мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Современные сказки - 1


Политическая сказка
Старый медведь помер. Оставшийся хозяином в лесу медвежонок был еще мал, и поэтому многие звери почувствовали вольницу. Хряк, козел и плескавшиеся в речке шпроты, в полный голос перемывали покойному кости, не забывая и о наследнике. Из соседнего леса задумчиво щурился полосатый тигр - в отличие от остальных он хорошо помнил старую заварушку со стаей волков, в которой ему повезло оказаться с медведем на одной стороне и посмотреть косолапого в деле. И он понимал, что не просто так теперешний волк старается не портить с медведем отношения. С другой стороны, медвежонок еще маловат, а лес у него велик, ой велик.
Поэтому козлу, хряку и шпротам он на всякий случай дружелюбно пообещал свое покровительство, в обмен на травлю медвежонка - нехай сидит в берлоге и не высовывается. Те, поняв это по-своему, обнаглели в конец и подняли в лесу такой визг о задавленных и съеденных медведем собратьях и порченной малине, что уши закладывало иногда даже у тигра. Плюс, не особо успешная возня медвежонка с горным шакалом, в которой тот победил еле-еле и то по очкам, добавляла крикунам храбрости. И если хряк, по причине природной лени, повизгивал только за компанию, а шпроты булькали меж собой и из-под воды их особо слышно не было, то козел, в силу горячего южного темперамента, возбужденно тряс рогами и во всеуслышание грозился медведя забодать.
Гром грянул неожиданно - если раньше козел просто бродил вокруг берлоги и воинственно блеял, на что медвежонок только недовольно ворчал, то теперь он решил призвать к порядку живущего возле берлоги бурундука, который давно мозолил ему глаза. Бурундук вроде как, по старой памяти, дружил с медвежонком, но того давно не было видно, тем более, что тигр одобрительно подмигивал козлу из соседнего леса...
Но, на этот раз все пошло не по плану - неожиданно для всех из берлоги высунулась лапа и двинула козлу так, что он, громко блея, пролетел через весь лес. Потом из берлоги вылез медвежонок, за это время вымахавший почти с папашу, и пошел искать, куда улетел козел. И, судя по выражению морды, совсем не за тем, что бы извиниться.
Всем резко поплохело: козел метался по лесу со скрученными в косичку рогами и требовал, чтобы лесное сообщество спасло его от агрессивного медведя. Разбуженный хряк озабоченно повизгивал, не столько из солидарности, сколько от нехорошего ощущения, что следующим на очереди может быть он. Шпроты заметались, из-за чего речка практически кипела - старый медведь любил порыбачить, и если молодой пошел в папашу...
Тигр, которому в основном адресовались козлиные жалобы, сидел в философских раздумьях: с одной стороны хоть и козел, но союзник, с другой - когти у медведя длинные и зубы о-го-го, хоть и меньше, чем у папаши. Вон волк, опосля медвежьих когтей, совсем зарекся на чужие поляны зариться, хотя дело казалось выигрышное и поначалу удалось медведя аж до берлоги загнать.
Сам волк, хоть и не показывал виду, но все же про себя ухмылялся. Он, в отличие от остальных, отношения с медведем держал хоть и не дружеские, но ровные, в чужой огород не лазил и получить промеж ушей не рисковал.
Еще не рисковал огрести петух - в силу того, что просто не мог поклевать много из-за размеров. Поэтому сейчас он носился над взбудораженным лесом и пытался мирить всех подряд. Правда получалась это неважно - козел был слишком напуган, а медведю так все осточертело, что он гонял козла, не отвлекаясь на петушиные вопли откуда-то сверху.
За ними на почтительном расстоянии бегал хряк и возбужденно повизгивал - ему давно намекали, что молодой медведь может попросить назад ту дубовую рощу на берегу, которой старый когда-то разрешил ему попользоваться просто потому, что желудей не ел. Но в той же роще находилось любимое медвежье место для рыбалки, с которого хряк медвежонка выживал чисто из вредности. Теперь ему могли припомнить старые грешки и рощу отобрать совсем. И, судя по ситуации с козлом, на тигра надежды было мало.
Шпроты просто паниковали: с одной стороны, в речке они были большинством, с другой стороны, речка разделяла два леса, и в случае чего вся движуха шла по их головам, вне зависимости от их желания. Причем даже самые невменяемые шпроты понимали, что для любого берегового жителя они просто легкая закуска. А кто будет прислушиваться к мнению закуски?
Тем временем енот, которому козел тоже попортил немало крови, из солидарности с бурундуком, да и пользуясь, честно говоря, удобным моментом, лихо затер козлиные метки на ведущей к его логову тропе. С одной стороны это оправдывалось скотским поведением козла, с другой - даже ежу было понятно, что козлу сейчас ну очень сильно не до него. Тем более он тоже дружил с молодым медведем, и тот его поведение молчаливо одобрял, что изрядно добавляло еноту смелости: тигр он далеко, а медведь - под боком, и в случае чего ему только, как вот сейчас, лапу протянуть.
В кустах тихо радовался заяц - несмотря на недовольное повизгивание других зверей и предложение тигра нагадить медведю на порог - он продолжал держать нейтралитет и, как показал пример козла, не зря. Теперь он мог спокойно пожевывать травку - перспектива разборок с разъяренным медведем, в отличии от всяких козлов и хряков, ему не светила. И это было, черт возьми, прекрасно!

Адам и Ева. Или как все было на самом деле
- Гад ты, все-таки... - Ева капризно надула губки.
- Конечно гад, кто бы спорил? - Змей нервно пытался демонстрировать невозмутимость. Трехдневные приставания Евы порядком расшатали змеиные нервы.
- Ну что случится, если я съем одно-единственное яблочко?
- В том-то и дело - яблочко как раз одно и есть. Не дам.
- Гад...
- Гад.
- Ну, если оно выросло, нужно же его съесть, - снова начала Ева.
Змей в отчаянье вонзил клыки в ствол, медленно сосчитал до тысячи, вытащил клыки:
- Ева, отстань, - прошипел он.
- Ну, что все время: отстань, да отстань. Нет, чтобы самому даму яблочком угостить.
- И не думай даже. Я здесь как сторож нахожусь, между прочим. Хочешь фруктов - иди к Самому.
- Ходила уже. Два часа слушала о внутренних правилах и законах. Не пойду больше.
- Как хочешь. Только ко мне не приставай, ладно?
- Хорошо, не буду, - Ева сверкнула глазками, - только дай яблочко...
Змей постучал головой по дереву:
- Отстань!!!
- Ну, как знаешь, - Ева подобрала камешек и села полировать ногти. - Мне торопиться некуда - вечность впереди...
Змей свалился с ветки:
- Что?! Ты здесь вечность сидеть собираешься?!
Ева демонстративно продолжала возиться с ногтями.
- Я тебя спрашиваю! Ты здесь вечность сидеть собираешься?!
- Не ори на меня - не муж! ...Кстати, слово какое интересное, надо бы запомнить...
- Ева, да пойми ж ты, наконец, - голос Змея приобрел плаксивые интонации, - на работе я, нельзя мне, никак нельзя - уволят.
- Я бы с тебя вообще шкуру спустила, - Ева внимательно осмотрела Змея оценивающим взглядом с головы до кончика хвоста, - на сумочку, за жадность.
- Какая жадность? Мое это, что ли?
- Тем более. Свое бы жалел, я бы еще поняла... Дашь яблоко? - голос Евы обещал большие неприятности, причем в самое ближайшее время.
С клыков Змея закапал яд.
- Давай так, - предложил он, - я отвернусь, а ты быстро хватай и беги.
- Что-то ты быстро согласился, - прищурилась Ева, - что - яблоко червивое?
- Нет, яблоко не червивое, - проскрипел клыками Змей.
- Что же тогда? Ядом, небось, на него капнул? Со свету меня сжить хочешь? Это за все хорошее, что я для тебя сделала?
Змей завертелся волчком. Из пасти вырвался клубок черного дыма.
- Нет там яда, нет! Бери, ешь, только отстань от меня, Бога ради!
- Не верю я тебе. Все вы - змеи - одинаковы, - процедила Ева и, заметив вышедшего из кустов Адама, закричала:
- Эй, Адам, иди-ка сюда!
Адам подошел, с любопытством рассматривая дрожащего от бешенства Змея.
- Ну-ка, откуси, - протянула ему сорванное яблоко Ева, - только немного, ишь, замахнулся!
Адам послушно съел кусочек фрукта. Ева, выждав какое-то время, с удовольствием впилась в яблоко, победно поглядывая на несчастного Змея.
- Ну вот, видишь - все не так страшно, - щелкнула она Змея огрызком по носу.
Повернувшись к Адаму, Ева увидела его внезапно как-то по-другому.
- Адам, а ты вообще-то ничего, - задумчиво промурлыкала она. - Ну-ка, давай пройдемся...
- Куда, зачем? - спросил Адам, которому досталось слишком мало яблока.
- Это я тебе по дороге объясню, - пропела Ева и повернулась к Змею. - Тебя сюда, кажется, сторожить поставили? Ну, так сторожи, чтоб никто не видел, а то ведь скажу: это ты меня соблазнил. Слышишь, зеленый?..
И, крепко держа Адама под руку, Ева поволокла его в райские заросли...

Дракон
- Ну, всё, твоя взяла. - тяжело выдохнул дракон, озабоченно разглядывая продырявленный бок, - Забирай этот паршивый город и владей им. Только учти, ни одной симпатичной девственницы там не осталось.
- Сожрал? - грозно замахнулся рыцарь мечом.
- Сдурел что ли? - обиженно махнул хвостом дракон, - зачем их жрать-то? Истеричек. Эти идиоты тоже думали, что жрать собираюсь. Город я захватил сразу. Никакого сопротивления. А к вечеру смотрю - делегация магистрата тащит какую-то девку в белом балахоне с веночком на голове. Та орет, слезы в три ручья... На, говорят, забирай свою дань, только нас не трогай. И бегом, бегом обратно. Только пятки засверкали. А девственница, как стояла, так и грохнулась в обморок. Только я больше баранов предпочитаю. На вертеле. Или телят.
- И что же ты с ней сделал? - хмуро спросил рыцарь.
- Что, что... Что с девственницами делают? Девка была не хилая, да еще хорошенькая... Ну отволок ее в пещерку... Да, пока была в обмороке, оприходовал. Тут она и очнулась.
Дракон хмыкнул и вновь уставился на глубокую рану в боку.
Рыцарь стащил шлем с головы, устало прислонился к дереву.
- И что дальше?
- А ничего. Утром прилетел на площадь да сказал, чтобы каждый день приводили мне по девственнице. Раз в неделю устраивал смотр, отбирал кандидаток. Так не поверишь, сперва нашлись такие, кто стал доносить - у кого дочка красавица, кто укрывает своих дочерей... а потом... потом эти идиоты стали за честь почитать, чтобы выбор пал на дочь кого-то из них. А сами девки после этого гордо вышивали на своих платьях мое изображение. Что, мол, удостоилась. Только надоели мне эти девственницы быстро. А как-то заметил, что у бургомистра жена молодая... Ну, и приказал. Так этот слизняк собственноручно привел ее, потом послушно ждал за воротами, когда вернут обратно. Я ему даже орден за преданность выдал. И что ты думаешь? До того дошло, что иные ради ордена или местечка в магистрате, должности при ратуше - сами своих дочек да жен приводили.
Дракон сплюнул кровавую слюну.
- Ты главное, их не балуй. Живо на шею сядут. Я им периодически встряску устраивал. То спикируешь ночью да плюнешь огнем по крышам, то очередного бургомистра хвостом прихлопнешь за недоимки... Кстати, вдова первого, на следующую ночь сама прибежала ко мне. Очень уж ей тот раз понравилось. Я ее потом выдал замуж за городского поэта, да еще после свадьбы по праву первой ночи, придержал у себя и велел новобрачному всю ночь стоять под окном с факелом.
- Тиран ты. Деспот. - выдохнул рыцарь.
- Дурак - презрительно огрызнулся Дракон - ты посмотри на этих людишек. Я их десять лет третировал, а они... Посмотри - посмотри вон на них.
Рыцарь оглянулся. Стены города были усеяны толпами празднично разодетого народа. Над головами реяли огромные транспаранты: "Наш Дракон - самый лучший дракон в мире!", " Слава Великому Дракону!", "Наш Дракон - непобедим!", "С Драконом - в будущее!"
- Ну что, видел? Они еще оплакивать меня начнут. Так что, ты им сразу покажи где раки зимуют. Для начала выбей зубы бургомистру. Тварь редкая, зато жена... Сам подбирал ему. Ну, и снеси головы паре крикунов.
- За что? - изумился рыцарь.
- Да ни за что. За недостаточно почтительный взгляд. Или просто так, для профилактики. Потом обложи данью, да такой, чтоб взвыли, а ты им позже скостишь слегка. Они и возликуют. И обязательно прикажи приволочь в спальню пару девок или жен познатнее и покрасивее. Это их сразу успокоит. Проникнутся. Ну ладно. Чего это я тебя учу тут? Там разберешься. Не маленький. Только учти - не поворачивайся к ним спиной, пока не выдрессируешь под себя. Прощай.
Дракон хрипло выдохнул и с трудом взмахнув крыльями, попытался взлететь. Тяжело набрав высоту, он потерял остатки сил и рухнул на острые зубцы скал. Со стороны города донеслось горестное "Аах!".
Рыцарь медленно развернулся и зашагал к городским воротам. Шагая через поле он видел, как толпа топча друг друга ринулась со стен прочь. Дойдя до ворот, грохнул в них кулаком. Ни звука не донеслось в ответ. Пожав плечами, рыцарь высадил обе створки. Тяжелые ворота рухнули наземь. В облаке пыли мелькнули сапоги улепетывающих стражников. Главная улица тянулась от ворот и до самой площади. Брусчатка вся была усеяна охапками цветов и веночков. Через улицы от дома к дому тянулись праздничные гирлянды. С балконов свисали транспаранты в честь Дракона и его портреты.
Громыхая доспехами, рыцарь зашагал к площади. Собравшаяся там празднично одетая толпа ожидала победителя с озабоченно-настороженным видом. Едва рыцарь ступил на площадь, как бургомистр подал знак музыкантам, те испуганно грянули туш.
Рыцарь недоуменно оглядел толпу и двинулся к возвышению с трибуной. Бургомистр встретил его у лесенки и протянув на подносе ключи от городских ворот, клюнул носом в плечо, всхлипнул, но встретив холодный взгляд рыцаря, осекся и поспешил бухнуться на колени. Толпа немедленно последовала его примеру. Рыцарь медленно поднялся на возвышение и оглядел площадь. Его явно здесь не ожидали. Город готовился к возвращению Дракона - победителя и теперь не знал, как воспринимать такой поворот судьбы.
- Встаньте люди! Дракон повержен и теперь вы свободны от его ига. Больше никто не станет издеваться над вами, позорить ваших дочерей и жен. Больше никто не станет ночами врываться в ваши дома и громить их. Никто не станет грабить вас и унижать. Отныне вы вольный город.
Глаза бургомистра сперва округлились от изумления, потом затуманились... Он ловко водворил на место отпавшую челюсть...
- Сейчас я устал и хочу отдохнуть. А утром мы встретимся, чтобы решить все ваши насущные дела - сообщил рыцарь, так и не дождавшись возгласов ликования. Женщины из толпы недружелюбно буравили его оценивающими взглядами.
- Где тут постоялый двор?
- Дворец Дракона к вашим услугам - икнул бургомистр.
- Дворец так дворец - нехотя согласился рыцарь и сошел с возвышения.
Толпа молча расступилась и он зашагал к замку Дракона возвышавшемуся за площадью. Бургомистр торопливо семенил за ним. Уже у дверей потянулся к плечу рыцаря и выдохнул :
- Прикажете девственницу привести?
Рыцарь неприязненно оглянулся на него. Бургомистр робко поежился:
- Как будет угодно господину рыцарю.
Тот, не отвечая, пнул ногой парадную дверь и вошел в здание. В опустевшем замке, он нашел какую-то комнату с кроватью и, рухнув на нее прямо в доспехах, забылся глубоким сном. Он был очень уставшим после тяжелого, продолжительного боя. Всю ночь ему снился хохочущий дракон, оборачивавшийся то девственницами, то бургомистром.
Утро разбудило его шумом с площади. Рыцарь вскочил и поспешил в залу. Увидев двери, ведшие на балкон, распахнул их и вышел навстречу утреннему солнцу. Вся площадь была заполнена жителями города. На возвышении надрывался бургомистр. В это время кто-то, увидев рыцаря, завопил, показывая на него. Бургомистр поднял голову.
- Вот он! Вот убийца нашего обожаемого Дракона! Безответственный искатель приключений! Он презирает нас! Он пренебрегает нашими традициями! Отказался от нашего дара - одной из последних девственниц города! Авантюрист несущий анархию и гибель всем нам! Вы слышали, что он вчера сказал? Мы теперь вольный город! А разве мы были рабами? От чего мы вольные теперь? От внимания и заботы нашего незабвенного Дракона? От его защиты? Ни один драконишка не смел появиться в пределах города, в страхе перед нашим Драконом. Ни один бродяга и наглец не смел обесчестить наших женщин и девушек! Дракон разорвал бы наглеца на части. Ему и только ему принадлежала эта великая честь. А что с нами будет теперь? Кто защитит город и кто будет наставлять нас? Кто будет править закон и порядок? Город осиротел! И этот бродяга смеет считать себя освободителем! Смерть ему!
- Смерть ему! - Завопила толпа, а громче всех кричали и бесновались женщины.
Стражники и ремесленники уже бросились к дверям замка...
Внезапно, обе створки парадного входа разлетелись вдребезги. В дверном проеме стоял рыцарь с тяжелой сверкающей секирой в руках. Глаза его были недобро прищурены, а на губах играла зловещая усмешка.
Что-то очень знакомое было в этом для толпы и она невольно подалась назад. Замешкавшийся было начальник стражников, внезапно рухнул с раскроенной головой. Сверкающее лезвие секиры окрасилось алой кровью. Рыцарь, громыхнув доспехами, шагнул вперед. Толпа в страхе раздалась в обе стороны.
Он стремительно бросился вперед и в мгновение ока оказался на возвышении. Перепуганный бургомистр получив удар ногой в живот упал на колени.
Рыцарь обернулся к площади.
- А с чего вы решили, что я освободил вас? - нехорошо осведомился он, - Кто вам сказал, что я пришел вас освобождать? Я победил вашего хозяина в бою и завоевал этот город. И отныне вы принадлежите мне со всеми вашими потрохами. По праву победителя! Раз вы не понимаете иного языка, то будь по-вашему!
Бургомистр беспокойно зашевелился у ног. Рыцарь схватил его за шиворот.
- Когда я говорю, то все молчат и не дышат!
Он отвел кулак в латной рукавице и впечатал в лицо бургомистра. Тот привычно всхлипнул. Потом поднес ладонь ко рту, выплюнул окровавленное крошево зубов. Изумленно посмотрел на них, поднял глаза на рыцаря...
Вдруг его разбитые губы разъехались в счастливой улыбке.
- Хажяин... - радостно прошамкал бургомистр - наштаяший хажяин. Он нырнул головой вниз и униженно вылизал сапог рыцаря.
Рыцарь небрежно, носком сапога отшвырнул бургомистра.
- Хватит. А раз признал, негодяй, то не забывай о своих обязанностях. К вечеру чтобы были накрыты на площади столы. Поэтам приготовить оды. Музыкантам сочинить новый гимн. Всем гильдиям приготовить дары. Всем девушкам и женщинам города завтра явиться во дворец. Я отберу для себя фрейлин, горничных и служанок. И еще - каждую ночь в мою спальню приводить по... Он задумался - пока по девственнице, а потом посмотрим. Завтра объявлю вам размеры новых податей. А сейчас, чтобы живо приготовили мне обед. И прибрать замок. Иначе полетят головы...
Он выразительно тряхнул секирой. Толпа облегченно вздохнув, традиционно рухнула на колени. Жизнь возвращалась в привычную колею.
Рыцарь повернулся к бургомистру.
- Кстати, Дракон мне что-то говорил насчет твоей жены...
- Я шейшаш же пошлю жа нею - счастливо прошамкал бургомистр.