мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Современные сказки


День святого Валентина
- Девица! Накрывай, дракон пришёл! - дракон добавил в кучу несколько брусков золота, маску фараона Тутанхамона и бронзовую статую писца.
- Далеко летал? - спросил бес из своего уголка.
- В Каир. Там сегодня "Ночь музеев", дают всякое.
- Прямо дают?
- Дают не дают, а брать не мешают! - огрызнулся дракон. - У нас сегодня баранина или оленина? Жрать хочу!
Дракон потянул носом. Съестным не пахло.
- А где девица?
- Гуляет, - тоненько протянул бес. - По полям, по лугам. Подумывает, не уйти ли жить к маме.
Дракон так и сел.
- Что опять случилось?!
- Случился день святого Валентина, - бес попытался принять скорбный вид, но не сумел.
- Кого? - дракон был не силён в святцах.
- День всех влюблённых, - произнёс бес по слогам.
- И кто тут у нас влюблённый? - гоготнул дракон.
- Кто хочет сытный ужин, ласковый взгляд и почесать за ушком, тот и влюблённый, - популярно разъяснил бес. - А кто не влюблённый, от того уходят к маме.
Дракон выругался и сплюнул огнём. Куча золота закоптилась, перестав блестеть. Дракон представил, как пещера стремительно зарастает копотью, пылью и паутиной, отвычные уже трапезы из овец (на гарнир руно) и долгие зимние вечера в глумливой компании беса...
- Не надо! - застонал он. - Я согласен быть влюблённым! А что делать-то?
Бес оживился, потёр лапки и вспрыгнул дракону на шею, поближе к ушной раковине.
- Чем влюблённый отличается от нормальных людей? - спросил он лекторским тоном и заглянул дракону в левый глаз.
- Эээ... Жар, лихорадка, потеря сна и аппетита, бред, галлюцинации, покраснение кожного покрова... Вплоть до высыпаний...
- Кто ж тебя так просветил? - бес хихикнул.
- Нахватался по верхам, - уклончиво сказал дракон.
Он любил подслушивать у принцессиных башен: сначала куртуазная поэзия, потом - песни и пляски, а потом - самое интересное.
- Это не любовь, а сифилис! - гаркнул бес. - Не путай причину со следствием! Запомни, салага: влюблённый должен иметь вид лихой и придурковатый, готовый на подвиги! В руках - букет цветов, бутылка шампанского и коробка конфет! А в кармане - колечко!
- Всевластья? - робко спросил деморализованный дракон.
- Какое достанешь. Можно просто с бриллиантом. Другой подарок тоже сойдёт. Как говорится, дорого внимание. А дорогое внимание особенно дорого, - бес спрыгнул на пол. - Ну, чего уставился? Девица ждёт! Мыкается там одна, в лугах... А то, может, уже и у мамы.
Хлопая крыльями, дракон выбежал из пещеры и штопором взвился в поднебесье...

- Обернись и сразись со мной, чудовищное чудовище!
- Отвали, Гавейн, - мрачно сказал дракон. - Не видишь, занят? Горе у меня. День святого Валентина.
- Цветочки рвёшь? - рыцарь опустил копьё.
- Ну.
- А какие цветочки твоя девица любит, знаешь?
- А какая разница? - дракон осмотрел собранное. - Цветочки и цветочки. Главное - много!
- Вижу, что много. Вот Моргана обрадуется, когда увидит, как её цветник ободрали.
- Я Морганы не боюсь, если надо, отобьюсь, - захохотал дракон. - Чхал я на Моргану. Своя девица ближе к телу.
- В первый раз день святого Валентина отмечаешь?
- Ну, - дракон насторожился. Кисло-горький вид рыцаря предвещал неприятные сюрпризы.
- Сразу видно, что букетом по морде тебя ещё не били.
- За что? - опешил дракон.
- За то, что ты подарил жёлтые цветы! А тебе сто раз было говорено, что она не любит жёлтые, а любит красные! И вообще не любит лилии, а любит розы! А ты, глухая, бессердечная скотина, всё пропустил мимо ушей, только и думаешь, что о пиве и турнирах!
Гавейн махнул рукой и пришпорил коня. Дракон растерянно посмотрел ему вслед, перевёл взгляд на собранные цветы. Разложил их на земле и принялся сортировать...

- Д-д-ды, - заикался трактирщик.
- Не трясись, не за тобой, - сказал дракон благодушно. - Моя девица покупает шоколадки у тебя?
- Н-не-не...
- Да знаю, что у тебя. Тащи сюда самую большую коробку самых её любимых. И перевяжи красиво. Бантики там, ленточки - ну, ты понял.
- Я и говорю, - ожил трактирщик, - д-д-ды-дыва золотых.
- Что?! - завопил дракон. - Да это же грабёж!
- Н-не-не-не... Это предпринимательство!

- Мне нужен самый лучший подарок для моей девицы, - сказал дракон строго. - День святого Валентина, чё.
- Подарите ей колечко, - посоветовала златокудрая менеджерица.
- Вся пещера в колечках, - отмахнулся дракон. - Надоели, поди.
- Тогда шубу.
- Зачем ей шуба? - удивился дракон. - У нас жарко.
- Медведя плюшевого.
- Не любит она медведей. Я ей приносил из леса; не надо, говорит, неси откуда взял. И тигра не захотела, и жирафа.
- Вы совершенно правы, - вкрадчиво промолвил владелец лавки, делая менеджерице страшные глаза. - Мы подберём вам самый лучший подарок. Вы его долго не забудете. И девица ваша тоже...

- Ты где был? - грозно спросила девица, уперев руки в бока.
- Так это... День святого Валентина... Всех влюблённых... Вот! - дракон высыпал букеты к ногам девицы.
- А почему их столько? - девица подозрительно прищурилась. - А! Я поняла! Ты хотел подарить их нескольким девицам! Но они не взяли! И ты их принёс мне! Потому что надо же их куда-то девать!
- Это всё для тебя, дорогая! - дракон ударил себя лапой в грудь. - Я просто не знал, какие цветы ты любишь больше.
- Я не люблю садовые цветы, - горько прошептала девица. - И вообще не люблю цветы срезанные. Я люблю ромашки в горшочке!
- И ты мне сто раз об этом говорила, - пробормотал дракон. - А я всё пропустил мимо ушей...
- Да, - удивилась девица. - Не такой уж ты и глухой.
- Ну вот, видишь! Не сердись, - дракон протянул ей бутылку и конфеты. - Я вкусненькое принёс...
- Как ты мог?! - глаза девицы наполнились слезами.
- Что опять не так?! - взревел дракон.
- Не кричи на меня! - девица зарыдала. - Я на диете! Уже второй месяц! А ты даже не заметил! Или заметил? - она сверкнула заплаканными глазами. - Точно, заметил и специально принёс мои любимые! Чтоб поиздеваться!
- Срочно скажи ей, какая она красивая, - просуфлировал бес. - Скажи, что ей не надо худеть.
- Тебе не надо худеть! - радостно заорал дракон. - Это ты раньше была тощая, а теперь бочки наела - самое оно. Кругленькая, сладенькая, пампушечка моя!
Бес присел и накрылся хвостом.
- Не надо так, милая! - взывал дракон, пятясь под градом предметов, выхваченных из золотой кучи. - Нет! Нет! Только не писцом! Лучше посмотри, какой подарок я тебе купил!
Девица опустила статуэтку писца.
- Подарок?
- Вот! - дракон развернул крыло.
Подарок со звоном выпал на пол. Глаза девицы округлились.
- Это?!
- Нравится? - радостно спросил дракон. - Видишь, всё для тебя! Ты столько раз жаловалась на дурацкое дно, к которому всё прилипает и пригорает. Мол, если бы не оно, ты бы готовила, как богиня... Так вот она - самая большая сковорода с самым антипригарным покрытием, какую я только сумел найти! Владей, любимая!
Девица взяла сковороду, как теннисную ракетку, и улыбнулась.
Бес лёг на пузо и пополз в тень...

Дракон рискнул вернуться только к рассвету.
По всей пещере были расставлены цветы в красивых вазах. Девица спала на своей тахте, разметав косы и сладко посапывая. Рядом валялась пустая коробка из-под конфет. Дракон подошёл к ней на цыпочках, укрыл одеялом.
- Ты, конечно, ужасный, - прошептала девица, приоткрыв один глаз. - Грубый, невоспитанный и нечуткий. Но я тебя всё равно люблю, хоть ты и чудовище. Сама не знаю за что. Уж такие мы, женщины, - всё прощаем!
Она свернулась клубочком и засопела дальше. Прощённый дракон обернулся кольцом вокруг тахты и заснул счастливым сном.
- Зачем влюблённому мозги, когда у него такое большое сердце? - прошептал никогда не спящий бес. - Спи, дракон, набирайся сил. Восьмое марта не за горами.

Царевна-лягушка
- Избушка, избушка! Повернись к лесу задом, ко мне...
- Оставь в покое мою избушку! - заорала Баба-Яга и высунула голову из окошка. - Не смей! Тоже, взяли моду... Все шастают, все избушку туда-сюда вертят. Вот сейчас как выскочу, как выпрыгну... Эй? Да где ты?
- Здесь я.
Баба-Яга близоруко прищурилась. Далеко внизу, у крылечка, сидел в траве пучеглазый лягушонок.
- Ты, что ли?
- Я. Помощь мне нужна, бабушка. Невесту мою украли.
- Помощь ему... А ты знаешь, что я только по царевнам специализируюсь?
- Так она и есть царевна!
- Ну-ка, ну-ка! - заинтересовалась Баба-Яга. - Давай подробности.
- Да какие там подробности... Была у меня невеста, Василиса. Любили мы друг друга. А потом налетел Иван-Царевич, схватил мою суженую и умчался - она и квакнуть не успела. Теперь не знаю, где ее искать. Подскажи, бабушка?
Старуха хмыкнула и прикрыла рот рукой.
- А ведомо ли тебе, что та Василиса - заколдованная девица?
- А мне все равно, - ответил лягушонок. - Хоть девица, хоть волчица, хоть устрица. Да будь она даже цаплей - мне никакой другой не надо. Люба она мне...
- А ты ей?
- Говорит, тоже люб.
- А ты и поверил?
- Конечно, поверил. Я ей во всем доверяю.
- Тяжелый случай, - покачала головой Баба-Яга.
- Еще какой тяжелый, - вздохнул лягушонок.- Так поможешь?
- Ну, помочь - дело нехитрое. Дорогу я тебе укажу. Придешь ты ко дворцу Ивана-Царевича, а дальше что?
- А дальше - убью его!
Баба-Яга поперхнулась.
- Как - убьешь?
- Как - это я еще не придумал. Но убью точно! Нечего чужих невест воровать!
- Ну, ладно. Слушай сюда внимательно. Расскажу, как с Иваном справиться. Пойдешь отсюда на восток, выйдешь к Морю-Окияну. В Море-Окияне найдешь остров Буян. На острове растет дуб, на дубе висит сундук, в сундуке сидит заяц, в зайце - утка, в утке - яйцо, а в яйце...
- Смерть Иванова?
- Нет. Там смерть Кощеева. Возьмешь яйцо и пойдешь с ним шантажировать Кощея. А уж он-то с Иваном как-нибудь справится.
- Спасибо, бабушка!
- Не за что. Работа такая.

Свиток дракона
Принцесса испуганно сжалась и заскулила, вытирая рукавом слезы.
- Ну, что же ты плачешь? - спросил дракон, - А я хотел пообщаться перед тем, как тебя съем.
- Он должен был явиться ещё вчера! - пискнула девушка.
- Кто?
- Принц.
- Твоего принца я съел вместе с конем, когда он подъезжал к тракту. Так что ещё некоторое время я буду сыт и добр. Кто же отправил тебя сюда одну?
- Народ отправил... - хлюпнула принцесса.
- И зачем же?
- Отец умер, а мать я почти не помню. Мне пришлось править государством одной. Но начались дожди и не прекращались... Долго. И народ взбунтовался. А ещё главный советник. Это он все подстроил. По легенде, если принести принцессу в жертву дракону...
- То дожди прекратятся, и государство ждет солнечное, теплое лето без засух и наводнений. Я знаю, это старая легенда. Открою тебе тайну, малышка, дождь вызван пеленою грозовых туч, идущих с запада, скоро дожди пройдут, и выглянет солнце. Все решат, что это жертва дракону сработала, и тебя никто не станет искать. Ни тебя, ни твоего принца.
- Ты все врешь! - сказал принцесса, топнув ногой. - Он приедет и заберет меня.
- А ты смелая, - произнес дракон, облизнувшись. - Обычно принцессы падают в обморок даже раньше, чем я приземлюсь и сложу крылья.
- Не ври, ты не умеешь летать, у тебя крылья слишком маленькие для этого!
- Смелая, ещё и умная. А ты права, летаю я с помощью магии. Хочешь, покажу?
- Покажи... - сказал принцесса. Кажется, страх отступал.
Дракон поднялся на лапы, взмахнул крыльями и медленно взлетел, разгоняя под собой волны у самого края скалы.
- Ты же не исчезнешь с восходом солнца, да? - безнадежно спросила принцесса.
- Нет, это сказки. А вот то, что я ем людей - это не сказки. Вот только я ем плохих людей. Странно, что в этот раз попалась ты. Так что я даже не знаю, что с тобой делать.
- Отпусти. Я уйду.
- А вот так не пойдет. Я же злой дракон, кто будет меня бояться? Начнут ко мне сюда ходить толпами, зачем мне это?
- Тогда не убивай! Я буду развлекать тебя и общаться.
- Зачем? У меня тут есть целая библиотека в подземелье.
- Библиотека? У тебя есть библиотека? - ахнула принцесса.
- Конечно, и не просто библиотека - все сожжённые труды, когда-либо брошенные в огонь. Или как ты думаешь, отчего не горят рукописи?
- Рукописи не горят, потому что их помнят! - вскрикнула принцесса.
- Конечно. Их помню я. У меня есть стихи, карты, древние письма на множестве языков...
- Дашь почитать? - у принцессы сразу загорелись глаза.
- С чего бы вдруг? В мою библиотеку могут войти только драконы, а не всякие принцессы с принцами. Мясо, кстати, у него было отвратительное, едва не стошнило. Кстати, он хотел продать мою голову, жениться на тебе и захватить трон.
- Ты врешь!
- Зачем бы мне врать? Я знаю все, что знал он, съев его. Впрочем, знал он немного, всего лишь как отравить тебя, когда ты потребуешь от него детей, ведь он не любил женщин, если ты поняла, о чем я.
Принцесса тяжело вздохнула.
- У меня не осталось отца и матери, - сказала она печально, - а теперь и любимого...
- Отличный повод умереть, да? - спросил дракон. - Но раз ты развлекла меня беседой в это хмурое утро, могу дать тебе последнее желание. Учти, отпускать я тебя не буду, и есть людей не перестану.
- Желание... - вздохнула принцесса. - Тогда дай прочитать мне свиток из твоей библиотеки. И пусть это будет что-то самое лучшее, что ты когда-либо читал сам.
- Хорошо! - сказал дракон, - Как раз для тебя у меня завалялся один такой свиток. Вообще их было два, один из них когда-то прочел я сам. Остался ещё один. Тебе понравится.
Огромным когтем дракон содрал цепи и прямо перед принцессой в воздухе возник старенький и невзрачный свиток, завернутый в кусок рыбьей кожи. Принцесса открыла свиток и начала читать. Море вокруг забурлило, начало пениться. Подул сильный ветер, разгоняя тучи, и первые лучи солнца осветили заплаканное лицо девушки.
- Что это... - сказала она удивленно, дочитав последние строчки. - Какие странные стихи.
- Я же говорил, что тебе понравится.
- Я не чувствую ног... - удивленно сказала девушка, смотря вниз...
В городе вставало солнце. Глашатай докладывал новости новому королю и сообщил о том, что останки прекрасного принца были найдены у дороги, что о принцессе так никто и не слышал, что дождь закончился, и выглянуло солнце. Но кое о чём он умолчал... Крестьянин, обнаруживший тело принца, видел, как над морем, прямо на восток, в след восходящему солнцу улетало два дракона.

Кот и Ангел
- Мир тебе, - ласково сказал Ангел, присаживаясь рядом с Котом на толстую ветку и стряхивая с неё снег.
- Привет, - Кот приоткрыл зелёный глаз, лениво оглядел Ангела и отвернулся.
Ангел спрятал под крыльями босые ноги и посмотрел вниз. Под ними лежал белый двор, полный смеха, визга, летающих снежков и скрипа шагов.
- Высоко ты забрался, - сказал Ангел, оценивая расстояние до земли.
- Зато сюда даже Сашкин снежок не долетит.
Ангел понимающе кивнул и подобрал опущенные крылья. Помолчали.
- А ты что, за моей старушкой явился? - не поворачивая головы, спросил Кот. Голос его был такой же ленивый, но Ангел сразу увидел, как сгустились вокруг него боль и тревога.
- Нет, я ни за кем.
- А! - Облачко тревоги поредело. - Она каждый день говорит, что скоро Ангел её заберёт, - счёл нужным объяснить Кот. - Видно, другой прилетит...
Опять помолчали. Но, видимо, Кота всё же беспокоило присутствие Ангела, и он как можно равнодушнее спросил:
- А ты сюда зачем?
- Да так, отдохнуть присел. Парнишку одного в вашем городе от него же самого спасал. Ох, и трудная это работа! Теперь домой лечу.
- Так ты, это... и от болезни можешь?
- Смотря какая болезнь. Но многое могу. Хранитель я.
- Так чего же ты тут расселся?! - взревел вдруг Кот. - А ну пошли!
И он рыжим вихрем слетел на землю. Ангел тихо приземлился рядом.
Старушка была такая худенькая, что Ангел не сразу разглядел её среди белых подушек. Глаза старушки были закрыты, а грудь ходила ходуном, заполняя всю комнату хрипом, свистом и всхлипами. Ангел наклонился над нею, положил на грудь белые крылья и стал что-то шептать - ласково и тихо. Пока он так стоял, Кот подбросил в печку дров, подвинул на плиту остывший чайник и поставил большую кружку с молоком, сыпанув в неё какой-то травы - готовил питьё для хозяйки.
Когда Ангел разогнулся, дыхание старушки было ровным и тихим, впалые щёки порозовели.
- Пусть поспит, - сказал он Коту. - Ослабла она сильно.
Кот отвернулся и быстро вытер глаза.
Старушка спала, а Кот и Ангел пили чай, и Кот всё подливал в свой чай сливки, а Ангел улыбался, глядя на него.
- Я, наверное, останусь пока у вас, - сказал он, размешивая мёд, - Пока Михайловна не встанет.
- А ты откуда знаешь, что она Михайловна?
- Я же Ангел. Я и то знаю, что тебя Чарликом зовут.
- Значит, вроде познакомились, - хмыкнул Кот. - А тебя как величать?
- А у нас имён нет. Просто Ангел.
Кот молча подвинул ему сливки и прихлебнул из кружки.
Тикали над столом ходики, трещали в печке дрова, за окном усиливался ветер.
- Вот ты спрашивал, зачем я высоко залез, - усмехнулся вдруг Кот. - Выходит, тебя ждал. - И задумчиво добавил, прислушиваясь к ветру: - Носки тебе связать надо. Что ж ты босиком-то по снегу?..