина! Молись о спасении своей ничтожной души! Smile: хук...
Ответ был мгновенным.
Леха: (19.24): Щас! Разбежался!
Петр: (19.25): Не брыкайся! Я уже приготовил тебе интересное место. Прощайся со своей зазнобой Ольгой! Ха-хах!
Леха: (19.26): Петяй, ты че колбасишься? Ты из-за Ольки? Да забери чумичку, если тебе так нада! Smile: кукиш.
Апостол Петр в бешенстве направил еще две смски, типа, "как ты отзываешься о женщине, бревно!", "как ты смеешь взамен себя предлагать невинную девицу!". В ответ посыпались смски, содержание которых печатным текстом не воспроизводится...
- Господи Боже! - вскричал в отчаянии Апостол Петр, - Что за наказанье ты придумал?!
Бог тут как тут.
- Чего вопиешь, как иерихонская труба? Сколько говорили тебе, не шуми на небесах! Тут тебе не Верховная Рада!
- Как же не вопить мне, - ответил устыженный Петр. - Они теперь и умирать не рады! Ворота ада уже ржавеют!
- Не заржавеют, - сказал Бог, и взял в руки распечатку.
Внимательно изучив переписку, Бог решил самолично обратиться к хозяину злосчастного мобильника.
Бог: (19.45): Милый мой человек! Я люблю тебя своей божьей любовью! Что поделаешь, судьбой нам предопределено встретиться и слиться в любви и радости. Не противься, я лично обещаю тебе место в раю. Тебе понравится, клянусь моими небесами! Smilе: вечное сияние.
Хозяева небес прильнули к монитору.
Но ответа не было.
Лишь через несколько часов, когда напряжение достигло критического момента и небо готово было разразиться громом и молнией, на мониторе заплясали редкие в этих местах слова:
Леха (22.45): Олька! Блин! Люблю! Но кольца, слышь, купишь сама! Встречаемся завтра на первой ступеньке загса! И смени, пожалуйста, ник! Smile: жесть....
...Поздно ночью Бог разжег плиту в своей каморке и достал из сундука книгу судеб. Открыв страничку с заголовком "Леха", он долго что-то стирал там ластиком, кропотливо вписывал, вздыхая и кряхтя, потом все зачеркнул к чертовой матери и написал размашисто на весь лист: "Бог с ним! Пусть живет себе Леха и здравствует!" Подумав, добавил: "Но только в слиянии с Ольгой!"
И лег спать с чувством исполненного долга.
...Господь Бог спал, как ребенок, безмятежно и крепко. В устах его светилась улыбка, которая с земли казалась маленькой звездочкой, но лучи ее - божьи смски - проникали во все спящие дома.
Smile: нежная улыбка всем.

Про Щастье
Щастье
Щастье сидело на шкафу и тупо смотрело на Серегу.
- Ты кто? - Серега осторожно ткнул в Щастье палочкой.
- Я Щастье! - воскликнуло Щастье и ослепительно сверкнуло щербинами зубов.
- Кто-кто? - выдохнул от неожиданности Серега.
- ЩАСТЬЕ! - еще более радостно осклабилось Щастье и глупо захихикало.
- А что ты тут делаешь? - с опаской спросил Серега.
- Ты меня ждал. Я пришло!
- А надолго? - в ужасе сжался Серега.
- НАВСЕГДА! - чмокнуло его Щастье и взмахнуло маленькой розовой юбочкой: под ней оказались волосатые ножки.
- Твою мать... - прошептал Серега. И упал в обморок.
Когда он пришел в себя, Щастье витало над ним и тихо светилось. На взгляд Сереги, его было слишком много.

Щастье ест
Щастье сидело на шкафу и тупо жрало бублик.
- Ты что это делаешь? - ужаснулся Серега.
- Я ест! - радостно прошамкало Щастье.
- Бублик? - Серега холодным потом покрылся.
- Щастье ест! - энергично закивало Щастье.
- Он же - закуска! Он же последний! - Серега в ужасе схватился за голову, потом за холодильник. - А пельмени?
- Оно не может не... - Щастье на всякий случай отодвинулось подальше от края шкафа. Чтобы шваброй не дотянулись.
- Твою мать... - тихо шепнул Серега и шлепнулся на стул.
- Не мать, - обнял его сзади кто-то пушистый, с волосатыми ножками. - Щастье!
Серега лишь кивнул. На пол сыпались крошки, и кто-то громко чавкал над ухом. Несмотря на полное отсутствие денег, Сереге внезапно стало хорошо.
Подслушивавшие под дверью соседи почему-то этому очень завидовали. Хотя бублик у них был.

Полное Щастье
Щастье было полным. Таким, с ямочками на щеках. Как при таких параметрах оно удерживалось на серегиной шее, было решительно непонятно.
- Но! - крикнуло Щастье Сереге и дало ему шенкеля.
- Слушай, ты это, давай, кончай с этим, - пропыхтел Серега, пытаясь подняться с четверенек.
- Я полное! - радостно продолжало визжать Щастье.
- Слушай, а может - на диету? - с надеждой прохрипел Серега.
- Не, - счастливо потрепало его за ухом Щастье. - Щастье - полное! Диета - нет, Щастье - да! Поехали!
- Твою мать... - обреченно выдохнул Серега и попытался сбежать.
Сбежать не получилось. Щастье было полным, и оттого - тяжелым.

Спящее Щастье
Щастье уютно свернулось на коврике у батареи и беспардонно дрыхло. Серега злился: это был его коврик.
- Балуешь ты его, - завистливо вздохнул Участковый.
- Оно само, - буркнул Серега.
- Что, само? - не понял Участковый.
- Балуется само, - скрипнул Серега. - Цинично. Чаю будешь?
- А, ну да... - заворожено пробормотал Участковый. Затем встрепенулся.
- Служба, - не отрывая от Щастья глаз, Участковый отползал к двери.
- Может, все-таки про прописку? - с надеждой спросил Серега.
- Да какая там прописка? - махнул рукой Участковый. - Это ж..., - он украдкой утер слезу, - Щастье! - и выскользнул за дверь.
- Твою мать... - прошептал Серега. И пошел готовить чай. С лимоном и бутербродами. На себя и на Щастье.
За окном бушевала метель. Щастье у батареи начало тихонько мурлыкать.

Щастье и кактусы
Щастье грызло кактус и было довольно до чертиков.
- Ты что, дуро совсем? - неприлично посмотрел на Щастье Серега. - Это ж растение, с колючками, его жрать совсем нельзя, оно тебе не бублик!
- Няма! - радостно отозвалось Щастье и укусило кактус снова.
- То есть, ты мне назло, да? - взбеленился Серега. - Обожрешься кактуса и сдохнешь? Будешь лежать тут и вонять? А мне убирать?
- Хрум-хрум-хрум! - прочавкало Щастье в ответ.
- На принцип идешь?
Щастье и глазом не моргнуло.
- Хорошо, принцип - это прекрасно! Принцип - это даже замечательно! Принцип - это наше все! Принцип - так принцип! - и Серега, схватив кактус, впился в него зубами.
Кактусов становилось все меньше. А Сереги и Щастья - все больше. Производство текилы медленно, но верно, страдало.
Щастью же на это было наплевать. Потому как было оно слепо, и последствий своих действий не видело.

Щастье улетело
Серега открыл форточку и Щастье улетело. В квартире зазвенело тишиной. Серега аж задохнулся от такой нежданной радости.
- Улетело твоё Щастье! - осуждающе кивали ему старушки на скамеечке у подъезда, когда Серега слетел вниз за пивом.
- Проморгал, да? - злорадно улыбнулась продавщица в магазине, вываливая на прилавок ящик вожделенного напитка.
- Профукал, балда, - махнул рукой сосед, пытаясь стянуть бутылку, - Серега дал ему пинка.
- Упустил? Эх, ты, - пожурил Серегу ползущий по стене таракан Семен.
Серега не ответил: пива у Сереги был целый ящик, а Щастья - не было.
Сереге было чертовски хорошо.

Все было
Все было у Сереги. То есть абсолютно. Была тельняшка полосатая, газета и ящик пива. Была сушеная вобла и разбитые, удобные тапочки. Был старенький, изредка работающий компьютер. Был стол и лампочка без абажура. Было все. Щастья не было. Но это Серегу не смущало.
В дверь позвонили.
- Кто там? - осторожно спросил Серега.
- Это я. Я вернулось!
И на Серегу обрушилось Щастье. Потому что, рано или поздно, оно приходит.
Лежа на полу, Серега думал о смысле жизни. И еще о дверях. Железных дверях.
Во-первых, почему они такие тяжелые?
А, во-вторых, о законе всемирного тяготения. Несмотря на возраст он, как выяснилось, работал.
О Щастье Серега старался не думать...

Дракон и котёнок
Тёмной ночью Дракон опустился на лугу недалеко от стен дворца. Здесь по утрам выгуливали принцесс, и он намеревался завтра раздобыть себе новое домашнее животное. Найдя место, где трава была повыше и погуще, Дракон распластался на земле, подобрал крылья и приготовился ждать.
"Это хорошо, что я зелёный и плоский, - подумал он, - пока не нападу, никто меня и не заметит. Сами принцессы-то не кусаются, но у самцов, которые их сопровождают, очень неприятные жала."
И в этот момент кто-то ударил Дракона по морде. Совсем слабо, но весьма решительно. Дракон скосил глаза, пригляделся и увидел у себя под носом котёнка. Котёнок стоял, растопырив тощие лапки, выгнув спину горбом и распушив хвост; от этого он казался вдвое больше. И это хорошо, потому что иначе Дракон бы его даже не увидел.
- Ты чего? - удивился Дракон.
- Ничего, - ответил Котёнок. - Я охочусь.
- На кого?
- На тебя.
Дракон моргнул, а Котёнок важно объяснил:
- От вон той берёзы и до забора - мои охотничьи угодья. Раз ты сюда залетел - ты моя добыча.
- Да неужели? - усомнился Дракон.
- Точно-точно! - Котёнок прыгнул вперёд и накрыл лапками палец Дракона. - Я тебя поймал, теперь ты мой!
- И что ты будешь со мной делать? - Дракон заинтересованно склонил голову набок. - Съешь?
Котёнок задумался.
- Нет. Не хочу я тебя есть. Ты красивый.
- А что хочешь? - спросил польщённый Дракон.
- Играть хочу. В кошки-мышки. Я буду кошкой, а ты - мышкой.
Дракон сел на хвост и озадаченно почесал лапой за ухом.
- Малыш, ты какой-то ненормальный. Я же Дракон. Ты меня должен бояться.
- Я никому ничего не должен! - вскинул мордочку Котёнок. - Мы, кошки, делаем только то, что хотим. А я хочу играть.
- А больше ты ничего не хочешь? - прищурился Дракон.
- Хочу, конечно! - отозвался Котёнок.- Я ещё хочу, чтобы мне почёсывали брюшко, поили меня молоком и катали на спине.
Дракон покосился в ту сторону, где громоздились в темноте башни королевского замка.
"Да ну её нафиг, эту принцессу!" - подумал он.
- Ладно, - кивнул Дракон Котёнку, который уже пристроился тереться мордочкой о драконью лапу, и бережно подхватил его когтем под брюшко. - Хочешь жить у меня?
- А ты будешь со мной играть?
- Буду. И молоком поить, и брюшко почёсывать.
- Я согласен, - важно кивнул Котёнок и вскарабкался Дракону на спину. - Все-таки хорошо, что я тебя не съел!