мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Красивые рассказики - 3


Наметанный глаз
Если бы у Коли и Оли спросили в тот день: "Какой самый короткий месяц в году?" - они бы не задумываясь ответили: "Медовый". Только через четыре месяца после его начала, когда у Оли наконец впервые возникла потребность в платье (во всяком случае, в выходном), они с Колей вышли из своей комнаты в общежитии, держа в руках отрез крепдешина, купленный молодым на свадьбу в складчину всеми студентами и преподавателями родного техникума, и направились к дамскому портному Перельмутеру.
В тот день Коля точно знал, что его жена - самая красивая женщина в мире, Оля точно знала, что ее муж - самый благородный и умный мужчина, и оба они совершенно не знали дамского портного Перельмутера, поэтому не задумываясь нажали кнопку его дверного звонка.
- Ну, наконец-то! - закричал открывший им дверь человек, похожий на композитора Людвига ван Бетховена, каким гениального музыканта рисуют на портретах в тот период его жизни, когда он сильно постарел, немного сошел с ума и сам уже оглох от своей музыки.
- Ты видишь, Римма? - продолжал Перельмутер, обращаясь к кому-то в глубине квартиры, - Между прочим, это клиенты! И они все-таки пришли! А ты мне еще говорила, что после того, как я четыре года назад сшил домашний капот для мадам Лисогорской, ко мне уже не придет ни один здравомыслящий человек!
- Мы к вам по поводу платья, - начал Коля. - Нам сказали...
- Слышишь, Римма?! - перебил его Перельмутер, - Им сказали, что по поводу платья - это ко мне. Ну слава тебе, Господи! Значит, есть еще на земле нормальные люди. А то я уже думал, что все посходили с ума. Только и слышно вокруг: "Карден!", "Диор!", "Лагерфельд!"... Кто такой этот Лагерфельд, я вас спрашиваю? - кипятился портной, наступая на Колю. - Подумаешь, он одевает английскую королеву! Нет, пожалуйста, если вы хотите, чтобы ваша жена в ее юном возрасте выглядела так же, как выглядит сейчас английская королева, можете пойти к Лагерфельду!..
- Мы не можем пойти к Лагерфельду, - успокоил портного Коля.
- Так это ваше большое счастье! - в свою очередь успокоил его портной, - Потому что, в отличие от Лагерфельда, я таки действительно могу сделать из вашей жены королеву. И не какую-нибудь там английскую! А настоящую королеву красоты! Ну а теперь за работу... Но вначале последний вопрос: вы вообще знаете, что такое платье? Молчите! Можете не отвечать. Сейчас вы мне скажете: рюшечки, оборочки, вытачки... Ерунда! Это как раз может и Лагерфельд. Платье - это совершенно другое. Платье, молодой человек, это, прежде всего, кусок материи, созданный для того, чтобы закрыть у женщины все, на чем мы проигрываем, и открыть у нее все, на чем мы выигрываем. Понимаете мою мысль? Допустим, у дамы красивые ноги. Значит, мы шьем ей что-нибудь очень короткое и таким образом выигрываем на ногах. Или, допустим, у нее некрасивые ноги, но красивый бюст. Тогда мы шьем ей что-нибудь длинное. То есть, закрываем ей ноги. Зато открываем бюст, подчеркиваем его и выигрываем уже на бюсте. И так до бесконечности... Ну, в данном случае, - портной внимательно посмотрел на Олю, - в данном случае, я думаю, мы вообще ничего открывать не будем, а будем, наоборот, шить что-нибудь очень строгое, абсолютно закрытое от самой шеи и до ступней ног!
- То есть как это "абсолютно закрытое"? - опешил Коля, - А... на чем же мы тогда будем выигрывать?
- На расцветке! - радостно воскликнул портной, - Эти малиновые попугайчики на зеленом фоне, которых вы мне принесли, по-моему, очень симпатичные! - И, схватив свой портняжный метр, он начал ловко обмерять Олю, что-то записывая в блокнот.
- Нет, подождите, - сказал Коля, - что-то я не совсем понимаю!.. Вы что же, считаете, что в данном случае мы уже вообще ничего не можем открыть? А вот, например, ноги... Чем они вам не нравятся? Они что, по-вашему, слишком тонкие или слишком толстые?
- При чем здесь... - ответил портной, не отрываясь от работы, - Разве тут в этом дело? Ноги могут быть тонкие, могут быть толстые. В конце концов, у разных женщин бывают разные ноги. И это хорошо! Хуже, когда они разные у одной...
- Что-что-что? - опешил Коля.
- Может, уйдем отсюда, а? - спросила у него Оля.
- Нет, подожди, - остановил ее супруг, - Что это вы такое говорите, уважаемый? Как это - разные?! Где?!
- А вы присмотритесь, - сказал портной, - Неужели вы не видите, что правая нога у вашей очаровательной жены значительно более массивная, чем левая. Она... более мускулистая...
- Действительно, - присмотрелся Коля, - Что это значит, Ольга? Почему ты мне об этом ничего не говорила?
- А что тут было говорить? - засмущалась та, - Просто в школе я много прыгала в высоту. Отстаивала спортивную честь класса. А правая нога у меня толчковая.
- Ну вот! - торжествующе вскричал портной, - А я о чем говорю! Левая нога у нее нормальная. Человеческая. А правая - это же явно видно, что она у нее толчковая. Нет! Этот дефект нужно обязательно закрывать!..
- Ну, допустим, - сказал Коля, - А бюст?
- И этот тоже...
- Что - тоже? Почему? Мне, наоборот, кажется, что на ее бюсте мы можем в данном случае... это... как вы там говорите... сильно выиграть... Так что я совершенно не понимаю, почему бы нам его не открыть?
- Видите ли, молодой человек, - сказал Перельмутер, - если бы на моем месте был не портной, а, например, скульптор, то на ваш вопрос он бы ответил так: прежде чем открыть какой-либо бюст, его нужно как минимум установить. Думаю, что в данном случае мы с вами имеем ту же проблему. Да вы не расстраивайтесь! Подумаешь, бюст! Верьте в силу человеческого воображения! Стоит нам правильно задрапировать тканью даже то, что мы имеем сейчас, и воображение мужчин легко дорисует под этой тканью такое, чего мать-природа при всем своем могуществе создать не в силах. И это относится не только к бюсту. Взять, например, ее лицо. Мне, между прочим, всегда было очень обидно, что такое изобретение древних восточных модельеров, как паранджа...
- Так вы что, предлагаете надеть на нее еще и паранджу? - испугался Коля.
- Я этого не говорил...
- Коля, - сказала Оля, - давай все-таки уйдем...
- Да стой ты уже! - оборвал ее муж, - Должен же я, в конце концов, разобраться... Послушайте... э... не знаю вашего имени-отчества... ну, с бюстом вы меня убедили... Да я и сам теперь вижу... А вот что если нам попробовать выиграть ну, скажем, на ее бедрах?
- То есть как? - заинтересовался портной, - Вы что же, предлагаете их открыть?
- Ну зачем, можно же, как вы там говорите, подчеркнуть... Сделать какую-нибудь вытачку...
- Это можно, - согласился портной, - Только сначала вы мне подчеркнете, где вы видите у нее бедра, а уже потом я ей на этом месте сделаю вытачку. И вообще, молодой человек, перестаньте морочить мне голову своими дурацкими советами! Вы свое дело уже сделали. Вы женились. Значит, вы и так считаете свою жену самой главной красавицей в мире. Теперь моя задача - убедить в этом еще хотя бы нескольких человек. Да и вы, барышня, тоже - "пойдем отсюда, пойдем"! Хотите быть красивой - терпите! Все. На сегодня работа закончена. Примерка через четыре дня.
Через четыре дня портной Перельмутер встретил Колю и Олю прямо на лестнице. Глаза его сверкали.
- Поздравляю вас, молодые люди! - закричал он, - Я не спал три ночи. Но, знаете, я таки понял, на чем в данном случае мы будем выигрывать. Кроме расцветки, естественно. Действительно на ногах! Да, не на всех. Правая нога у нас, конечно, толчковая, но левая-то - нормальная. Человеческая! Поэтому я предлагаю разрез. По левой стороне. От середины так называемого бедра до самого пола. Понимаете? А теперь представляете картину: солнечный день, вы с женой идете по улице. На ней новое платье с разрезом от Перельмутера. И все радуются! Окружающие - потому что они видят роскошную левую ногу вашей супруги, а вы - потому что при этом они не видят ее менее эффектную правую! По-моему, гениально!
- Наверное... - кисло согласился Коля.
- Слышишь, Римма! - закричал портной в глубину квартиры, - И он еще сомневается!..
Через несколько дней Оля пришла забирать свое платье уже без Коли.
- А где же ваш достойный супруг? - спросил Перельмутер.
- Мы расстались... - всхлипнула Оля, - Оказывается, Коля не ожидал, что у меня такое количество недостатков...
- Ах вот оно что!.. Ну и прекрасно... - сказал портной, помогая ей застегнуть действительно очень красивое и очень идущее ей платье, - Между прочим, мне этот ваш бывший супруг сразу не понравился. У нас, дамских портных, на этот счет наметанный глаз. Подумаешь, недостатки! Вам же сейчас, наверное, нет восемнадцати? Так вот, не попрыгаете годик-другой в высоту - и обе ноги у вас станут совершенно одинаковыми. А бедра и бюст... При наличии в нашем городе рынка "Привоз"... В общем, поверьте мне, через какое-то время вам еще придется придумывать себе недостатки. Потому что, если говорить откровенно, мы, мужчины, женскими достоинствами только любуемся. А любим мы вас... я даже не знаю за что. Может быть, как раз за недостатки. У моей Риммы, например, их было огромное количество. Наверное, поэтому я и сейчас люблю ее так же, как и в первый день знакомства, хотя ее уже десять лет как нет на этом свете.
- Как это нет? - изумилась Оля. - А с кем же это вы тогда все время разговариваете?
- С ней, конечно! А с кем же еще? И знаете, это как раз главное, что я хотел вам сказать про вашего бывшего мужа. Если мужчина действительно любит женщину, его с ней не сможет разлучить даже такая серьезная неприятность как смерть! Не то что какой-нибудь там полусумасшедший портной Перельмутер... А, Римма, я правильно говорю? Слышите, молчит. Не возражает... Значит, я говорю правильно.

День Победы в Турции
В тот год погода на майские удалась на славу. Особенно в Турции, в Белеке - небольшой деревушке, удачно расположившейся рядом с десятком лучших отелей побережья. Песочек, ласкающие лучи солнца, уже достаточно теплого, но не обжигающе жаркого, как летом. Сосновая роща, манящий шелест прибоя, тихие шаги официанта, несущего мое пиво прямо к лежаку... Хорошая компания в лице друга Мишки и пары замечательных девушек. К тому же турки в тот год очень удачно поймали Аджалана, и курды обещали заехать на курорты прямо на боевых верблюдах и вырезать нахрен все туристическое население. Что в этом хорошего? Конечно же то, что все прогрессивное человечество осталось дома и путевки в роскошный пятизвездочный отель достались нам практически задаром - разве 220 долларов деньги за неделю в этом раю?
С утра валяемся на пляже, попивая легкое турецкое пиво. Когда солнце становится слишком назойливым, неспешно перебазируемся ближе к бару и бассейну. Днем садимся в арендованное авто и едем осматривать остатки римских городов, которые турки, несмотря на все старания, так и не смогли до конца разрушить за прошедшие пару тысяч лет, и теперь показывают за деньги любопытным туристам. Попутно разыскиваем правильное место для обеда, на плоту посреди быстрой горной реки, где рыбу достают из воды при тебе и через десять минут приносят запеченной на гриле, или круглый ресторанчик на вершине километровой горы, в котором столики вращаются по кругу вокруг внешней стеклянной стены, позволяя насладиться панорамой на море и горы, если конечно в этот момент не набежало облако и не погрузило вершину горы в холодный мокрый туман...
Вечером девятого мая мы неспешно прогуливались по Белеку, лениво отбиваясь от торговцев, почему-то уверенных, что в России жестокая нехватка тряпья, кожи, дерьмового золота и прочей мишуры.
- Ара, заходи пасматри! Лучший джинсы на всем базаре!
- Пошел нах...
- Как нах? Почему всегда нах?...
Или:
- Кожанный юбка! Вах, какой кожаный юбка!
- Мужик, ты охренел, зеленая юбка не подойдет к моим шлепанцам. И вообще это не мой размер.
- Жене возьми, девушке возьми, другу вон возьми..
- .....
- Почему опять нах?
И вдруг снова вкрадчивый южный говор:
- Ребят, вы русские?
- Русские, русские. Не теряй время - иди сразу нах.
Щуплый турок на вид лет тридцати стоял у очередной лавки, на этот раз с ювелирными подделками.
- Ребят, зайдите пожалуйста, выпейте со мной вина.
- Замучили вы нас, чурки нерусские, нету у нас лишних денег и планов покупать твое паленое рыжье тоже нет...
Уже удаляясь слышим в спину.
- Ребят, вы не поняли. День Победы сегодня, у меня дед и отец воевали...
Стоп. Что-то не так. Что-то выбилось из привычного фона. Мишка тоже встал с озадаченным лицом. Разворачиваемся.
- Мужики, я за Победу выпить сегодня хочу, а тут не понимает этого никто. Пожалуйста, зайдите ко мне, я не буду вам ничего предлагать. Просто посидим, выпьем вина...
- Вина? За Победу?
Мы с Мишкой переглянулись. Я посмотрел в глаза друга и прочел там то же о чем подумал и сам. Не сговариваясь, мы развернулись и быстро зашагали в сторону отеля.
Через полчаса мы заходили в ювелирную лавку, бережно прижимая к груди запотевшую литрушку "Столичной" и банку соленых огурцов. Разве можно отмечать такой праздник дешевым турецким вином?
А через два часа, мы, уже раскрасневшиеся, без маек, в одних шортах и шлепанцах сидели на прохладном полу посреди лавки, лениво посылая нах случайно заглядывающих к нам туристов.
Громче всех старался Рахим - хозяин лавки. Его "Куда лэзэшь, падла нерусский? Нэ видэшь праздник у нас!" и "За Побэду!" разлеталось над всем Белеком. Продавцы соседних лавок плющили носы о витрину, пытаясь понять: надо ли вызывать скорую помощь или уже сразу муллу для отпевания...
Выпили и за Победу, и за воевавших предков, сначала скопом, потом и за каждого в отдельности. За СССР, за братство народов. Рахим оказался отличным парнем. В Турцию он переехал с семьей из одной из среднеазиатских республик бывшего СССР. Работал в семейном ювелирном бизнесе. Мечтал вернуться, но было уже некуда...
Незадолго до нашего ухода он спросил:
- Знаете о чем я мечтаю последний год? Безумно хочется сала. Настоящего сала, чтобы круто засоленное и с мясной прожилочкой. А мне нельзя, я мусульманин. Брат услышал, сказал что зарежет. Но я все равно попрошу - приедете еще раз, привезите мне кусок сала. Я его ночью под подушкой буду есть, чтобы брат не узнал...

Виртуальный секс
Sexy: Ты занимался виртуальным сексом?
ш: Неа... Мне нравится в реале.
Sexy: Давай попробуем.
ш: Не хочу этой хренью заниматься. Если хочешь секса, давай встретимся.
Sexy: Потом встретимся. Я же должна знать на что рассчитывать при нашей встрече.
ш: Ок. Давай попробуем. Начинай.
Sexy: Я высокая блондинка в легком красном прозрачном халате, под халатом кружевное белье, лежу на кровати, вокруг горят свечи. Я жду, когда ты придешь...
ш: Рыжая...
Sexy: Что?
ш: Блондинок не люблю...
Sexy: Ок. Как выглядишь ты?
ш: И конопатая...
Sexy: ?!
ш: Люблю рыжих и конопатых... И дома этим заниматься не люблю... Давай я начну?
Sexy: Давай!
ш: Я на необитаемом острове, где прожил три года без женщины. Ты - стюардесса, летела на самолете, и какой-то гребанный моджахед подорвал самолет. Тебя выбрасывает взрывной волной, прям на мой остров. Ты в шоке, в панике - кругом дикие голодные звери. И тут, прыгая с ветки на ветку, с криком тарзана появляюсь я. Разогнав всех зверей, я предстаю перед тобой в набедренной повязке...
Sexy: Я так благодарна тебе, что ты спас меня, и я хочу отблагодарить тебя. Я подхожу к тебе и крепко целую, мои руки опускаться все ниже - к повязке, я беру в руки твой твердый член...
ш: Стоп! Ты вся грязная, в копоти, забыла? Ты ж с самолета хрякнулась! Я беру тебя на руки и несу к морю, помыться. По дороге я спотыкаюсь, и мы падаем в грязную лужу, где плавают большие пиявки, которые впиваются тебе в жопу.
Sexy:?!
ш: Я закидываю тебя на плечо и бегом бегу к морю - пиявка опасна, она выпила почти всю твою кровь. Твое лицо стало бледное как задница, не знающая загара. Еще чуть-чуть и я потеряю тебя, а я не хочу - я три года без бабы!!!!!
Sexy: Че за фигня?
ш: Извини, размечтался.
Sexy: Иди к черту!
ш: Ладно, прости... Я занес тебя в море - пиявка отпала. Мы стоим по пояс в воде. Я начал целовать тебя в губы, плавно переходя на шею, потом на грудь...
Sexy: Я хочу тебя очень сильно!!! Возьми меня, я уже не могу ждать!!!
ш: Я беру тебя на руки и несу на берег. Я положил тебя и продолжил свои ласки...
Sexy: Я сняла с тебя повязку и начала ласкать твою плоть...
ш: Я кончил....
Sexy: Так быстро? Я еще ничего не делала!
ш: Я же три года бабу не видел!!!
Sexy: Ну, ты еще можешь?
ш: Да. Я наклоняюсь к тебе, чтобы исполнить то, чего желал, но в это время из джунглей выходит Балу...
Sexy:?!.. Кто?!...
ш: Кореш мой, медведь. Он тоже хочет... И я стою в стороне и жду своей очереди.
Sexy: ?!.... ?!!.... ?!!!.... Дурак!!! Иди на х*й!!!!
ш: Я же говорил тебе, что не умею заниматься виртуальным сексом!