мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 95


* * *
Я ребёнку вообще имя не выбирала. Подумала: кто вылезет, тот и будет.
Родила ночью. Утром проснулись, лежим. Я смотрю на него и понимаю, что это Миша. И радостная такая пишу мужу СМС: "Наш сын похож на Мишку". Через минуту приходит ответ: "На какого ещё, ..лядь, Мишку?!"
И только тут я поняла, что написала...

* * *
Соседи у нас появились два года назад новые, все из себя крутые. Отгородились от мира двухметровым забором, машины меняют как перчатки, но это все ладно. Но вот то, что они никогда и ни с кем не здороваются, даже после того, как им скажешь: "Здрасте!" - прям бесит.
Как-то раз бурчу я на них и замечаю, что кошка наша Радка внимательно меня слушает.
Назавтра утром слышу истошный крик соседки. Выглядываю в окно (со второго этажа обзор хороший), смотрю на их крыльцо, а там две здоровенные дохлые крысы лежат. И с той поры (две недели) соседка верещала каждое утро.
А сегодня ночью я просто так выглянула в окно. И вижу картину: наша Радка перелазит через забор и тащит крысу! Аккуратно укладывает её на крыльцо соседей и с видом честно выполненного долга уходит...
Улыбнулась, но кошку поругала.

* * *
Все же, что ни говорите - спортзал, это не только место, где можно напрячь вялую мышцу, но и, конечно, центр общения. Вот и сегодня услышал совершенно замечательную историю, причинившую мне изрядную радость.
Зашёл, значит, разговор про бег и про лыжи. Один атлет сделал кислое лицо:
- Не-е-е, бег - не моё. А лыжи вообще ненавижу... Из-за них чуть жизнь себе не изувечил...
Помню, как-то в академии мы сдавали зачёт по лыжам - десять километров. И завалить нельзя ни в коем разе, такая ситуация неприятная сложилась. Вешалка просто. Вот и думаю - бежать "на зачёт" надо с первого раза, второй раз точно уложиться не смогу, знаю себя. А как?
Единственное, что смог придумать - решил одеться совершенно легко: футболка, свитерок и штаны тонкие болоньевые на голые окорочка. Думаю - все равно бежать буду быстро, не замёрзну.
Ну, на старт! Внимание! И побежали, значит...
И я такой, действительно, быстро побежал, резвым антилопом. Те, кто в куртках был - поотставали нафиг сразу.
А круг в 10 км был сделан огроменной петлей. То есть, если ты там вдалеке, посерёдке, начнёшь умирать вдруг неожиданно, то тебе все равно раньше с трассы не сойти. Ползти придётся все эти километры до финиша.
Вот бегу я такой, бегу... Быстро так бегу, обогнал уже многих... Экий я молодец, радуюсь, что так хорошо с одеждой придумал...
Ну, и километров через 5, где-то как раз на апогее петли, я вдруг с досадой начинаю понимать, что я бегу и вздрагиваю. Мне что-то периодически обжигает холодом ляжки. Начал я прислушиваться к себе... Мать!!! Это же пиписька!!!
Ага! Холодный ветер прошивает тонкие штаны насквозь, а я ещё бегу быстро, и её там выморозило до бесчувственного состояния.
И поплохело мне сразу. И воздуха стало не хватать. Да как же... Да что же... Мама!!!
Схватил я себя за неё, растирать начал. А сам прямо вою сквозь зубы в ужасе: "У-У-У!!!" Не пожил же ещё как следует. Все потом, потом... А нет больше потом! Нечем жениться!
И страх такой навалился, как представил, что всё теперь, что отчикают под корень. И только песенка бьется в мозгу: "Срубили нашу ёлочку под самый КО-РЕ-ШОК!!!"
Потом думаю - надо же что-то делать! Может можно ещё спасти, обогреть там, вдохнуть жизнь... Заметался, туда побежал, сюда побежал. Потом взял себя в руки и побежал зачем-то назад по лыжне. А растирать на бегу неудобно, палки мешаются.
А лыжня одна. Вокруг снежная целина. Ну, и выскочил я такой, с глазами на лбу, активно растирающий, на троих, которые прямо за мной бежали. И молча все главное.
Испугал их сильно.
Но они по глазам поняли всю опасность - шарахнулись в стороны. А мне уже все равно, несусь дальше...
Несусь и вдруг понимаю, что бежать мне ещё точно половину. Но сзади меня было гораздо больше бегунов, чем спереди. Всё же бежал я быстро и почти всех обогнал. И теперь сталкивать с лыжни мне придётся великое количество народу. И они наверняка будут тормозить моё движение.
Все эти мысли пулей пронеслись в голове, я развернулся и снова рванул к финишу.
К этому времени я натёр там у себя уже все основательно, и можно было на некоторое время взять себя в руки. А в руки взять палки.
Когда я, хрипя, догнал этих троих, они издали дружное: "Ё-Ё-Ё!" - и прибавили ходу. Особенно переживал задний:
- Отстань, дурак! - кричал он, задыхаясь, - Чего привязался?!
- Что там?! - в ужасе кричал первый, ему было не видно, - Что там, ребята?!
- Ы-Ы-Ы! - рычал я, настойчиво наступая заднему на лыжи, пока он не упал, - Лыыыыжнююю!!!
Я бежал и с ужасом прислушивался к себе. И думал - как же всё глупо получилось. Воспалённое сознание рисовало страшные картины - как она вот прямо сейчас хрустально обломится и покатится по ноге холодной сосулькой куда-нибудь в ботинок. Растирания существенно снижали мою скорость, и я решил просто ломить к финишу изо всех сил. Будь что будет. Мозг уже не выдерживал всего этого ужаса, и я впал в прострацию.
Я очень быстро догнал немногочисленных лидеров, настоящих спортсменов. Говорить я уже не мог, я ревел им в спину, а когда они с испугом оглядывались, замахивался на них лыжной палкой. Я же не мог каждому объяснять про пипиську!
К финишу я пришёл первым.
Я хрипел как тройка лошадей и, казалось, звенел как они бубенцами. Скинув лыжи, я, не останавливаясь, бросился к зданию, проверять.
Наш физрук радостно бежал ко мне, показывая секундомер. Члены комиссии пытались перегородить дорогу, требуя, чтобы я где-то там расписался. А я делал страшные глаза на лбу, расталкивал их, кричал: "Ы-Ы-Ы!" - и всё пытался убедиться рукой, что ничего не осталось валяться на трассе...
- Ух, ты... - только и могли сказать мы.
Он усмехнулся криво:
- Не надейтесь... Успел... Но лыжи с тех пор не люблю.

* * *
Французский футболист Самир Насри по понятным причинам был источником проблем для русскоязычных футбольных комментаторов. По той же понятной причине он служил источником всяких забавных эпизодов в теле и радиорепортажах.
Так, в одной из телетрансляций матча, которую обслуживали два комментатора, случился забавный эпизод. "Марсель", за который тогда играл Насри, мощно атаковал ворота соперника. В одной из атак Самир оказался один на один с вратарем прям по центру ворот и занёс ногу для решающего удара... Один из комментаторов, не выдержав напряжения, заорал: "Ну же, ну же! Ну, давай, Насри! Насри!!!".
В этот момент Самир от души, а вернее со всей дури, лупит по мячу, и тот взмывает метра на три выше ворот...
Тишина на стадионе, тишина в комментаторской кабине. Наконец, после небольшой паузы, второй комментатор задумчиво произносит:
- Ну, собственно, что его просили, то он и сделал...

* * *
Приятельница, дама яркая и интересная, но в тот момент одинокая, утром сонно ползет в кухню выпить кофе и покурить, кляня понедельник и всех бывших до кучи.
Звонок в дверь. Она, очень сонно:
- Кто там?
- Сантехники.
- Зачем?
- Пощупать.
Мгновенно проснувшись и с большим интересом:
- Кого?
- Да не вас, девушка! Батареи!
Расстроилась, дверь не открыла и весь день потом бурчала: "У себя пусть щупают..."

* * *
Одним из самых сильных потрясений в моей жизни было знакомство с рядовым Адижоновым. Было это в конце восьмидесятых, когда жители кишлаков служили в Советской Армии. Рядовой Адижонов был одним из них, обычный невысокий узбек, практически не говорящий по-русски. По службе мы не пересекались, он служил в роте охраны, а я - аэродромного обслуживания.
В какой-то момент Адижонов стал известен в батальоне своим собственным пониманием русского языка. То есть, он чистосердечно считал, что мат - это обычные разговорные слова. Например, он не знал слова "удивился", его с успехом заменяло "о..уел". Вопрос "зачем?" звучал как "на..уя?", "врать, обманывать, говорить впустую' - 'п..здеть" и так далее.
Например, только Адижонов мог поинтересоваться у дежурного по части:
- Таварыщ прапщик, я наряд прышел, сталовый нэ кушал, на..уя п..здышь?
И все это совершенно обыденно, с честными глазами.
Когда вокруг все смеялись, он удивлённо оглядывался, объяснений не понимал. Отцы-командиры сначала возмущались, пытались как-то изменить ситуацию, потом махнули рукой...
В тот день был мой последний наряд, завтра я демобилизовался. Не спалось. В час ночи, я, помдеж по роте, вышел покурить. На крылечке стоял и дымил рядовой Адижонов. Я подошёл и хлопнул его по спине:
- Ну чё, земеля, завтра домой еду. А тебе тут ещё пол-года хреначить, братан. Понимаешь? Да ничего ты не понимаешь...
- Пол-года - фигня, - отозвался вдруг Адижонов. - Полтора прослужили, ещё пол-года как-нибудь протянем. Да, земеля?
Сигарета едва не выпала у меня из пальцев. Я медленно повернулся и встретил весёлый взгляд раскосых глаз...
Адижонов говорил по-русски не хуже меня. За полтора года службы об этом так никто и не догадался. Так и оставили его, туповатого, в покое. То-то он над всеми прикалывался!
Не знаю, как каким-то там десантникам или спецназовцам, а рядовому Адижонову точно было о чем дома порассказать!

* * *
Довелось как-то отдыхать в Крыму. Остановились мы в махонькой деревушке, сняли "скворечник" у бабульки. Бабулька сдаёт под жильё все помещения во дворе, кроме собачьей конуры и курятника, таким образом слева от нас поселилась весёлая компания из Питера, справа - семья из Москвы. Поселились, познакомились, попили вечером винца, в 2 часа ночи разошлись спать.
Часика в 4 мы все были разбужены криком хозяйского петуха. Все петухи, как петухи, прочирикали своё - и спать, а этот гад орал часов до 9! Не прерываясь! Естественно, мы - горожане, не привыкшие к такому шуму, так и не выспались.
Попросили хозяйку птичку утихомирить - мы приехали отдохнуть, а тут такое...
Хозяйка петуха посадила в вольер, но тот выбрался через щель и утром снова будил нас с 4 до 9.
В следующий вечер хозяйка связала петуху крылья, но он смог расклевать верёвку и выбраться на своё любимое место - антенну на сарае, мы опять не выспались.
На следующее утро я проснулся уже по привычке, но с неясным ощущением - ТИШИНА! Не веря своим ушам, я вышел во двор, там встретил перепуганную хозяйку - не случилось ли чего с петухом? Заходим в курятник, видим: сидит петух, перья дыбом, глаза налиты кровью от ярости - сейчас разорвёт всех в клочья!.. Да не может - ребята ему клюв изолентой перемотали.

* * *
В пятиэтажном ДОСе, находящемся в жилом городке зенитно-ракетного дивизиона, как-то произошла беда - забило канализационный колодец. А в силу того, что дивизион, как ему и положено, находился в глухой приполярной тайге, никаких специальных средств для откачки фекальных вод и последующей чистки колодца рядом не предполагалось. Однако же жизнь продолжалась, со всеми вытекающими из этого последствиями, как то: помывки, стирки и, простите, дефекации свыше сотни человек. Надо было что-то делать, и причём незамедлительно.
Выход нашёлся быстро. А нашёл его зам по тылу, молодой капитан, щеголявший по городку в новой, только что пошитой парадной шинели. Он построил всех солдат и сержантов срочной службы и предложил 10 суток отпуска тому, кто, одев противогаз с нарощенными трубками и ОЗК, нырнёт в колодец и устранит засор. Как ни странно, желающие нашлись.
Из их числа выбрали наиболее ловкого и сообразительного, на взгляд капитана, и первая часть марлезонского балета началась.
Солдата одели в ОЗК, надели противогаз, изготовили нехитрую дыхательную систему, скрутив вместе несколько трубок от противогаза и... задумались. Нужно же было, на всякий случай, придумать какую-нибудь систему сигнализации и спасения. Но и тут капитан думал недолго. Надел на водолаза солдатский ремень, привязал к нему верёвку и сказал, чтобы солдат её периодически подёргивал, мол, жив-здоров, и всё в порядке. Если же сигналов не будет, то группа его товарищей немедленно займётся спасением, путём вытягивания его из дерьма за верёвку. Краткий инструктаж прошёл и действие началось.
Солдат нырнул в смердящую жижу и скоро исчез из глаз. О том, что у него всё в порядке, свидетельствовали периодические подёргивания страховочного шнура. Но внезапно подёргивания закончились. Наверху началась лёгкая паника. По команде зампотыла несколько солдат схватились за страховочный шнур и резко потянули. Он медленно пополз вверх, но внезапно натяжение пропало, и на поверхность жижи выскочил только солдатский ремень с поломанной бляхой.
Солдат погибал на глазах, нужно было что-то делать. Решили схватить за противогазные трубки и вытаскивать его таким образом. Через несколько секунд подъёма их постигла та же участь - на поверхность сиротливо выскочил лишь пустой противогаз.
Капитан схватил багор и попытался им зацепить солдата, периодически тыкался во что-то мягкое, но подцепить ничего не удавалось. Время шло и оставалось только одно - нырять и вытаскивать чистильщика самому, что капитан и сделал. Не снимая парадной шинели, он нырнул в жижу и, нащупав бойца руками, через мгновение вытащил на поверхность. В руках у солдата была грязная тряпка.
Теперь то же самое со слов солдата.
"Нырнул я, погрузился, и тут меня, видимо из-за воздуха, скопившегося под ОЗК, начало выталкивать на поверхность. Чтобы не вынырнуть, перевернулся вниз головой, и стал спускаться, держась рукой за ступени, при этом периодически одну руку приходилось отцеплять, чтобы дёрнуть страховочный шнур. Наконец, добрался до дна и нащупал засор. Засором оказалась тряпка, я пытался её выдернуть, но она не поддавалась. Сигналы я подавать, естественно, не мог, так как одной рукой держался за скобу, а другой дёргал тряпку.
Внезапно резко потянули за ремень, но он лопнул, правда, заодно я сумел выдернуть и тряпку. Дело сделано, начал потихонечку всплывать.
Тут какой-то придурок начал снимать с меня противогаз. Я попытался его удержать, но тщетно. Так пришлось остаться и без воздуха.
Когда подплывал к поверхности, кто-то пару раз заехал мне багром по голове. После чего меня начало неумолимо переворачивать вверх ногами. Я не на шутку испугался. Но тут почувствовал твёрдую руку капитана, вытащившего меня на поверхность."
Вот и всё. Хэппи энд. Дом спасён. Солдатик в отпуске. И только капитан остался без шинели. Ну да через некоторое время пошил себе новую, ведь зам по тылу же...

* * *
Подарили мне как-то по случаю маску. Этакий зелёный прыщавый монстр. Один глаз красный, другой вывалился. А времена, надо сказать, были доперестроечные. Никто про эти диковины и не слышал.
Ну, конечно, первым делом побежал другу показывать. Надо же похвастаться. А как же?! Померили и так, и эдак, порычали друг на друга, покидались на кота. Он, кстати, так ничего и не понял. И тут пришёл друганов отец.
От увиденного папа пришёл в неописуемый восторг.
- Надо кого-нибудь срочно напугать! - говорит папа.
И все разом прислушались к звукам, доносящимся с кухни. Мама готовит обед. Слышим, как она деревянным, таким, молотком с рифлёным торцом, отбивает мясо.
Ещё есть бабушка, но её пугать опасно - может помереть.
Решено! Пугаем маму! Папа натягивает маску. На нем она смотрится просто прекрасно! В смысле - ужасно. Папа подкрадывается к кухне и с воплем прыгает к маме...
До сих пор удивляюсь реакции небольшой, хрупкой женщины. Она с такой силой влупила папе промеж глаз молотком, что только ноги мелькнули в воздухе. В руке осталась ручка молотка. Звуковой сигнал мама подала секундой позже. А ещё секунду спустя стала заваливаться в обморок.
Два бездыханных тела. У друга дёргается глаз и наворачиваются слезы...
Папу увезли на скорой с сотрясением мозга. В больнице он провалялся две недели, и мама носила ему передачи. След от рифлёного молотка он, как мне кажется, носит до сих пор...
А на днях внук попросил деда купить ему маску. Дед отказал. Наотрез.

* * *
Дома одна. Убираюсь в детской. Вокруг кот скачет. Краем глаза замечаю, что он в кукольной кроватке. Поворачиваюсь - а он глядит на меня круглыми глазами и говорит так жалобно:
- Я КУШАТЬ ХОЧУ...
Блин, я аж вспотела от ужаса в первую секунду, пока не сообразила, что он на говорящую куклу прыгнул.
И ведь из 10 фраз, которые она произносит, выбрал же самую подходящую!
Пошла, мяса ему нарезала.