мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Притчи и поучительные истории - 11


* * *
Одному человеку в молодом возрасте рассказали всю его последующую жизнь. Но история не пришлась ему по вкусу. В чём он и признался.
- Так сделай её другой! - прозвучал совет.
- А разве можно? - удивлённо спросил он.
Провидец странно взглянул на него и вздохнул:
- Раз спрашиваешь, значит, нельзя. Остаётся смириться с этой...

* * *
Один человек очень гордился тем, что приобрел: хорошая квартира в центре города, денежная работа, большая семья. Все, как у людей, и даже больше. Только в душе не чувствовал он удовлетворения от своих достижений, словно чего-то не хватало, что-то было не совсем так, как должно. И тогда пошел он к одному мудрецу и спросил:
- Вот я - человек, и квартира у меня в центре города, и работа денежная, и семья большая. Все, как у людей, и даже больше. Везде я преуспел, всего достиг. Только не радостно мне почему-то. Скажи, старче, отчего?
Окинул мутным взором человека мудрец, тряхнул седыми нечесаными космами, почесал бок в рваной телогрейке. И ответил:
- А кем ты хотел быть в детстве?
- Хм, летчиком хотел... Или водолазом. И еще этим, художником.
- А чем ты всю жизнь занимаешься? - спросил старик.
- Я-то? Так я это, на бирже торгую. Еще недвижимость продаю. Тяжелое это дело, неблагодарное, но прибыльное...
- Ясно, - остановил его старик. - А как с женой у тебя дела обстоят? Любит она тебя?
- Любит-не любит, а хозяйка она справная. Свое дело знает. Дети у нас. Хозяйство. Какая там любовь еще должна быть?
- Ну, а чем ты в свободное время занимаешься?
- Какое там свободное время?! То дом, то работа - времени свободного нет! Столько дел, чтобы человеком-то быть, чтобы все, как у людей, что и не перечислишь!
- Всё с тобой ясно, - ответил старик. - Несчастный ты человек. Ты всем на свете побывал, делал все, как у людей, только самим собой быть, похоже, забыл. Посмотри на меня. Я старый, никого у меня нет, рубаха моя в заплатах, из яств у меня корка черствого хлеба да вчерашняя мучная похлебка. Чем не жалкое зрелище? Но я счастливее тебя. И знаешь почему? Потому что ты всю жизнь жил чужой жизнью - как у людей, а я своей - как у меня.

* * *
- Хорошо, когда тебя все любят! - восторженно сказал Ученик.
- Нет, это плохо, - поправил его Учитель.
- Неужели же лучше, когда тебя все ненавидят?!
- Это тоже плохо. Будет лучше, если тебя полюбят хорошие люди, и возненавидят плохие...

* * *
В джунглях жила стая волков. Вожак стаи был очень старый. И когда стае надо было выходить на охоту, вожак сказал, что не в состоянии вести ее. Из стаи вышел молодой, крепкий волк, подошёл к вожаку и попросил, чтобы тот разрешил вести стаю ему. Старый волк согласился, и стая отправилась на поиски пропитания.
Через сутки стая вернулась с охоты с добычей. Молодой волк рассказал вожаку, что они напали на семерых охотников и без труда одержали над ними верх.
Пришло время стае снова идти на охоту, и повёл её снова молодой волк. Стаи долго не было. И вот старый волк увидел возвращающегося еле живого молодого волка. Он рассказал вожаку, что стая напала на троих человек, и в живых остался только он один.
Старый волк удивлённо спросил:
- Но ведь в первую охоту стая с лёгкостью одержала верх над семерыми вооружёнными охотниками, и все вернулись целыми и с добычей?
На это молодой волк ответил:
- Тогда было просто семь охотников, а в этот раз были три лучших друга.

* * *
Два человека оказались в тюрьме в одной камере. Они находились в одинаковых условиях, но один из них был несчастен, а другой, как ни странно, счастлив.
- Почему ты такой тоскливый? - спросил счастливый у несчастного.
- А чему тут радоваться? Не повезло мне. Ещё недавно я был на свободе и отдыхал на курорте, а там, сам понимаешь, гораздо интересней, чем здесь, - ответил несчастный и спросил в свою очередь: - А ты почему такой довольный?
- Видишь ли, - сказал счастливый, - ещё недавно я был в другой тюрьме, где условия жизни гораздо хуже, а здесь, по сравнению с тем, что было там, просто курорт. У нас там все мечтали сюда попасть, но повезло только мне. Поэтому, как же мне не радоваться?

* * *
Лиса попала в капкан. Плохи дела: быть ей воротником. Бежит мимо мышка.
- Выручи, мышка, век помнить буду!
Подбежала мышка к лисе, а лиса её хвать - и проглотила.
На счастье бежит мимо хомяк.
- Помоги, хомячок, и я тебе пригожусь!
Хомячок стал освобождать лису из капкана, а лиса и сама не успела опомниться, как раз - и проглотила его.
Заплакала лиса, ругает свой невыносимый характер. Нет, чтобы подождать, когда освободят, а уж потом сожрать!

* * *
Жил в одной деревне крестьянин. И такой он был человек, что если у соседа дом горит, он скажет:
- А я при чём? О чужих делах даже небо не заботится! Это не моё дело.
Так и прозвали его "Не-моё-дело".
Однажды Не-моё-дело купил в городе мешок соевых бобов. Взвалил он его на плечо и понёс домой. А того и не заметил, что в мешке была дыра.
Вот он идёт, а бобы один за другим сыплются на землю. Вскоре с ним поравнялся сосед, который тоже возвращался с базара. Увидел он, как бобы из мешка сыплются, и спросил Не-моё-дело:
- Если у другого человека случилась беда, сказать ему или не сказать?
- Чужие дела никого не касаются, - проворчал Не-моё-дело.
Сосед замолчал. Прошли ещё немного. Бобы всё сыплются и сыплются. Мешок наполовину опустел. Сосед опять спрашивает:
- Ну, а если можно помочь чужой беде, тогда как?
- Да никак! - отвечает Не-моё-дело. - Тебе-то какая от этого выгода? Никогда не путайся в чужие дела!
Дошли до деревни. Тут только заметил Не-моё-дело, что почти все бобы высыпались из его мешка. Очень он рассердился.
- Что же ты, черепаший сын, ничего мне не сказал?!
- Так ведь ты, Не-моё-дело, сам сказал мне, что это не моё дело!

* * *
Было ли, не было, но говорят в народе, что как-то раз гуляли Змей Горыныч и Иван-Дурак. Долго ли, коротко ли гуляли - неизвестно, но вышли они на развилку из трех дорог. А на развилке камень стоит. А на камне написано: "Направо пойдешь - найдешь богатство великое, прямо пойдешь - ждет тебя девица красы невиданной, налево пойдешь - править тебе тридесятым царством".
Посмотрел на камень Горыныч, и говорит в шутку:
- Я бы не отказался ни от девицы, ни от богатства, ни от царской короны. Но не могу же я разорваться!
- Ну, это поправимо! - сказал Иван-Дурак, и двумя ударами меча разрубил Горыныча на три части.
Мораль: Если рядом с вами дурак, шутить надо осторожней.

* * *
На скалистом морском побережье, где часто терпели крушение корабли, находилась одна маленькая полуразвалившаяся спасательная станция. Это была всего лишь небольшая хижина с единственной лодкой, но немногие обитатели станции составляли сплочённый коллектив спасателей, ведущих постоянное наблюдение за морем. Эти люди совсем не думали о себе и собственной безопасности; они бесстрашно бросались в океанские волны всякий раз, когда какое-нибудь судно терпело крушение. На их счету было немало спасённых жизней, поэтому станция получила известность во всей стране.
По мере роста славы спасательной станции, росло и желание жителей близлежащих посёлков иметь хоть какое-нибудь отношение к её безупречной репутации. Они стали часто появляться на станции, щедро финансировать ее нужды. В результате, были закуплены новые лодки, созданы новые спасательные команды. На месте лачуги вырос просторный особняк, где теперь можно было предоставлять весь комплекс услуг спасённым на море. И конечно же - ведь крушения кораблей происходят не очень часто - станция стала популярным местом встреч, своего рода общественным клубом спасателей на водах.
Со временем члены клуба настолько увлеклись решением своих собственных проблем, что потеряли интерес к спасательным операциям, хотя продолжали щеголять нагрудными значками с логотипом спасателей на воде. На самом же деле, от спасённых были одни неприятности: они всегда были грязными, больными, пачкали ковры и мебель...
Постепенно общественная деятельность клуба стала столь насыщенной, а спасательные мероприятия на воде столь редкими, что на одном из заседаний совета клуба некоторые его члены стали настаивать на возвращении организации изначальных функций. На том же заседании возмутителям спокойствия - а они составляли меньшинство - было предложено покинуть клуб и организовать себе где-нибудь другой.
Именно так они и поступили: новая станция была построена неподалёку от старой. Мужество и бесстрашие спасателей принесли ей известность. Через некоторое время количество спасателей увеличилось, лачуга была перестроена в особняк, а энтузиазм постепенно улетучился...
Если вам доведётся побывать в тех местах сегодня, то вы увидите немало эксклюзивных клубов спасателей на водах, разбросанных по всему побережью. Каждый из них справедливо гордится своим происхождением и традициями.
И по сей день корабли продолжают терпеть там крушения, но, похоже, они никого уже не интересуют.

* * *
Один любопытный биолог решил проверить, как будут вести себя лягушки, если их поместить в горячую воду. Он налил в сосуд кипятка и посадил туда лягушку. Та ошпарилась, от неожиданности дёрнулась и выпрыгнула.
Вторую лягушку он помести в сосуд с прохладной водой и начал постепенно повышать в нём температуру. Лягушка крутилась, вертелась, пыталась приспособиться к изменяющейся среде и, в конце концов, сварилась...
Люди, в сущности, ведут себя так же, как лягушки.

* * *
Полетел мотылёк на огонь.
- Куда ты! - попытался остановить его сидящий на пути мотылёк с обожжённым крылом. - Я вон полетел, и что из этого вышло?
- Значит, не с того конца подлетал! - весело отозвался мотылёк, осторожно подлетел к костру и тоже обжёгся, разве что чудом не сгорел.
И вот сидят они вдвоём, горюют. Вдруг видят - ещё один мотылёк на огонь летит.
- Стой! - кричат. - Погоди!
Да какое там! Он их даже слушать не стал. Так мчался - не то, что крыло, весь в пламя угодил.
Переглянулись мотыльки, вздохнули. И, как только пришли в себя и подлечили крылышки, снова помчались к костру...

* * *
Жил-был царь. И его народ, и соседние цари считали его очень жадным. Он взимал со своих подданных огромные налоги, готов был отобрать последний кусок хлеба у бедняка.
Но вот как-то решил царь, что нужно научиться делать добро, чтобы соседи-цари начали его уважать. "Но у меня нет желания делать добро, - подумал он. - Наверное, у тех, кто его творит, есть то, чего нет у меня".
Призвал тогда царь своих советников-мудрецов и спросил их, кто больше всех делает добра людям.
- Больше всех добра творит счастливый, - единодушно ответили мудрецы. - Счастье его переполняет, и он не может не делиться им с людьми.
"Но я несчастлив, - подумал царь, - из-за того, что мне все ёще чего-то не хватает... Мне не хватает богатств! Вот, когда я накоплю достаточно, то стану счастливым и начну делать добро"...
И он увеличил налоги своим подданным.

* * *
Один раз мимо котов, собравшихся вместе, проходил пёс. Подойдя к ним ближе и заметив, что они не обращают на него внимания, он остановился. Тут из толпы котов выступил большой и важный кот, обвёл всех взглядом и сказал:
- Молитесь, братья! И когда, отринув всякие сомнения, вы станете возносить молитвы - истинно говорю вам, мыши посыплются на вас дождём!
Услышав эту речь, пёс рассмеялся про себя и пошёл прочь, бормоча:
- До чего же глупые эти коты! Ведь сказано же в Писании - и я, как и мои предки, точно знаю это, - что в награду за благочестие и веру с неба сыплются дождём не мыши, а кости!

* * *
Монах-буддист поздно ночью пришел в деревню. Нужно переночевать. Стучит. Дверь открывает молодая еще женщина:
- Переночевать пущу, только если выполнишь одно из моих желаний. Или выпей со мной вина, или переспи. А если не хочешь - то вот, я собиралась зарезать овцу, да не могу. Зарежешь - пущу переночевать.
Монах чешет репу: пить запрещено, убивать запрещено, с женщинами вообще ни-ни. Но делать нечего - решил: "Надо выбрать из трех грехов наименьший. Пожалуй, это выпивка".
Выпил... А потом зарезал овцу и переспал с хозяйкой.

* * *
Один индийский мудрец всю жизнь играл в шахматы. И столь велико было его пристрастие к этой игре, что Смерть, придя по его душу, застала мудреца за осмыслением одной из многих тысяч сыгранных партий. Смерть удивилась. Мудрец, заметив приближение тени, предложил гостье присесть за шахматную доску. Они расставили фигуры.
Игра длилась целые сутки. И сколь мудра ни была Смерть, мудрецу удалось одержать победу.
- Ты победил! - произнесла Смерть. - Меня ещё никому не удавалось одолеть. Что же ты хочешь за свою победу?
- Ещё одну партию, - ответил мудрец, не задумываясь.
- Но почему? - удивилась Смерть. - Ты мог бы попросить ещё несколько лет жизни и наиграться вволю. Что тебе даст ещё одна партия?
Мудрец усмехнулся:
- Шахматы - как жизнь. Важно не количество игр, не количество побед, а то, насколько живыми и интересными они были, и с кем удалось сыграть. За всю мою долгую жизнь у меня не было соперника более интересного, чем Смерть. И что может быть лучше, чем еще одна партия с ней?
И Смерть согласилась. Она лучше всех знала, что важно не количество прожитых дней, а их качество.

* * *
Один человек собирался спрыгнуть с моста, когда к нему подбежал полицейский и крикнул:
- Постой! Прошу тебя, не прыгай! Ты ещё так молод, у тебя вся жизнь впереди. Зачем тебе это?
- Мне опротивела жизнь.
- Подожди, выслушай меня! Если ты прыгнешь в воду, мне тоже придётся прыгать, чтобы спасти тебя. Понимаешь? Вода сегодня ледяная, а я недавно перенёс двустороннее воспаление лёгких. Ты понимаешь, чем это грозит?! Я просто не выживу, а у меня дома жена и четверо детей. Послушай меня, будь хорошим парнем. Возвращайся домой. И там вешайся, сколько твоей душе угодно!

* * *
Была сильная гроза с ливнем и градом. Трёхлетняя девочка сидела у окна и с ужасом смотрела на бушующую природу. Вдруг она увидела, как из переулка вышел человек с саквояжем в руках. Он шёл против ветра, града и ливня. Силы природы отбрасывали его назад, град бил по лицу, но он упорствовал. Люди, укрывавшиеся в подъездах домов, звали его, но он их не слушал.
- Мама, мама! - закричала испуганная девочка. - Человек на улице!
Мама подошла к окну.
- Вот неразумный! - сказала она с усмешкой. - Хочет показать, какой он герой?
Подул ветер, и человек с саквояжем упал в бушующий поток.
- Мама! - вскрикнула испуганная девочка. - Он утонет... Утонет... Надо спасти!
Сердце девочки сжалось от боли.
- Видишь, что может произойти с глупым! Почему он не хочет переждать в подъезде, как все? - наглядно объяснила мама дочке.
Между тем, человек с саквояжем с трудом выбрался из воды и вновь пошёл против ливня и ветра.
- Встал... Устоял... Идёт дальше! - порадовалась девочка и хлопнула в ладоши.
- Запомни, доченька, неразумного на каждом шагу ждёт беда! - наставляла мама.
- Он же спешит куда-то, разве ты не видишь? - сказала девочка с грустью.
- Поспешишь - людей насмешишь! - последовало мамино нравоучение.
Сердце девочки возмутилось:
- Мама, а если он врач и спешит к больной девочке, чтобы спасти ей жизнь? А если эта девочка - я?

* * *
Четыре свечи спокойно горели и потихоньку таяли. Стояла такая тишина, что было слышно, как они разговаривают.
Первая сказала:
- Я - Спокойствие... К сожалению, люди не умеют меня хранить. Думаю, мне не остаётся ничего другого, как погаснуть!
И огонёк этой свечи погас.
Вторая чуть слышно промолвила:
- Я - Вера... К сожалению, я никому не нужна. Люди не хотят ничего слышать обо мне, поэтому мне нет смысла гореть дальше.
Едва она замолчала, подул лёгкий ветерок и загасил свечу.
Третья свеча опечалилась:
- Я - Любовь... У меня больше нет сил поддерживать свой огонёк. Люди не ценят меня и не понимают. Они ненавидят даже тех, кто их любит больше всего - своих близких, - сказала она и погасла.
Вдруг в комнату вошёл ребёнок и, увидев три потухшие свечи, испуганно закричал:
- Что вы делаете?! Вы должны гореть - я боюсь темноты! - плакал он.
Четвёртая свеча произнесла:
- Не бойся и не плачь! Пока я горю, всегда можно зажечь и другие три свечи. Ведь я - Надежда.

* * *
Когда Лимерик окончательно сдался Вильгельму Оранскому, и уже бесцельно было дольше сопротивляться, на одном холме Ирландии установили французский флаг, а на другом - Вильгельма Оранского, чтобы ирландские воины могли выбрать, на чью сторону им перейти.
Ирландцы всей армией во главе с храбрым Патриком Сарсфилдом сдались французам, но один простой парень по имени Рори, вызывавший у всех восторг своим бесстрашием в сражениях, взял да и не пошёл с ними. Капитан Сарсфилд, вставший под флаг короля Людовика, увидел, что Рори остался сам по себе, и окликнул его:
- Рори, разве ты не сдаёшься вместе с нами Франции?
- Нет! - твёрдо ответил Рори.
- Уж не уходишь ли ты к Вильгельму?
- Нет! - ответил Рори.
- Тогда, во имя бога, скажи нам, кого же ты выбрал?
- Я выбрал Ирландию.
- Ты сошёл с ума! Ирландия потеряна. В ней не осталось ни души. Кого же ты собираешься защищать?
- Мы остались в Ирландии! - ответил Рори. - И я буду за неё сражаться.
- Но за тобой никто не идёт, а у Англии ведь сотни тысяч воинов!
- Ничего, за мной будет армия побольше, - ответил Рори, - больше, чем волос у тебя на голове.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Господь пошлёт мне на помощь своих ангелов, и он даст им наточенные мечи, и сотни тысяч англичан рассеются перед нами, как дым.
- Когда же это будет? - спросил с усмешкой капитан.
- Когда бог пошлёт. Может быть, через год, а может быть, через пятьсот лет, - рано или поздно Рори всё равно победит!
И, вскинув мушкет на плечо, Рори повернулся и зашагал к холмам...