мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Современные сказки - 10


Наказание
Когда Аарон Израилевич умер, то попал в Рай. Перед воротами, за столом с зелёным сукном, сидел святой Пётр и жамкал руками мацу. Увидав пред собой новопреставленного, апостол вздохнул, видом своим выразил скорбь и сожаление по прерванному обеду, печально облизал пальцы, ещё раз вздохнул и с явным уже отвращением придвинул к себе амбарную книгу с именами покойников. После чего дежурным голосом осведомился:
- В Христа веруешь?
Аарон Израилевич замер. Мало того, что он совсем не рассчитывал помирать, так ещё и тот свет оказался вдруг христианским Раем.
- Из еврейских мы, - проблеял нерешительно он, - Колено Давида...
- Обрезан хоть? - заинтересовался вдруг Пётр. - Фамилия как?
- Кацман, - ответил Аарон Израилевич и полез уже было спускать штаны в доказательство своей богоизбранности.
- Кацман! - посмотрел укоризненно на него Пётр и погрозил пальцем.
Аарон Израилевич немедленно покраснел в ответ и поспешно застегнул ремень на штанах. Апостол ещё немного покачал головой, осуждающе поцокал языком об верхнее нёбо и окунулся в изучение формуляров.
- В общем, Кацман, для еврейских в этом году квота исчерпана, - спустя час объявил Пётр, изучив толстенную папку инструкций-указов, - Поставлю вас в очередь на октябрь, а пока переждите в Чистилище. Заодно и очиститесь.
Кацман усиленно вспоминал всё, что читал про Чистилище. Название это звучало зловеще и пугало Аарона Израилевича грядущими муками очищения. Интересно, как? - подумал он, но тут апостол выдал ему направление, что-то отметил в книге и указал рукой в какую сторону двигаться...
По воскресеньям в Чистилище давали выходной. В принципе, режима как такового тут и не существовало, считалось, что души, попавшие в очищение, почти безгрешны и неопасны. Быстро освоившись тут, Аарон Израилевич через неделю взял увольнительную, решив слетать приведением в Биробиджан. Навестить родственников и дать знать, что с ним всё в порядке.
Дома фотография покойного висела на видном месте - посреди стены. Кацман удовлетворённо сдул с неё пыль, подышал на стекло и протёр портрет локтем. С изображения он смотрел на себя строго и даже немножко трагически, будто наперёд зная о случившемся позже несчастье. Жены уже не было, она, наверное, убежала с утра на рынок, а дочь, начиная с пятницы, как всегда шаталась неизвестно где. "Малолетняя проститутка", - в сердцах подумал Аарон Израилевич, усевшись ждать за кухонный стол. На стареньких часах с кукушкой пробило девять утра.
В половине двенадцатого ночи за входной дверью послышался смех. Щёлкнул замок, в коридоре послышалась возня. Кацман, отсидевший за день всё, что возможно, вскочил и полетел на свет шестидесятиваттной лампочки.
Повернувшись спиной, его вдова страстно целовалась взасос с каким-то грузином. Аарон Израилевич задохнулся и обмер.
Волосатая рука грузина задрала юбку вдовы и искала что-то в трусах. Трусы были новые, кружевные, Кацман таких и не видал на супруге. Несмотря на большую разницу в возрасте и свою молодость, жена Аарона Израилевича, в части, касаемой нижнего белья, всегда одевалась скромно. Консервативно, как ханжески считал он.
К тому времени как Кацман немного пришёл в себя и прекратил пялиться на кружевные трусы, грузин развернул молодую вдову к себе спиной, наклонил и изготовился уже совершить непотребство. Сознание Аарона Израилевича вновь помутилось. Женщина стонала в блаженном предвкушении, вид её был настолько распутен, что приведение Кацмана вконец двинулось рассудком и, повинуясь безотчётной ярости рогоносца, впилось в обнажённый левый сосок. Распутная вдова взвизгнула, выпучила от боли глаза и, увидав перед собой покачивающийся в дымке силуэт вонзившейся в грудь плешивой головы покойного мужа, схватилась за сердце и от неожиданности окочурилась...
Пётр ужинал и устало просматривал видео смерти вдовы. Кацман с женой стояли поодаль, друг на друга не поднимали глаза и ждали приговора. Сам Пётр задумчиво перематывал диск, не зная, какое принять решение. Женщина не попадала под статью "Прелюбодеяние", так как была уже месяц вдовой, а сам Кацман не вписывался в параметры "Не убий", так как на момент инцидента был уже трупом. Но Петру нестерпимо хотелось сослать в Ад обоих.
Гуляя обычно в это время у стен Рая, прощённый всадник Понтий Пилат словно прочитал мысли Петра.
- Верни их обратно в мир, - хитро прищурившись, шепнул на ухо апостолу прокуратор. - И запрети разводиться. Сами себя накажут.
Пётр сначала неодобрительно посмотрел на Пилата, который вмешивался не в своё дело, а затем задумался, осознавая предложенный римским наместником совет. Глянув грядущее, Пётр обмер от восторга предстоящего наказания. Улыбка незамутнённого счастья озарила его лицо.
- Дарую вам долгую жизнь! - важно и торжественно сказал он супругам и, как только те испарились, захохотал что есть сил.

О Драконе и принцессе
"Рыцари теперь пошли предусмотрительные. По одиночке не ходят, больше компаниями. Вон окопалась команда. Третью неделю пытаются до сокровищ добраться. Заросли уже все, воняют неприятно. Речка не близко, а в лесу особо не намоешься. Больше на разбойников уже похожи, чем на рыцарей. И ведь не надоедает им. Сами в пещеру лезть боятся, все норовят подручными средствами. Костерок тут на входе разожгли, выкурить пытались. Что им дракон - таракан, что ли? Прочихался, выполз и разогнал по окрестным оврагам всю эту братию. Аж пожалел, что человечиной не питаемся. А то отгрызть так ногу или руку какому-нибудь самому рьяному, авось в следующий раз поостерегутся лезть, куда не след...
А вот еще на днях учудили, привели поросенка к пещере, где только добыли-то? На живца ловить собрались. Ну, форменное неуважение! Дракон, конечно, старый, но не в маразме еще. Это ж какой дурак поверит, что поросенок сам пришел и за веревочку привязался, мол, "кушайте меня на здоровье". И сапог здорового размера из-за ближайшей елки торчит так, случайненько. Вместе с поросенком припрыгал.
Проверять, не доукомплектован ли сапог рыцарем с самострелом, поленился. Дождался, пока поросячий визг им самим надоест. Поросеночка только жалко - на шашлык пустили, изверги. Тьфу, ни ума, ни фантазии. Скука, одним словом..."
Драконьи размышления прервал шорох на входе в пещеру.
"Хм, что это там за мышка шарится? А то прошляпишь так, и получишь стрелой в глаз. Не смертельно, но малоприятно. А, может, кто смелый нашелся? Неужели с мечом полезет?" - Дракон аж зажмурился от предвкушения. Осторожно изогнув шею, вгляделся в темноту. "Мышкой" оказалась толстая неопрятная тетка.
"Ишь, как пробирается. Темно ей, неудобно, того гляди в пузо врежется. Этой-то что надо? На рыцаря не тянет вроде," - Дракон галантно подсветил огоньком.
Заметив нависшую драконью тушу, тетка выкатила глаза и попыталась грохнуться в обморок.
- Ну, здрасти! - обиделся Дракон. - Лезут сначала сами, а чуть что, так в обморок. Если без чувств лежать собиралась, так чего ко мне-то тащилась?
Тетка тряхнула головой, очухалась и экзальтированно заверещала:
- Давай, жри меня, жуткая гадина!!!
Дракон опешил.
- Э-э, дамочка, мы так не договаривались. Залезла без спросу, нахамила. Вы, собственно, кто?
- Принцесса-а-а-а... - зарыдала тетка.
- Кто? - скептически переспросил Дракон.
- Принцесса я, настоящая-а-а-а! Несчастная-а-а-а! Сестры давно уже замужем, а я, ду-у-ура, женихов все перебирала, пока одна не осталась! И соседские принцессы уже подросли, и больше никто не сватается-а-а-а. И уже все слуги смеются. И пусть меня лучше ты сожрешь, чем такая жизнь! И еще... И вообще... И еще батюшка-король вчера меня "старой девой" обозваа-а-ал...
- Так-так, - прервал излияния Дракон. - И Вы решили закончить свою никчемную жизнь таким оригинальным образом? Нет, ну не понимаю я людей! Они, значит, в пасть дракону лезут свои проблемы решать. А о драконе хоть кто-нибудь подумал? Ему, значит, жри всякую пакость, желудком потом мучайся...
- Извините, - всхлипнула принцесса.
- Извиняю, я сегодня добрый. Но есть тебя не буду, даже не проси. Не ем я людей.
- Почему? - отвлеклась от страданий принцесса.
- Не вкусно, - смутился Дракон - и вообще, заканчивай реветь. Не терплю женских слез. Давай лучше, рассказывай, ко мне-то ты как добралась, там же рыцарей пол леса?
- Я костер видела, обошла кусточками. Ну, и это, сюда забралась.
- Кусточками, кусточками... - Дракон задумался.
Самым логичным было бы выгнать принцессу взашей и отправиться спать. Но не зря же драконы считаются хитрыми, умными и мстительными существами. Идея обещала быть интересной.
- Хм, слушай, принцесса, а хочешь рыцаря в мужья? Ну, чем он хуже принца? Герой, красавец, охотник на драконов. Ну, и вообще, хоть какой-то муж рядом будет.
- Рыцаря? - оживилась принцесса, - Хочу! А как?
- А так, - захихикал Дракон, - слово такое умное есть. Реклама!
- Ре... чего?
- Не важно чего, - Дракон аж лучился от удовольствия, - главное, что нам поможет.
- А можно... - принцесса покраснела, - Там есть такой, бородатенький. Вот его бы.
"Ишь ты, кусточками она пробиралась, а рыцарей разглядеть успела. Но это и кстати. Тот "бородатенький" больше всего усердствовал в процессе ловли меня "на живца". Видать командует у них. Теперь пусть попляшет."
- Так, - Дракон подполз поближе к выходу. - Рыцари! Эге-гей! Тут у меня в плену томится младая непорочная дева! Принцесса, между прочим. И сейчас я над ней надруга... - Дракон обернулся на принцессу, - Э-э-э..., сожру ее, вот!
Принцесса закашлялась.
- Подыгрывай давай! - зашипел Дракон.
Принцесса выдала громкое немелодичное: "А-а-а-а-а!"
- Тьфу, что ты ревешь, как раненый бык?! Нежнее надо, нежнее...
Во второй раз у нее получилось лучше. Рыцари на входе загалдели, засуетились.
Дракон кивнул принцессе на тюк с розовой тканью - закутайся, мол, чтобы только глаза торчали. Ну, можешь там ручку элегантно показать... или ножку.
- Так? - замотанная принцесса выставила вперед не сильно чистую волосатую ногу.
- Лучше не надо, и так сойдет, - поморщился Дракон, - Ладно, времени на инструктаж мало. Твоя основная задача: донести до рыцаря классическую идею: "спас - женись". Но, думаю, он и так будет своим подвигом доволен до соплей, так что сбежать не должен. До свадьбы держись от него подальше. Лицо не открывай, найдешь дома, чем прикрыться... Ты - стеснительная и скромная девица. Да и вообще, пусть у него фантазия разыграется. Ну, а потом, никуда он не денется уже. Поняла?
- Поняла! - принцесса согласно закивала.
- А, чуть не забыл, - отца своего попроси, чтоб хоть на месяц этим идиотам запретил около моей пещеры появляться. Одолели уже!.. О! Идет, кажись...
Как Дракон и ожидал, козлом отпущения, в смысле спасителем, дружно назначили "бородатенького". Тот великодушно отнекивался, пытаясь переложить право этого сомнительного подвига на кого-нибудь менее ценного в команде, но дураков не нашлось. Закончилось тем, что ему всучили меч и в добрый десяток рук подтолкнули на съедение, в смысле - на подвиг.
На входе зашуршало, завозилось.
Смелости у спасителя надолго не хватило. Через несколько шагов рыцарь крепко зажмурился, задрал меч и с воплем бросился вглубь пещеры.
Дракон, увидев несущегося рыцаря, галантно увернулся, позволив тому с размаху вписаться в стену. После чего обреченно зарычал: "Умираю!" - и свалился на бок.
- Ой! Головой ударился. Кажется, убился! - принцесса бросилась к рыцарю.
Умирающий дракон приподнял голову, прислушался:
- Не, не убился, дышит.
Рыцарь меж тем застонал, очнулся, обвел пещеру мутным взглядом и попытался сфокусировать его на принцессе.
- Принцеса-а-а....
И отрубился обратно.
- Давай быстрее, тащи его к выходу, пока не очнулся! - скомандовал Дракон.
- Я? - удивилась принцесса.
- Нет, блин, мертвый дракон тебе его потащит!
Принцесса пробурчала что-то о мужской невежливости, но с задачей справилась довольно быстро.
Дракон дождался, пока принцесса вытащит свою добычу на свежий воздух, после чего изобразил бурную агонию с ревом и стонами. Не забыв в процессе умирания подтолкнуть ко входу в пещеру камешек побольше, чтоб рыцарям неповадно было за сокровищами наведаться.
Долго еще по лесу разносились победные вопли рыцарской банды. Попытались, конечно, отодвинуть камень, приспособив пару елочек вместо рычага. Но Дракон вовремя просек эту идею и предусмотрительно попридержал камешек с той стороны.
Наконец все стихло. Дракон отполз в глубь пещеры, угнездился поудобнее и с удовольствием зевнул:
- Эх. Наконец-то отосплюсь...