мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Современные сказки - 15


Девочка-зло
Вика родилась 20 августа в десять минут шестого утра года одна тысяча девятьсот восемьдесят пятого, и в это же время на Таймыре пошёл первый в этом году снег. Старая бабка новорожденной девочки, наследственная колдунья и ведьма, осклабилась беззубым ртом, развела костёр в чуме и, прихлебнув свежего чифира со спиртом, громко объявила на всё стойбище:
- Эта девочка благословлена силами Тьмы и Ночи, каждый год в её день рожденья будет идти первый снег.
Аборигены расслаблено выдохнули. Обычно старая ведьма делала более страшные заявления, поэтому её все боялись, и опасались, когда она выползала прихрамывая из своего чума, чтобы что-то сказать. А снег - снег на Таймыре никого не пугал. Подумаешь, невидаль.
Оглядев толпу, бабка-колдунья услышала шелест расслабленных выдохов и, не удержавшись, ввиду своей тёмной натуры, злорадно добавила:
- А у Чумбамбековых сегодня сдохнет три оленя.
Чумбамбеков-старший досадливо сплюнул. Мать и жена Чумбамбековы тихонько заплакали, а дети их завыли в голос. Старая ведьма довольно слезла с камня и ушла в свой чум.
Вика росла. Прогнозы её бабки-колдуньи ежегодно сбывались: первый снег не уставал каждый год объявляться двадцатого августа прямо под утро. А у Чумбамбековых в этот день подыхало три оленя. Жители стойбища на снег внимания своего не обращали, а вот над несчастными Чумбамбековыми ржали. Вот такие жестокие люди чукчи. Чумбамбековы же в этот день плакали всей семьёй.
В 1990-ом, отметив 120-летие, старая ведьма сдохла, подвернув ногу, когда собирала ягель для колдовского отвара. Население Таймыра выдохнуло с большим облегчением: всё, подумали они, не будет больше проклятий! Каково же было их удивление, когда в следующий день рождения Вики снова пошёл снег, и у Чумбамбековых сдохло три оленя.
К этому времени СССР развалился, а Таймыр объявил себе и всем вокруг сплошной свой суверенитет. Чумбамбекова-старшего избрали президентом племени. Наделившись властью, глава местных оленеводов влез на камень-трибуну и сказал:
- Пора отделаться от наследия тёмного прошлого. Пора изгнать аватар несчастья Вику, однако.
Таймырские чукчи - народ податливый и незлобный, поэтому спорить с законной властью не стали, хотя и очень жалели девочку. Мать её, померев родами, оставила Вику сиротой, а отец её утонул ещё за три года до рождения своего ребенка. Вика жила в чуме своей бабки-колдуньи и питалась тем, что ей приносили одностойбищане из страха перед тёмными силами. Собрав шубку из нерпы в рюкзак, Вику обмазали китовым жиром и отправили в детский дом города Сызрань.
На следующий год в Поволжье случилось страшное происшествие и природный катаклизм: первый снег выпал 20-го августа. Директор детского дома, по совместительству парапсихолог и экстрасенс, сразу провёл параллели между появлением девочки с Севера и аномалией. Сидя у себя в кабинете, он смотрел в окно на падающие хлопья снега и рассуждал вслух:
- Глаза у неё нехорошие: узкие. И смотрит она с косоглазием. Брови - сросшиеся, ноги - кривые. Как пить дать, ведьма!
Оторвавшись от размышлений, директор решительно открыл личное дело Вики и записал печатными буквами для понятности: "На девочку наложено проклятие в виде первого снега". После этого он созвонился с Ташкентом и договорился отправить ребёнка в их детский дом.
Так начались странствия Вики. Снег преследовал её всюду, а запись в личном деле объясняла директорам детдомов, в чём заключалась причина. Каждый сентябрь девочка встречала в новом городе, пока не оказалась снова на Севере, в городе атомной станции на Чукотке Билибино. Местный директор поржал вслух, читая личное дело:
- А у нас снег не тает, нам пох..ю!
Действительно, за Полярным кругом снег лежал вечной мерзлотой, и тут было не поймёшь, идёт этот снег первым или сто тридцать седьмым.
Двадцатого августа, по обыкновению, проклятие бабки-колдуньи захотело сбыться, но едва начавшись, снег прекратился. Стартовые условия были однозначны - снег должен быть первым. Задумавшись, проклятие вошло в противоречие само с собой, но, оценив сложившееся положение дел, оно нашло выход: чтобы снег был первым, необходимо предварительно растопить весь предыдущий.
Почва вокруг промёрзла на несколько метров вглубь. С каждым годом проклятие старой бабки, чтобы сбыться, начинало давить летом всё раньше и раньше. Дошло до того, что учёные забили тревогу: с чем связана аномалия? И назвали её глобальным потеплением.
Пока наука искала причину в антропогенном факторе, а руководители стран подписывали Киотские протоколы, девочка Вика выросла, устроилась работать в Заполярье и накопила денег. Теперь она печально сидела возле окна, смотрела на зеленеющую лужайку и однажды вечером решила:
- А не поехать ли мне на Южный полюс? Деньгов-то много!
Проклятие обезумевшей бабки, наблюдая за девушкой через энергетические миры, вздрогнуло, представив, сколько километров льда придётся ему растопить. Но для него, для этой не..бической магической силы, как известно, не было ничего невозможного.
Маленькая кудрявая женщина - оператор туристического агентства, выписав Вике путёвку на Южный полюс, подписала, сама того не ведая, приговор всему человечеству. Оленевод Чумбамбеков икнул во сне...

Закон есть закон
Два волка из разных кустов одновременно набросились на заблудившегося барана.
- Я напал первым, баран мой!
- Не ты, а я напал первым, потому он мой!
- Первым был я!
- Нет, я!
- Спросим у него, пусть сам скажет!
- Хорошо... Скажи, баран, кто из нас набросился на тебя первым?
Смертельно перепуганный баран начал душераздирающе блеять.
- Видишь, он говорит, что я!
- Не ты, а я!
Услышал шум в лесу царь зверей лев.
- Что здесь происходит? - испустил он раскатистый рёв. - Кто обижает это невинное дитя природы?! Кто нарушает мой закон?!
Теперь уже насмерть перепугались волки.
- Он напал на барана и хотел растерзать его!
- Не я, а он набросился на него первым! Я хотел защитить барана от него!
- Замолчите! - заревел царь. - Он сам мне скажет...
Лев взял барана, возложил на него лапу и сказал ласково, по-отечески:
- Не бойся, дитя моё, они уже не посмеют тебя обидеть. Только скажи, кто на тебя набросился первым?
Ласковое слово успокоило барана, и он жалобно заблеял.
- Барашек говорит, что напал на него ты! - сказал лев грозно одному из волков и обратился к другому: - Велю тебе строго его наказать.
Волк набросился на волка исполнить волю царя. Лев же прижал к себе барана и сказал:
- Пойдём со мной, дитя моё, я защищу тебя!
Баран, радостный, что спасся от растерзания, последовал за своим спасителем...
Вечером во дворце лис и лисица - шеф-повар и служанка - подавали царю зверей жареную баранину. Сами же глотали слюнки. В лесу продолжал свирепствовать закон о правах и свободах каждого живого существа.

Конструктивный диалог
- Дра-кон, выходи! Дра-кон, выходи!
Из зловонного зева пещеры высунулась голова Дракона с шипастым гребнем - ирокезом. Широко зевнула, изрыгнув синее газовое пламя, окинула пренебрежительным взглядом щуплую фигурку в потрепанных латах. Вслед за головой появились еще две, а затем и чешуйчатое бочкообразное туловище.
- Чего хочешь? - недовольно спросил Дракон, поочередно почесывая головы ужасной когтистой лапой.
- Срубить тебе башку, чудище премерзкое! - решительно объявил Рыцарь, бросил наземь транспарант с надписью "КОРОЛЕВСТВО БЕЗ ДРАКОНОВ!" и с трудом вытащил из ножен двуручный меч. - Точнее, башки... Или бошки... Неважно, в общем. Готовься к смерти, тварь чешуйчатая!
- Ну-ну, - хмыкнул Дракон, насмешливо наблюдая, как Рыцарь сгибается под тяжестью занесенного меча. - Ты че, собираешься защекотать меня до смерти своей зубочисткой?
- Хватит издеваться! - разозлился Рыцарь. - Бейся давай. Я хоть и мал ростом, но сердце у меня горячее, и дух мой несгибаем!
- Было бы с кем биться, - хохотнул Дракон, почесывая грязно-желтое пузо. - Сожрать бы тебя, дурня. Да консервы не люблю. Давай лучше конструктивный диалог налаживать.
- Конструктивный диалог? - удивился Рыцарь. - А как это?
- Ну, это ты выкладываешь все свои претензии, по пунктам. А я тебе, типа, аргументированно отвечаю, - пояснил Дракон, зевая.
- Диалог, говоришь? - пробурчал Рыцарь, убирая меч в ножны. - Ну, ладно. Значит, так. Я обвиняю тебя в том, что ты, Дракон, регулярно налетаешь на наше королевство, сжигаешь наши деревни, жрешь наших простолюдинов и похищаешь наших принцесс!
- У тебя все? - ледяным тоном осведомился Дракон.
- Нет... - Рыцарь на секунду задумался. - Еще ты воруешь наш газ, у тебя воняет из пасти, и вообще ты мне не нравишься. Теперь все.
- Все, значит... - тяжело вздохнул Дракон. - Хорошо. Ты говоришь, что я налетаю, сжигаю, пожираю и похищаю. Это верно. Но такова уж моя драконья природа. Я же не могу быть вегетарианцем - иначе загнусь от голода. Ты говоришь, что хочешь отрубить мне головы. А ты знаешь, что с моей смертью разрушится пищевая цепочка, а, значит, и вся экосистема на планете?
- Экосистема? - удивился Рыцарь.
- Да-да, экосистема, - терпеливо повторил Дракон. - Не знаешь, что это? Учи матчасть, дубина, прежде чем драконам визит наносить. А если все начнут за мечи хвататься и головы драконам рубить? Знаешь, что будет?
- Ну... Настанет мир и процветание, - неуверенно ответил Рыцарь.
- Мир и процветание, - презрительно усмехнулся Дракон. - Хаос, анархия и произвол! Вот что будет, дорогой мой рыцарь в бэушных доспехах. Вы же - страшный народ, как кровь почуете. Начнете с меня, а потом пойдете друг дружку шинковать. Это я тебе как политолог со стажем говорю.
- Поли... кто? - захлопал глазами Рыцарь.
- Неважно, - вздохнул Дракон. - Наконец, ты в курсе, что я - санитар вашего королевства?
- Кто-кто? - окончательно потерялся Рыцарь.
- Са-ни-тар, - по слогам повторил Дракон. - Если б я не налетал и не пожирал, вы бы давно передохли от перенаселения и голода, понял? А так - естественный отбор. Худо-бедно, но выживаете. И все благодаря мне, заметь. Врубаешься?
- Хрень какая-то, - наморщил лоб Рыцарь. - Так это что же выходит? Я не должен тебе головы рубить, что ли?
- Конечно же нет! - Дракон помотал одновременно всеми тремя головами. - Если тебе что-то не нравится - выходи на площадь перед пещерой, кричи свои дурацкие лозунги. Но трогать дракона не смей - это святое. Ибо с нашей гибелью принесешь погибель всему королевству. Кстати, соседний король давно к вашим землям присматривается, лазутчиков своих засылает. А я патрулирую наши воздушные границы, солдат его отпугиваю. О вас все забочусь, тварях неблагодарных... - тут драконьи глаза влажно заблестели.
- Ну, ладно, извини, - Рыцарь виновато шмыгнул носом и потупился. - Но король обещал за твою голову принцессу и полкоролевства впридачу. Теперь мне что, с пустыми руками возвращаться?
- Почему же с пустыми? - оскалился Дракон. - Погоди-ка пару минут...
Он скрылся в глубине пещеры и вскоре вынырнул с огромной изодранной плюшевой игрушкой в зубах.
- Вот, - плюшевый дракон шлепнулся к ногам Рыцаря. - Едва у сынишки вырвал. Руби ему головы, не жалко!
- Ему?! - Рыцарь с сомнением посмотрел на игрушку. - Но он же... Ненастоящий.
- Настоящий, ненастоящий... Какая разница? - поморщился Дракон. - Тебе король что, сказал непременно голову настоящего дракона приволочь?
- Ну... Нет вроде... - промямлил Рыцарь.
- Вот и я про то же. Он же король, и дал при всех свое королевское слово. Вот и пользуйся! А потом, когда ты выйдешь на балкон и всему народу покажешь отрубленную голову дракона - разве они поймут, что она ненастоящая?
- Да нет... Наверное... - неуверенно ответил Рыцарь.
- Тогда забирай, пока я добрый, - нагло ухмыльнулся Дракон.
- Спасибо тебе, - робко улыбнулся Рыцарь. Вытащил меч и, тяжело кряхтя, отрубил по очереди три плюшевые головы. Прицепил их к поясу, повертелся из стороны в сторону.
- Ну, как я? - стеснительно спросил он.
- Герой, натуральный герой! - ахнул Дракон. - Ты это... Иди отсюда поскорей, пока у меня сердце от испуга не лопнуло.
Сев на задние лапы, Дракон долго смотрел на тающую в дымке крошечную фигурку, довольно жмурясь на солнце.
- Тупы-ы-ые... Ну, какие же они все тупы-ы-ые! - пробормотал он. Поковырялся когтем в зубах, выплюнул человечью кость и, довольный собой, отправился в пещеру...

Илья Муромец
Илья Муромец уставился на огромный валун, выросший прямо на распутье, и стал читать написанное на нём по слогам: "Тут был Добрыня", "Горыныч жжот", "На право пойдёшь - коня потеряешь". Муромец оглянулся, но, не увидев никакого коня, облегчённо вздохнул. Дальше надпись гласила: "Налево пойдешь - голову потеряешь," - здесь богатырь почесал затылок и призадумался.
- Али заблудился, добрый молодец? - раздался из-за спины удалой голос.
Илья Муромец обернулся и обнаружил перед собой невысокого, но крепко сбитого молодца в милицейской форме.
- Сержант Соловьев, Черниговская таможня, - козырнул молодец. Какова цель вашего визита в славный град Чернигов?
- Землю русскую от нечисти избавить!
- Понятно... Еще один скинхед.
- Змея изловить трёхголового, да соловья-разбойника изувечить!
- Соловья, говоришь? Змея трёхголового, говоришь? Наркотиками, значит, балуемся... А ну-ка покажи документики, служивый. Так, так... Богатырь, говоришь, из Мурома? Незаконное с собой что имеется? Не "чаво", а карманы, говорю, выверни! А что это за пакетик с травой сушеной? Приворотное зелье? Так и запишем - два килограмма марихуаны. Также имеется агитационная литература в виде брошюр: "Киевская Русь для киевских русских", "Как правильно изрубить трёхголового змея - инструкция для чайников" и "Одна голова хорошо, а три плохо"... Также в наличии меч булатный, одна шутка; булава, одна штука; лук, колчан со стрелами, кольчуга... Разрешение на ношение оружия имеется? Я так и знал. Эх, придётся мне тебя, служивый, задержать до выяснения обстоятельств...
- Да пошёл ты к растакой матери, - буркнул Илья Муромец, развернулся и пошёл назад.
- Стоять! Назад пойдёшь - голову потеряешь! - голос сержанта зазвенел сталью, и Муромец замер.
- Шаг в сторону считается побегом, прыжок на месте - провокацией!
Пара наручников защёлкнулась на богатырских запястьях.
- Мне бы змея надобно изловить... Землю русскую от нечисти... - бубнил Илья Муромец, уткнувшись лицом в дорожную пыль.
- От нечисти, говоришь, очистить? Ну, это мы еще посмотрим - кто из нас нечисть!
С этими словами коренастый таможенник скинул фуражку, расправил плечи и засвистел во весь соловьиный свист.

Про толерантность
Собрались как-то в кишечнике одного человека глисты. И стали обсуждать свои политические интересы.
Сперва выступила аскарида. Она поведала высокому собранию о новых веяниях общественного прогресса. Прошли, дескать, те темные времена, когда с глистами жестоко и бесчеловечно боролись. И нужно де решительно и окончательно покончить с дискриминацией глистов в организме, потому как прогресс не повернуть вспять.
Описторхи восторженно аплодировали и скандировали равенство в правах с клетками печени.
Потом взял слово широкий лентец. Сделал доклад об истории вопроса. Дескать, было раньше золотое время, когда про глистов никто и не знал, не то, чтобы с ними бороться. Но потом наступило смутное и темное время, когда глистов стали травить и выводить. Однако, прогресс не стоит на месте. И теперь никто не смеет поставить под сомнение право глистов на питание и свободу их самоопределения в организме. Угнетать глистов медпрепаратами и прочим мракобесием никому не позволено. И что нужно всеми мерами искоренять глистофобию, так как глисты равны всем органам человека.
Печеночный сосальщик в блоке с описторхами выступил за то, чтобы выделить глистам квоту на кровоснабжение в соответствии с их потребностью. И приравнять в правах к головному мозгу.
Слово взял бычий цепень. Он говорил про то, что шовинизм по отношению к глистам совершенно недопустим, так как нарушает согласие в организме и ведет к последствиям. Он предложил издать закон, запрещающий неполиткорректные выражения. Отныне, вместо слова "глист", следует употреблять термин "автономный человеческий орган", а вместо слова "паразит" - следует говорить "симбиотик второго рода". Идея о политкорректности была встречена бурными аплодисментами, переходящими в овацию.
Все были очень рады и довольны установившимся либеральным порядком и совсем было устроили глист-парад. Но тут вдруг все собравшиеся почувствовали, что почему-то стало холодать. И кислорода с питанием стало маловато. И решили они даже устроить акцию протеста против такой вопиющей дискриминации. Однако не успели.
Человек умер. Не справился его организм с паразитами. Не сдюжил нагрузки. Вот и не стало в его кишке ни питания, ни условий. Издохли вместе с ним и его глисты.
Мораль: Если в человечестве завелись паразиты, то срочно нужен глистогон, а не толерантность и борьба с глистофобией и шовинизмом.

Колобок
Ну и вот, значит, выпекли это дед с бабой один колобок, второй, третий, а они у них один за другим укатывались, шут знает куда. И оставались старики голодными.
Вот бабка в очередной раз поскребла по сусекам и набрала муки на совсем уж распоследний колобок. Она снова замесила тесто и только хотела поставить колобок в печку, как дед остановил ее.
- Вот что, бабка, - сказал он слабым от голода голосом и сполз с полатей. - Давай-ка мне его сюда.
- Никак, сырым хочешь съесть? - испугалась бабка. - Смотри, заворот кишок получишь. Потерпи немного, я его испеку.
- Чтобы он опять укатился? - рассердился дед. - Нет уж. Я кому сказал: давай сюда!
Бабка не стала перечить, поскольку дед у нее был рыжим и очень голодным. А рыжие с голоду звереют, это все знают.
Подала она, значит, колобок деду. А он положил его на стол и давай приминать, но только с четырех сторон. Мял, мял, и получился колобок с углами, то есть - напрочь квадратный. Это был уже не колобок, а кубик.
- Вот теперь можешь ставить его в печку, - довольно сказал дед.
- Так ты же всю сказку испортил! - испугалась бабка.
- Зато теперь мы будем с хлебом, - ответствовал дед.
Так дед с бабкой испекли первую в своей жизни буханку хлеба. А насчет сказки бабка зря испугалась. Потому что первый-то колобок у стариков все же был. Вот он-то и попал в фольклор.