мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Красивые рассказики - 23


Ночной звонок
Телефонный звонок прозвенел в четыре часа утра. Иван Александрович не спал. Он уже давно был на пенсии, и по ночам его одолевала бессонница, благодаря которой он и в этот раз смотрел очередной сериал, радуясь техническому прогрессу и с осуждением вспоминая советское телевидение из трех телеканалов, которые прекращали свое вещание в районе полуночи.
Он взял телефонную трубку и негромко пробормотал, стараясь не разбудить спящих в других комнатах домочадцев:
- Говорите, слушаю вас.
В трубке раздался взволнованный голос на грани истерики:
- Папа, помоги! Меня забрали в полицию!
Иван Александрович встал, прошел несколько шагов, чтобы прикрыть плотнее дверь, за которой сейчас спокойно спал его единственный сын Денис - майор полиции, и взволнованно спросил:
- Сережа, это ты? Что случилось?
В трубке раздалось всхлипывание, плавно переходящее в рыдание:
- Да, папа, это я! Я сбил человека!
Иван Александрович подошел к окну и посмотрел на автомобиль сына, уже несколько дней стоящий перед домом. Машина была не на ходу, в ней сгорел какой-то электронный блок, а на разбирательство с автосервисом у сына пока времени не было.
- Сережа, ты взял машину? Как ты мог?
Ответ был печальным и виноватым, передающим всю гамму раскаяния:
- Прости, папа, так получилось...
Иван Александрович закурил, приоткрыв окно, и приветственно махнул рукой соседу Петровичу, такому же пенсионеру, вышедшему подышать ночным воздухом и прогулять кота в шлейке, не дающей тому уйти в побег за кошачьими приключениями.
- Сынок, мы с мамой не спим, волнуемся, а ты...
Голос в трубке неуверенно произнес:
- Папа, выручи пожалуйста, я больше так не буду!
Иван Александрович грустно ответил:
- Конечно, что надо сделать?
В трубке раздался другой голос, уверенный и строгий:
- Вашему сыну грозит уголовное дело, но если уладить вопрос с потерпевшим, то материал можно и не регистрировать, в общем, вопрос решаемый.
Иван Александрович озабоченно произнес:
- Да, конечно, мы готовы все уладить. Надо извиниться перед потерпевшим?
В голосе мнимого полицейского послышалось раздражение:
- Нет, надо компенсировать материальный ущерб потерпевшему и возместить нам расходы за беспокойство!
Иван Александрович ненадолго задумался и растерянно пробормотал:
- А сколько надо денег, мы живем небогато...
Далее последовала сцена, напоминающая ожесточенную торговлю на восточном базаре. Сторговались на сумме в 20 тысяч рублей, которые надо было положить на указанный счет в течение двух ближайших часов. Чувствовалось, что на той стороне телефонные жулики были доведены до белого каления, так как Иван Александрович заставил их продиктовать номер счета несколько раз, постоянно отвлекаясь и задавая глупые вопросы, не относящиеся к делу.
Но все когда-нибудь заканчивается и примерно через час увлекательного общения пенсионер с сожалением положил трубку. В дверь заглянул собирающийся на работу сын:
- Пап, кто-то звонил?
Иван Александрович благодушно ответил:
- Нет, сынок. Просто ошиблись номером.
Ночь удалась...

Освидетельствование
Он был в зеленом камуфляже и резиновых сапогах. Судя по раздражительной самоуверенности и поднятому подбородку - из начальства, но не местный. Местные-то все известны. Похоже, охотиться приезжал.
Инспектора, что его привезли, остались в коридоре. Не наши, городские. Рейд опять у них. Говорят, взяли на въезде в Кузнечиху, спал в машине.
- Здрасьте, гражданин, присаживайтесь.
Лицо гиперемировано, одутловато, видать не первый день охотится. А дух-то, дух-то... Виски... Точно виски.
- Фамилия вам какая будет, я извиняюсь?.. Мамыкин?.. А не родственником ли приходитесь районному прокурору Мамыкину? Нет?..
А, будьте любезны, встаньте и закройте глаза. Теперь руки вытяните вперед. Ох, как вас мотает! И глазки красненькие. Что? Устали? Долго ехали за рулем?.. Ясненько.
Давление немного повышено, но это ладно. Пульс частит. А, может, это Митрохина, главы нашего, зять? Говорили, что приезжает.
- А вы, значит, поохотиться к нам?.. Вы, случаем, не с Митрохиным охотились? Не знаете такого?.. Ясненько.
А травм не переносили, нет? Сотрясения мозга какого? Нет?.. А алкоголь сегодня употребляли? Что, даже пива? Только охотились? Ясненько.
Подуйте, вот, в баночку с марганцовкой, только не сильно, не выплескивайте... Ага, ещё... Раз - и обесцветилось.
А, может, это военкома Игоря Иваныча кореш? Тот тоже в камуфляже любит щеголять. Нехорошо будет. Обидится может Иваныч. Толику-то весной того, восемнадцать стукнет.
- А вы, стало быть, из военных? Нет?.. Ах, писатель... Из Москвы... Ну, ясненько, ясненько.
И фельдшер Кузьмин со спокойной совестью старательно вывел в нужной строке - "алкогольное опьянение средней степени". Глянув на календарь, указал дату, время и размашисто подписался.

Пианино
Семья Каштановых находилась в приятном и волнительном ожидании - скоро должны были привезти пианино. Наконец, в дверь позвонили, и Клавдия Петровна побежала открывать.
- Квартира 26, пианино "Лира". Правильно? - спросил высокий усатый дядька, вытирая платочком вспотевший лоб.
- Правильно.
- Заносим.
- Сюда, сюда заносите, в зал, - указывала Клавдия Петровна грузчикам, которые, покряхтывая и шаркая ногами, стали затаскивать пианино в квартиру. - Вот сюда поставьте, к стеночке.
Наконец, тяжелое пианино было установлено.
- Вот тебе и пианина, подарок от деда с бабой! - похлопав по музыкальному инструменту, сказал Семен Андреевич своему внуку, первокласснику Боре. - Учись, играй. Выучишься - на концертах будешь выступать. Богатым станешь!
- Ну, что вы, папа, сразу о деньгах, - упрекнула Семена Андреевича дочь Галина. - Не это главное.
- А что, не задарма же играть. Деньги, они тоже нужны. Куда без денег? Сколько за доставку? - спросил Семен Андреевич усатого.
- Пять тысяч.
- Дерете, однако...
- Все строго по прейскуранту, папаша, - пятый этаж.
- Ладно, вот, держи. Не сломали, пока тащили? Играть будет?
Усатый откинул крышку пианино и, сделав жест рукой, пригласил стоявшего рядом с пианино Борю:
- Прошу, маэстро! Сыграйте.
- Ну, что вы, - сказала Клавдия Петровна. - Он еще не умеет. Мы его только хотим отдать в музыкальную школу.
- Тогда позвольте, мадам, я сыграю. Стульчик можно?
Усатый сел за пианино и, чуть закинув назад голову, сыграл прелюдию Шопена.
- Прекрасно! - захлопав в ладоши, воскликнула Галина, мать Бори. - Вы учились в музыкальной школе?
- Консерватория, мадам, консерватория...

Звонок другу
Эдуард Аристархович, близоруко щурясь, водил своей пышной бородой по открытой энциклопедии в поисках нужного слова, когда его позвала жена:
- Эдик! Не хочешь посмотреть? Тут по телевизору нашего соседа Ложкина показывают! В передаче "Кто хочет стать миллионером".
Посмотреть на Ложкина у Эдуарда Аристарховича никакого желания не было. С Ложкиным они даже не здоровались, когда встречались в подъезде. Но сейчас ситуация была совсем иная. Эдуард Аристархович спешно вышел из своего кабинета в гостиную, где находился телевизор.
- Какой был вопрос? - спросил он у жены, усаживаясь в кресло перед телевизором.
- Сколько зубов у крокодила. Вопрос на пятьсот тысяч рублей.
- Шестьдесят шесть зубов, - не задумываясь, ответил Эдуард Аристархович.
- Ужас, - сказала жена.
- Беру "50 на 50", - сказал из телевизора Ложкин.
- Знаток! - съязвил Эдуард Аристархович. - Только и осталось - гадать.
- Уберите два неправильных ответа, - приказал ведущий.
Осталось "66" и "48". Ложкин задумался.
- Хочу напомнить вам, что у вас осталась еще одна подсказка - "Звонок другу", - сказал ведущий.
- Беру "Звонок другу", - сказал Ложкин.
- Такие же знатоки, как он сам, - прокомментировал Эдуард Аристархович.
- Кому же будем звонить? - спросил ведущий.
- Эдуарду Аристарховичу. Это мой сосед.
- Что?! - подскочил в кресле Эдуард Аристархович. - Какая наглость!
Раздался звонок по телефону.
- Может, не стоит брать трубку? - посоветовала жена.
- Нет уж, я отвечу! Скажу, что "48"! - злорадно усмехаясь, сказал Эдуард Аристархович и поднял трубку.
- Правильно, так ему и надо! - одобрила жена.
- Здравствуйте, Эдуард Аристархович! - раздался в трубке голос ведущего.
- Здравствуйте!
- Не хотите помочь своему соседу выиграть пятьсот тысяч рублей?
- С удовольствием! У крокодила сорок восемь зубов.
- Вы сейчас смотрите нашу передачу?
После короткой беседы телефон отключился, и ведущий спросил Ложкина:
- Так, сколько же зубов у крокодила? Шестьдесят шесть или сорок восемь, как уверенно ответил ваш сосед-энциклопедист Эдуард Аристархович?
- Шестьдесят шесть! - нагло улыбаясь в камеру, сказал Ложкин.

Пароль
Антонине срочно понадобилось в аптеку, а Егорка приклеился к компьютеру - не оттащить! Ну и ладно, решила она, пусть побудет дома один - не маленький. Приказала ему строго-настрого: кто бы ни звонил - двери не открывать. Никому! Только ей и родителям. Остальные пусть ждут, пока она вернется.
- Ты понял?
Внук, не отрывая взгляд от монитора, мотнул головой, изображая что-то похожее на согласие.
Нет, так дело не пойдет! Здесь Москва, а не военный городок, где день и ночь все двери нараспашку!
Антонина подумала, что если включить в ситуацию элемент игры, внук наверняка запомнит, что чужим людям открывать дверь нельзя, и предложила загадать пароль.
Идея с паролем Егорке понравилась, и он с удовольствием включился в игру. Классический пароль: "Вы продаете славянский шкаф?" - был им забракован и осмеян. Та же участь постигла и все остальные предложенные ею варианты. Взамен внук предложил свой, и Антонина, в который раз, поразилась, какими словами оперирует девятилетний мальчишка. Ну, придумал, и слава Богу! Теперь уж точно в квартиру никто не войдет. Да и она мигом обернется.
Но в рассчитанное время ей вписаться не удалось.
Минут двадцать съела стоящая перед ней в очереди глухая старушонка, которой сначала провизор, а вслед за ним вся очередь, дружным хором, раз двадцать объясняла, что есть в продаже из её длинного списка, а чего нет, и сколько это стоит. Потом, буквально парой слов перекинулась с подругой Татьяной, встретившейся у подъезда, поделилась нежданной радостью: сын с семьёй возвратился в Москву.
- Юру на учебу в Военную академию направили! Наконец-то они вырвалась из таежной глуши и хотя бы на время учебы поживут здесь. А там - коль Бог даст - и насовсем останутся. А Егорушка, Егорушка как вырос! - хвалилась она внуком. - Конечно, ему придется привыкать к особенностям жизни в большом городе. Но ничего. Он такой умненький мальчик!
И ещё минут двадцать пронеслись, как одна.
Про пароль Антонина вспомнила, только после безуспешной попытки открыть ключом закрытую на внутреннюю задвижку дверь. "Господи! Что ж за слово-то было? Что-то компьютерное. Только что?" В голову лез забракованный внуком славянский шкаф, а больше ничего и не вспоминалось. Помучившись пару минут, Антонина нажала на звонок.
- Кто там? - послышался из-за двери голос внука.
- Егорушка! Это я, бабушка Тоня! Открывай, мой хороший!
- Пароль! - строгим голосом потребовал внук.
- Да я его позабыла. Открывай, деточка. Это же я - твоя бабушка.
- Пароль!
Вот напасть-то!
- Егорушка, а ты стань на стульчик и посмотри в глазочек! Посмотри! Видишь меня? Видишь?! - спрашивала внука Антонина, довольная, что ей так быстро удалось найти выход из положения.
- Ну, вижу.
- Так открывай! Это же я! - улыбалась Антонина и для большей убедительности приветственно помахала внуку рукой.
- Пар-р-роль!
- Да ты что? Издеваешься?! - в сердцах спросила она внука. - Ну-ка, открывай!
- Нет! Вы мне никакая не бабушка.
Антонина растерялась:
- А кто же я, по-твоему?
- Сами знаете! Робот! Он в любого человека превратиться может. Я в кино видел!
- Ну, так то - в кино! В настоящей жизни так не бывает! Егорка, дорогой мой, это я, твоя бабушка! Самая настоящая!
Но внук был неумолим:
- Пароль!
- Да забыла я его, можешь ты это понять? За-бы-ла. Ну, хочешь, я скажу, когда у тебя день рождения? 7 июня! А сегодня утром я тебе варила геркулесовую кашку! Вот!
- Ой! Про день рождения узнать легче лёгкого, а по утрам кашу едят все дети. Лучше скажите, сколько котят было у нашей Муськи?
- Четыре, нет... три! Слушай, я вашу Муську в глаза не видела, откуда я могу знать?
- А моя бабушка точно знает, я ей только вчера о котятах рассказывал! Какое место я занял на соревновании по бегу?
- Первое!
- Нет! Второе! Вот видите, какая же вы бабушка, если ничего обо мне не знаете?
- Как это не знаю? Я же тебя утакусенького... Я просто забыла про место. И про пароль забыла. Ты же сам не захотел загадывать про славянский шкаф? Вот и подумай! Если я не я, откуда же я знаю, что ты про шкаф не захотел?
Какое-то время внук молча сопел. Потом неуверенно произнес:
- Бабушка, если ты всамделишная бабушка, то, пожалуйста, вспомни! Я тебе это слово сначала на английском сказал, а потом на русский перевел.
Точно, что-то такое было. Что-то простое. Но что? Антонина тихо застонала. Вот ситуация, не знаешь, что и делать: то ли плакать, то ли смеяться...
Внук был непреклонен, время шло, а собственная квартира оставалась неприступной крепостью.
Когда через два часа приехали Егоркины родители, Антонина с внуком остались совершенно без сил.
- Ох! Натворила я делов! - стала объяснять Антонина, - началось все, вроде бы, как с игры...
- Ну, вот же, вот же! - закричал за дверью Егор. - Ты вспомнила! Ты почти вспомнила!
- Да? Ой, кажется, и правда вспомнила! Юрочка, Олечка, как будет на английском - игра? Нет, игрок?
- Геймер.
- Правильно! - закричал внук. Дверь открылась, и на пороге появился сияющий Егорка. Он радостно бросился к ним и закричал: "Если бы вы только знали, как я рад, что вы у меня настоящие!"

* * *
Однажды в телевизоре появился бледный как смерть Министр Финансов и заявил:
- Финансовый кризис нас не затронет. Потому что. Я вам точно говорю.
Население, знающее толк в заявлениях официальных лиц, выматерилось негромко и отправилось закупать соль, спички и сахар.
На следующий день в телевизоре появился смущенный донельзя Министр Торговли и сказал:
- Запасы хлеба и товаров первой необходимости позволяют нам с гордостью утверждать, что голод и товарный дефицит нам не грозит. Вот вам цифры.
- Ох! - сказало население и докупило еще муку и крупы.
Министр Сельского Хозяйства для убедительности сплясал на трибуне и сказал радостно:
- Невиданный урожай! Надежды на экспорт! Возрождаемся! Закрома трещат!
- Во даже как! - ужаснулось население и побежало конвертировать сбережения в иностранную валюту.
- Цены на недвижимость упадут! Каждому студенту по пентхаузу! В ближайшем будущем! - не поморщившись выпалил Министр Строительства.
- Да что ж такое, а? - взвыло население и побежало покупать керосин, керосиновые лампы, дрова и уголь.
- Современная армия на контрактной основе. Уже завтра. И гранаты новой системы. В мире таких еще нет. - солидно сказал Министр Обороны. - Ну, а чего нам? Денег же - тьма тьмущая. Резервы, запасы и вообще профицит.
- Мама!.. - пискнуло население и начало копать землянки.
- Все о-фи-ген-но! Вы понимаете?! О-ФИ-ГЕН-НО!!! - внушал Президент. - Мы уже сегодня могли бы построить коммунизм. Единственное, что нас останавливает - нам всем станет нефиг делать. Потому можете спать спокойно! Стабильнее не бывает! Пенсионеры покупают икру ведрами! Предвижу качественный скачок, рывок и прыжок. А количественный - вообще бег! Семимильными шагами к достатку и процветанию. Карибы становятся ближе! Отсель грозить мы будем миру! По сто тридцать центнеров роз с каждой клумбы! Надои будем вообще сокращать - коровы не могут таскать вымя. Население возмущено дешевизной. Южная Америка просится в состав нас на правах совхоза. Ура!
- Да что ж вы там такое готовите, звери?! - закричало население и на всякий случай переоделось во все чистое.