мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 92


* * *
Выезжаю я недавно из города у моря, стою в кассе "на сегодня" ЖД вокзала. Как обычно - жуткая жара, очередь, ругань, все злые и потные, лишнюю минуту простоять - смерть.
Тут подбегает взъерошенная женщина и начинает просить:
- Пустите, меня в поезд не пускают, мне собачий билет нужен.
Очередь - реакции ноль.
Она бегает, волнуется:
- Ну, мне один собачий билет до Москвы... Мне собачий билет...
Тут сзади мужик:
- Ну, че ты скулишь? Ты гавкни как следует!
Пустили...

* * *
Недавно переехали на новую квартиру. Приходят соседи.
- Мы, - говорят, - видели у вас на балконе кота, не кот - просто красавец, сразу видно, благородных кровей. А у нас кошечка, тоже сибирская, но, конечно, меньше. Как у Вас с котом, в смысле, как с мужчиной? Потому что наша киска извелась вся и утратила сон, увидев вашего кота на балконе. На улицу, мы смотрим, он не выходит. Так может мы к вам? Не против? Очень хорошо. Только ваш кот такой большой, такой сильный и грозный, как бы он нашу малышку не порвал? Нет? Ну, мы сейчас придем.
Подхожу к коту.
- Ну, - говорю, - Иннокентий, свершилось. Ходил ты в холостяках 5 лет и вроде не просил ничего, но вот сейчас ты узнаешь, как много потерял.
Звонок. Открываю. Соседи с белым комочком на руках. Тут этот комочек увидел объект своих желаний и решил отгрести бабьего счастья по полной. Прямо с рук она прыгает на моего грозного кота и попадает точно на его голову. Кеша мгновенно охренел от такого "счастья" и решил спасаться.
Дальше все как у людей: она летала за котом с криком: "Я твоя!", - а он бегал по стенам, полкам и карнизам и орал благим матом: "Уберите ее от меня, она сумасшедшая!".
Стали ловить животных. Разбили две вазы. Ее поймали, скрутили и бегом унесли. Кота нашел через полчаса, забившегося в угол под кроватью и сжавшегося в клубок. Ужас и паника стояли в глазах некогда грозного животного.
Из-под кровати кот вышел через два дня. Там ел, там и спал. А выбравшись, по квартире ходил тихо и осторожно, прежде чем завернуть за угол, выглядывал, убеждался, что все чисто, и только тогда шел...
Жаль кота. По-моему, он на всю оставшуюся жизнь запомнил, как много потерял.

* * *
Я не спал уже часа два, прислушиваясь к мерному постукиванию настенных часов. Мне, как любому нормальному пятилетнему мальчику, вдруг, ночью, захотелось выпить молока. А, поскольку время было летнее, и я был в деревне у бабушки, то мой неокрепший разум решил: а почему бы мне, собственно, самому не подоить корову и не испить свеженького. Усни! - кричу я сейчас себе тогдашнему. - Спи дальше, ты, маленький, безмозглый ребёнок!
Сполз я, значит, с кровати тихонько, натянул колготы (не надо ха-ха, самому уже и не верится, что такие времена были), шорты, футболку и направился к выходу. Алгоритм был прост и досконально мной изучен. Для начала я надел сапоги деда. Ну, как надел... Стоит, наверное, сказать, что я мог целиком тогда запрыгнуть в сапог и спрятаться в нём. Так что, с самого начала, у меня всё пошло наперекосяк - я даже шага сделать не смог в этих сапожищах. Но я не стал унывать, сапоги ведь не главное в этом деле. Так что взял я ведро и потопал во двор к коровам.
Зашел в коровник, весь такой из себя маленький, ведро в руке с меня размером, а там три жопы на меня смотрят, а я на них, соответственно. Стою, значит, в замешательстве, колготы подтягиваю, ногу чешу - коровку выбрать не могу. Хоть бы, думаю, знак какой подала. И тут та, что по центру, тварь коварная, хвостиком так в сторону как поведёт. Во!
Я-то по молодости подумал, что это она мне знак подаёт, что, мол, меня дои, и пошел на зов этот. Так, наверное, гибли моряки, когда прыгали за борт на зов сирен.
Не успел я беды почувствовать, а эта зверюга сначала что-то невнятно пшикнула, а потом как даст по мне фонтаном! И что самое обидное - далеко не молоком. Я даже глаза закрыть не успел. Единственное, чем горжусь, так тем, что на ногах устоял под обрушившимся на меня потоком.
Наступила неловкая пауза, а потом завыла сирена - я не слышал, чтобы мой дед, ставший невольным свидетелем моего конфуза, так смеялся ни до, ни после этого чёрного дня в моей биографии.
А на улице, знаете ли, было хорошо - птички поют, куры бегают, на горизонте появилось солнышко. А я стою в луже неведомой мне доселе субстанции, ору и "обтекаю".
Успокоился я уже ближе к вечеру, когда дед демонстративно сжег пострадавшую одежду. А ещё они с бабушкой взяли с меня обещание всегда вести себя хорошо, взамен на то, что не расскажут родителям о постигшем меня горе.
Хотя, может, и не было всего этого, но молоко я по сей день не пью.

* * *
1988 год. Общежитие МФТИ. Среди голодных студентов выгодно выделяются чернокожие представители грызунов науки (Им платили стипендию в посольстве. Очень неплохую, между прочим).
Вечер, общая кухня.
Негр:
- Как эты... варить пельмени?
Наш студент:
- Пельмени купил? Да все просто! Ставишь воду на газ, солишь. Когда закипит - бросай пельмени. Те, что всплывут первыми - некачественные, мне их отдашь, я Кузю (кота) покормлю. Остальные соберешь через 10 минут.
Не знаю, правда ли, нет, но говорят, что сердобольный негр через месяц кота Кузю к ветеринару отнёс. А то столько пельменей ест, а всё равно выглядит бухенвальдом. Глисты, наверное...

* * *
После тяжелого рабочего дня еду домой, подвожу коллегу. На душе тяжко, настроение - ноль, хочется плакать... Веду машину молча, про себя думаю: "День поганый, душе тяжело, приеду домой - надо как-то поднять себе настроение... Наверное, наведу красоту, сделаю маску для лица, выщипаю бровки, сделаю эпиляцию..." Чувствую, что мне полегчало, настроение поползло вверх, и я почему-то говорю вслух:
- Вот сейчас приеду домой и сделаю эпиляцию!
Коллега на меня так странно посмотрела (она же мой внутренний диалог не слышала), а минуты через две говорит:
- Приеду домой - дам мужу...
Я просто офигела, но продолжение было еще веселее.
На следующее утро по дороге на работу подбираю ту же коллегу, она садится ко мне в машину, здоровается и спрашивает:
- Ну, что, сделала вчера эпиляцию?
- Нет. - отвечаю.
Она тяжело вздохнула и говорит:
- Ну вот и я мужу не дала...

* * *
Прошло уже двадцать пять лет, а я все вспоминаю и не перестаю удивляться одному странному человеку по фамилии Потоцкий. А дело было так...
Псковская область, учебка ПВО. Поскольку СССР тогда еще не развалился, мы в казарме во всей красе поимели оголтелую дружбу братских народов, но главные проблемы возникали у нас из-за узбеков. Было их в нашей роте человек тридцать, отсюда и проблемы. Ну, как проблемы... Они собирались оптом и регулярно нас били, и от этого, естественно, у нас бывали проблемы.
Грузины держались друг за друга, казахи тоже не давали себе в кашу плевать, а вот за нас, русскоукробелорусов, некому было заступиться. Мы никому не были нужны, даже самим себе, вот и терпели регулярные набеги от тамерланова войска. Самое большее, что мы могли выставить - это человек десять (У остальных наших воинов возникали неотложные дела). Вот и получались не эпические битвы, а доказательство преимущества среднеазиатского образа жизни.
Но вот, месяца полтора спустя, на пороге нашей казармы появился Он.
Ростом не особо высок, но метра два в нем, конечно же, было, может чуть больше. Голова огромная, как у коня, пузо выпирает, и если отойти подальше и посмотреть издалека, то по пропорциям кажется, что он маленький и толстенький. Но как только к нему приближался обычный человек, то от их сочетания становилось понятно, что в этой жизни, не все еще нам понятно.
Родом он был из глухой белоруской деревни и носил гордую фамилию Потоцкий. По натуре был он человеком ласковым и стеснительным, и это, как раз, не удивительно, ведь иначе какой-нибудь любвеобильный кроманьонец так бы и не осмелился приблизиться к неандертальцу - далекому предку нашего Потоцкого по женской линии. Потоцкий почему-то панически боялся любого начальства, даже сержантов, он был медлительным и совсем неспортивным человеком, но при массе в двести килограммов и силе, как у оборотня - это были абсолютно не его проблемы.
Командир части называл нашу роту бандеровским отрядом. Представьте себе - рота солдат, позади которой марширует гигантский человек, одетый в черный зэковский бушлат, серые брюки, на голове маленькая тюбетейка в виде солдатской шапки, а на ногах сапоги с разрезанными сзади голенищами. Из всего необходимого обмундирования на складе только и оказалась шапка и кирзы сорок восьмого размера, а остальное - в чем забрали в армию, в том месяца три и служил, пока не пришла из округа сшитая на заказ гулливерская форма.
Не знаю почему, но мы с ним как-то сразу сдружились, хоть по началу я и опасался приближаться к этому огромному человеку. Мне очень стыдно, но я боялся, что он меня укусит, если вдруг сойдет с ума. Вам это, наверное, покажется смешным, просто вы Потоцкого не видели. А вот дрессировщики львов меня поймут...
Первый раз он удивил меня, когда рота получала на складе толстые солдатские лыжи для кросса. Нескольким счастливчикам не хватило, и они отправились в теплую казарму ждать возвращения уставших героев-лыжников. Время поджимало, скоро на старт, все подгоняют крепления и цепляют к ногам тяжеленные дрова, а Потоцкий зудит мне над ухом со смешным белорусским говорком:
- Ой, мамочки, ой убъющь я на этих прыдуркаватых лыжах, я же сроду на них ня ездиу. Ой шо са мной будзе...
Вдруг за спиной послышался громкий треск, от которого я подпрыгнул - это мой огромный друг незаметно сломал свою лыжу пополам, просто держа ее поставленными рядом ручками. Я пробовал потом переломить такую дровыняку об колено, не-а, не смог.
Время шло, и рано или поздно, но Потоцкий должен был нарваться на тамерланово войско из тридцати сабель. И этот день настал.
Обед. Наш богатырь возвышался с краю стола и привычно держал миску за дно, как блюдце (так ему было удобнее). Напротив Потоцкого сидел свирепый узбек - главный батыр и предводитель их войска. Батыр решил - "пора", схватил черпак и начал трясти его перед огромным добродушным лицом белоруса, выкрикивая всякие тюркские ругательства.
Гигант промолчал, опустил глаза и молча продолжил есть дальше. Тут и батыр, довольный произведенным эффектом, отложил черпак и тоже вернулся к трапезе.
Внезапно (хотя слово "внезапно" придумано не для динозавров) Потоцкий улучил момент и дал узбеку отцовского леща. Батыр, даже не ойкнув, рухнул лицом в тарелку, обрызгав супом всех за столом. Крики! Шум! Угрозы! Земляки вынесли тело батыра на улицу, только там к нему вернулось сознание.
Я, как и все русобелоукраинцы нашей роты, понимал, что жить нам осталось примерно до ужина, да и хрен с ним, не впервой, но что это за лещ такой, от которого человек напрочь выключается? И Потоцкий еще раз продемонстрировал этот фокус на солдатской миске, тут все встало на свои места. После леща по дну, миска навсегда потеряла симметрию и сделалась неустойчивой, как будто грузовик проехал.
Вечером мы сидели в полупустой казарме и тихо беседовали. В воздухе пахло кровью, да и ощущения мерзкие - не поймешь, то ли жарко тебе, то ли холодно. Страшно, одним словом. Весело и беззаботно было только чудо-богатырю, и он болтал без умолку о разных гражданских глупостях. Я попытался вернуть его на нашу грешную татаро-монгольскую землю:
- Видимо, сейчас придут узбеки тебя бить. Ну, и нас четверых заодно. Надо бы приготовиться как-то...
- А чего там готовиться? Как придут, так и наполучают ляшчей, как сьоння в столовой... Я, кстати, часто дома драуся дярэуня на дярэуню. Ох и вещело было. Придет ко мне одна дярэуня, даст деньог, и я иду с ними лупить тамтую дярэуню. А потом наоборот - те собрали деньог, заплатили мне, и мы идем лупцевать перших...
Но веселее от этого святочного рассказа нам не становилось. Видимо, наш бандеровец не очень себе представлял коварных азиатов в количестве тридцати штук.
Ну, вот и все. Топот сапог, сквозь лес коек мы увидели вражье войско. Узбеки стояли в центральном проходе и гортанно выкрикивали:
- Патоски, выхади, шакал, убивать тебя будем!
Потоцкий поднялся с табуретки и направился к ним, с трудом протискиваясь между коек. Мы вчетвером встали и обреченно поплелись за ним. Белорус оглянулся и спросил с улыбкой:
- Ой, а вы ж куда? Щидите тут, шобы я вас случайно не зачапиу. Щидите, гавару!
Мы послушно сели, а дальше начались живые картинки из русских эпических былин.
Илья Муромец подошел к воинству поганому и сказал:
- Шо, чурки нерусские, приперлища?
Самый могучий Челубей еле доставал Муромцу носом до бляхи ремня.
И тут началось - все тридцать басурман с гиканьем кинулись на Богатыря со всех сторон, пытаясь его расшатать. До лица, конечно, никто достать не мог, поэтому их азиатские кулачки уютно тыкались Богатырю в огромный живот, как в подушку. Самое дикое, что Потоцкий смеялся. Ему было весело!
Ситуация становилась патовой, Муромец их не только не бил, но даже не воспринимал всерьез, а визгливое войско Батыя безрезультатно раскачивало богатыря, будто дошколята борются со своим игривым отцом.
В конце концов Потоцкому это наскучило, и он решил освободиться от этих гигантских пчел. Богатырь хватал врагов за ремни, бережно отрывал от пола и откидывал от себя метра на два. Сразу по двое. При этом, он счастливо хохотал и комментировал:
- Потешные вы, чурки, как дети малые. Летите уже, поигралищя и буде...
Басурманское войско пришло в замешательство, первый раз в жизни их неистовый бой превращался в балаган.
Тут кто-то из них вспомнил про ремень, извернулся и достал-таки богатырю пряжкой до лица.
Потоцкий издал рев, как из ночных джунглей, резко выхватил обидчика из толпы, и только теперь включив всю свою звериную дурь, двумя руками забросил его вертикально вверх. Узбек с глухим ударом встретился с высоким казарменным потолком и посыпался вниз вместе с разбитыми лампами дневного света.
Потоцкий, как цирковой лев, прорвавшийся на зрительские трибуны, сеял панику и разрушения. Лютые враги моментально превратились в пингвинчиков, с пробуксовкой сваливающих от вертолета. Несколько секунд и казарма опустела. Один особо впечатлительный узбек даже бросил табуретку и попытался выпрыгнуть вслед за ней в разбитое окно...
Муромец вернулся в наш угол, мы слегка напряглись (черт его знает, как у неандертальцев с торможением).
Он сел на свой табурет, пощупал вспухшую губу и сказал:
- Эх, перестарауся... Боюся я, шо чурки всеж-таки заложат меня сержантам. Хлопцы, може у кого жеркало есть, глянуць на свою рожу?

* * *
Далёкие 80-е. История реальна, фамилии изменены.
Стоит в курилке замполит, подполковник Иванов. Подбегает солдат с выпученными глазами:
- Товарищ подполковник, разрешите обратиться!
- Ну, обращайся, что там у тебя? - лениво выпуская дым, ласково отвечает замполит.
- Товарищ подполковник, скажите, а не Вы майор Сидоренко? - Выпаливает на одном дыхании боец.
Замполит, поперхнувшись дымом, выдаёт крылатую фразу:
- Да хрен его знает, может и я! В нашем дурдоме всё может быть!

* * *
Как-то мой младший братишка, будучи еще совсем пацаном, пришел домой с десятком тускло-золотых карасей за пазухой. Батя же мой был заядлый рыбак и сразу спросил брата, где и как он наловил таких красавцев. Братишка помялся и сообщил, что это он с соседом Ванькой Рассохой намутил в Кругленькой ямке (озерцо такое пойменное).
Для непосвещенных поясняю, что значит "намутить". В небольшой водоем - как правило, ложбину в пойме, в которой после весеннего половодья остается рыба, когда Иртыш возвращается в свои берега, - залазят несколько человек, и ну давай вздымать ногами донный ил. Через некоторое время задыхающаяся рыба высовывается из воды, чтобы глотнуть свежего воздуху, людей посмотреть, себя показать. Вот тут-то не зевай, знай, хватай ее и выкидывай на берег. Сам я так никогда не ловил рыбу и не видел, как это делается. Но рассказывали. Вот и отец поверил.
- А ну, сынок, пошли! - воодушевленно сказал отец, хватая ведро. - Сейчас мы карасиков-то натаскаем.
- Папка, я устал, и живот чего-то болит, - заныл братишка.
- Пошли-пошли, покажешь, в каком месте мутить надо!
Отец не любил, когда ему возражали. А тут его еще охватил азарт. И брату ничего не оставалось делать, как подчиниться.
Они вдвоем долго прыгали и ползали по Кругленькой ямке, пока вся вода в озере не стала коричневой. На поверхность всплыли пара дохлых лягушек да возмущенные жуки-плавунцы, водоросли. Карасей не было. И только тут до отца, когда он уже весь покрылся тиной, а от холода у него даже лысина посинела, и он стал похож на водяного, - начало что-то доходить.
- Сынок, - сказал он ласково. - Скажи, где взяли карасей, и тебе ничего не будет...
Братан выбежал подальше на берег, на всякий случай заревел и признался, что карасей они с Ванькой натрусили из чужого вентеря ("вентиля", как говорят в моей деревне), и совсем на другом озере. А правду сказать он забоялся.
- Засранец! - сплюнул ряской отец и захохотал. Так его еще никто не проводил.
А карасей тех мамка вечером зажарила. Конечно, их следовало вернуть хозяину. Но, во-первых, снасть его, по сути, была браконьерской. А во-вторых, владелец "вентиля", как было известно, и сам был не прочь при случае пошуровать в чужих сетях...

* * *
В одном отделе МУРа некоторое время успешно действовал детектор лжи. Было это в 70-х годах, когда о подобном приборе бытовали весьма фантастические представления.
На столе возвышался солидный аппарат, одним своим видом внушая уважение. Впечатление усиливалось абсолютной проницательностью прибора, выявлявшего все лживые слова. Сыщик, который работал на детекторе, а также его коллеги по отделу принимали строгие меры предосторожности для сохранения секретности устройства.
Секрет же прибора заключался в том, что единственным действующим элементом его была лампочка, которую включали ногой под столом, когда допрашиваемый говорил неправду. Истинным детектором являлся сыщик, владелец аппарата, но ему воры и мошенники врать не стеснялись, ведь так принято; зато детектор лжи - другое дело, он вселял трепет пред могуществом науки.
Прикрыл это дело начальник - генерал-майор милиции, который каким-то образом прознал про детектор и явился проверить. Раскрывать ему правду не хотелось, но внятно объяснить происхождение прибора тоже не сумели. Да еще дернул черт нажать на кнопку во время тирады генерала про служебный долг и уважение к закону. Лампочка вспыхнула, следом за ней вспыхнул генерал и в расстроенных чувствах вылетел из комнаты.
Кончилось дело тем, что он наклепал на самозваных экспериментаторов в КГБ, и соответствующие товарищи быстро и без лишних слов изъяли прибор. Надо полагать, что они разобрались в его устройстве, но все же обратно не вернули. Наверное, самим пригодился.

* * *
Решил поделиться. Есть кот, есть дача у родителей. Есть отпуск.
Летом родители срулили путешествовать, а мы с котом решили на даче недельку-другую зависнуть.
Кот на даче первый раз, сначала немного прифигел от многообразия вселенной, но в первый же вечер принес мышь. Живую. Напуганную. Неповрежденную. Шрам на хвосте, но явно старый.
Сам я раньше домашних крыс держал, и любовь к хвостатым грызунам в наличии. Коту сказал животные инстинкты контролировать, мыхе дал кусок хлеба и отпустил. Вроде бы все разрулилось. Но.
На завтрашний же вечер кот появляется с той же самой - по хвосту видно - мышью. Дал немного сыра, хоть и нельзя им. Мышь убежала.
Эта история повторялась каждый вечер. Кот приносит ту же мышь, ее кормят, она убегает.
А потом отпуск кончился, и мы с котом уехали. Надеюсь, у мыши все хорошо.