мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 91


* * *
По поводу женской логики. Картина маслом. Стою на автобусной остановке, рядом беседует парочка - Он и Она. И я непроизвольно краем уха слышу их разговор:
Он: Завтра в двенадцать.
Она: Ой, ну, ты же меня знаешь! Пока я встану, позавтракаю, оденусь, соберусь - два часа пройдет. Если ты хочешь, чтоб я к двенадцати приехала, скажи: "Приезжай к десяти". Тогда как раз к двенадцати я точно буду.
Он: Хорошо, тогда приезжай к десяти.
Она: Не, ну так рано я не могу...

* * *
Одна наша знакомая - большая любительница кошек и собак. И вот так получилось, что она взяла себе кобеля кавказца, хотя дома уже жил кот. Кот был "потомственный дворянин" и взят был "из народа", с улицы. Он вёл самый что ни на есть кошачий образ жизни - гулять отпускали по первому требованию, но потом, по приходу, проходил надлежащую "санобработку". Вопреки всем ожиданиям, кот встретил новосёла полным отсутствием интереса, но через некоторое время хозяева стали замечать, что между котом и щенком завязалось нечто, очень похожее на дружбу.
Видно это было сразу. Пока кот отсутствовал, навещая всех своих оставшихся без хозяев "подворотных" друзей-подружек, щенок откровенно скучал. Двигался мало, и только открывание входной двери вызывало нешуточный интерес: а вдруг это вернулся лучший друг? Кот вёл в дружбе лидирующую роль, и щенок, будучи больше его в пять раз и сильнее многократно, безоговорочно принял роль ведомого.
Одно время хозяйка стала замечать, что щенок начал "мучаться животом", и как его не лечила заботливая владелица, диарея не отступала. Разглядывая в очередной раз диарейную лужу подопечного, хозяйка обратила внимание на странные непереваренные комочки. Она пригляделась по-лучше, и каково же было её удивление, когда она увидела перед собой фантик и алюминиевую фольгу от шоколадной конфеты. Кто мог так "безжалостно" баловать её "чадо"? Сын, взрослый семейный человек, в вопросы питания и содержания питомца никогда не вмешивался. Мать воспринимала щенка просто как очередную игрушку дочери и не обращала на него внимания. Но тогда кто?
Вопрос разрешился сам собой. Как-то, придя домой раньше обычного времени и обнаружив, что дома никого кроме "животной половины" нет, хозяйка задремала. Устроилась она напротив выключенного телевизора в большой комнате. Проснувшись, через некоторое время, она лежала с полуоткрытыми глазами в тишине и увидала преудивительнейшее действо.
Показалась кошачья лапа, и дверь в комнату бесшумно приоткрылась, пропустив внутрь кота. Следом, тяжело шагая, появился кавказец. Они посидели тихо минут пять и, убедившись, что хозяйка спит и не обращает на них внимания, разделились. Посмотрев на щенка долгим взглядом, кот заставил того лечь. Сам подошёл и с ходу, тихим, но мощным, грациозным кошачьим прыжком переместился на тумбочку, на которой стоял телевизор. С тумбочки - на сам телевизор, а с него - под самый потолок, на верхнюю деталь мебельной стенки. Затем, тихо обходя и перешагивая засохшие и предательски шуршащие цветы из летнего букета, продолжил свой путь в обратный конец комнаты, но уже не по полу, а под потолком. Дойдя до стены с входной дверью в комнату, кот остановился возле стоящей там хрустальной вазы с конфетами, послышался характерный тихий звук. Через несколько секунд и серии прыжков кот стоял уже перед щенком с конфетой в зубах. Щенок довольно заурчал и сжевал в миг принесённое лакомство. Кот, сидя напротив, по-хозяйски наблюдал за ним. Закончив с конфетой, щенок осмотрелся вокруг и, не увидев ничего достойного его гастрономического интереса, подошёл и молча ткнулся в грудь кота носом. Кот снова двинулся к телевизионной тумбочке...
Всё это повторилось три или четыре раза. Затем, бесшумно ступая, компания заговорщиков покинула комнату...
Больше ваза с конфетами на стенке не стояла, а переместилась внутрь стенки - в бар, а щенок быстро избавился от диареи.

* * *
Кто не знает наши коммуналки, кто не жил "с подселением", тот вряд ли сможет понять и оценить все прелести следующей истории. Но всё же...
Семидесятые годы. Одна кухня на троих соседей.
Лёнька припозднился с работы. Лелька его заждалась. Уже всё переделала: детей искупала, спать уложила, сама вымылась. Ждёт с нетерпением своего милого в тёплую постельку.
Наконец-то пришёл. У Лельки настроение приподнятое. Хлопочет вокруг него, покормила на кухне, говорит:
- Иди мойся, белье в комнате я тебе приготовила, а я посуду вымою, приду тебе спинку потру.
Пока она на кухне убирается, в ванную сосед заскочил, встал под душ, намылился. Дверь за собой закрыть и не подумал.
Лелька тоже в ванную зашла:
- Давай спинку потру.
Соседу ничего не остаётся, как спину подставить. Думает: "Отзовусь сейчас, соседка в обморок хлопнется".
Лелька, думая, что это муж, спину надраила, рукой между ног провела, хозяйство потрогала, спела: "Колокольчик голубой, цветик мой весенний. Приходи ко мне скорей, жду я с нетерпеньем", ополоснула руки и выскочила из ванной. Заходит к себе в комнату, а там... муж собирается мыться идти.
Лелька захлопала полными ужаса глазами, прислонилась к косяку двери и тихо сползла на пол. Пришлось "скорую" вызывать...
Общие кухни, ванные и туалеты, какой дурак вас придумал?

* * *
Однажды один провинциал в начале тридцатых приехал в Москву. И, чтобы приобщиться к высокой культуре, отправился на балет, как ему еще дома посоветовали. До этого он не бывал в театрах и не имел ни малейшего представления, что он там увидит.
Оделся он поопрятнее и отправился пораньше, чтобы посмотреть красоты убранства Большого театра. Но вот погасла знаменитая люстра, и начался спектакль.
На сцене появились танцоры. Красиво, конечно, народные массы с флагами по сцене забегали, вроде как революцию норовят сделать, но...
Проходит пять минут, затем десять, потом пятнадцать. Наш зритель немножко заскучал. Через полчаса начал ерзать и с тоской посматривать на огромную люстру над головой - когда она, зараза, наконец, зажжется? В буфет захотелось просто нестерпимо.
Он еще немножко помаялся, а потом обратился к соседу - красивому старику с бородой и в пенсне на носу:
- Послушай, дядя, а что они все пляшут, да пляшут? Уж спели бы что-нибудь.
Сосед слегка, но необидно улыбнулся и охотно объяснил:
- Понимаете, молодой человек, это такой вид искусства - историю рассказывают только с помощью танца. Здесь не поют.
И в этот самый момент из оркестровой ямы поднялась певица в кумачовой хламиде и яростно и громко запела "Марсельезу" - это был экспериментальный синтетический спектакль "Пламя Парижа" Бориса Асафьева.
Провинциал торжествующе обернулся к слегка сконфуженному соседу:
- Что, дядя, тоже первый раз в театре?
А этот сосед-то был ни кто иной, как Владимир Иванович Немирович-Данченко.

* * *
Эта история настоящая, буквально произошедшая неделю назад. Моя девушка по профессии бухгалтер, но она совершенно ничего не понимает в компьютерах. Так вот, месяц назад она устроилась на работу в банк, где, естественно, есть интернет. Я предложил ей - чтобы как-то развлечь себя и убить время - завести электронный почтовый ящик. Девушка, которая первый раз видит интернет, начинает при регистрации ящика вводить свои данные. В конце ей предлагается написать "секретный вопрос", ответ на который может знать только она.
Через недельку я, просто из любопытства, решил посмотреть, какой вопрос она ввела. Тыкаю на "забыли пароль". И как вы думаете, какой вопрос меня встретил? Дата рождения? Любимые цветы? Нет уж, тут всё было намного круче! Так вот, не падайте, я сам был в шоке. ВОПРОС: "Изменяла ли я когда-нибудь Коле?"
Естественно, ответом может быть или "Да", или "Нет". Попробовал и то, и другое. Оказалось, что правильный ответ - "Да"...
Всё было бы ничего, но это именно я - Коля.

* * *
Ну, вот почему все были дети как дети, а автор этих строк - просто какое-то наказание всем, включая собак и прочих млекопитающих? Особенно, почему-то, нас не любили соседи, хотя ничего такого, откровенно пакостливого, мы им не делали. Ну, дымовуху под дверь подложили, а сосед потом метался в густом тумане по коридору, тыкаясь лбом в двери и электрощит. Ну, бомбочки в подъезде кидали. Но ведь не убили никого, не покалечили. Но нет, нас все равно не любили. А мы были просто пацанами, не злобными, но хулиганистыми. И привлекало нас, как водится, то, чего было нельзя. Например, запертый на висячий замок чердак нашего дома.
Вход на чердак был на последнем, пятом этаже. К двери чердака, которая открывалась как люк танка, наверх, вела железная лесенка. Вы представляете, что такое люк на чердак, запертый на замок от пацанов? Нет, вам этого не понять, когда внутрях бурлит дух исследователя, а дома, на полке, стоят книги Буссенара, Саббатини и прочих романтичных писателей. И вот настал момент, когда неприступность замка была преодолена маленькой детской рукой и взрослым ломиком.
И вот она - крыша пятиэтажки! Ощущение свободы и пространства настолько нас ошеломило, что срочно захотелось сделать что-нибудь приятное. После недолгих споров приятным был выбран полет бумажных самолетиков. Сбегав вниз и принеся кучу старых газет, мы сели мастерить воздухоплавательные аэропланы, и через полчаса вокруг нас расположилась целая флотилия самолетов разнообразного вида и уродства.
Под конец ваяния мы в четыре руки изготовили Королевский Самолет. Самолет был королевским не по красоте, а по размеру. По красоте он напоминал жирафа в прыжке, а по размеру был действительно королевским. На его производство ушло штук пятнадцать газет, и мы даже сомневались, полетит ли он или нет. Размера он был не такого уж и гигантского. Конечно, поболее бумажных самолетиков, но никак не выше меня. Если поставить на хвост, то как раз мне до подбородка.
И вот настал момент тревожный, волнительный и прекрасный. Первый самолетик, пущенный с крыши, к нашей визгливой радости заложил такую траекторию, что мы даже уважительно пожали друг другу руки.
Вот сейчас вспоминаю и понимаю, как же мы были счастливы и не понимали этого. Два мелких пацаненка, пускающие с крыши бумажные самолетики, восторженно провожающие их глазами и получающие настоящее удовольствие, наблюдая их полет...
Но все когда-то кончается. Все самолетики были выпущены на волю и оставался только один, красавец, монстр, флагман нашей эскадрильи.
- А давай ему на нос что-нибудь приделаем? Может лучше тогда полетит? - предложил Вадик.
Какое-то рациональное зерно в этом было, и я согласился. Этим "чем-то на носу" стал кусок гудрона, который на солнце стал мягким, и мы без проблем надрали его с крыши. Гудрона было немного, примерно с наш кулачок, и поэтому он весь ушел на утяжеление носа. Правда, немного гудрона прилепили и на хвост, интуитивно чувствуя возможный дисбаланс.
- Ну что, давай его? - предложил Вадик.
- Ага, давай.
Мы осторожно, что бы не переломать ему хребет, подняли в четыре руки и понесли наш Королевский самолёт к краю крыши. Легкий ветерок нежно шевелил трепетные крылья самолета, обдувал фюзеляж и задувал куда-то ему в попу, приглашая в незабываемый полет. На краю крыши Вадик крепко ухватился за крылатое создание и с необычайной нежностью запулил его в воздух.
Честно говоря, меня поначалу терзали сомнения в летабельности нашей конструкции, и я бы ничуть не удивился, если бы Королевский самолет полетел в сторону центра планеты по наикратчайшей траектории. Но нет, он полетел прямо. Почти. Правда, не так плавно и красиво, как его маленькие собратья, но зато намного стремительней и витиеватей. А точнее - винтом...
Дядя Ваха, живущий в доме напротив, регулярно не пил. Но когда выпивал, то до отключки. Хотя, человек был хороший, матерился красиво, и еще ни разу не смог нас догнать, чтобы презентовать нам заслуженных люлей. Сейчас дядя Ваха стоял у открытого настеж окна, облокотившись на подоконник, любовался солнцем, летом и состоянием легкого опьянения.
Он перевел глаза на нас и даже, кажется, улыбнулся. Точнее попытался. Наверное. Но мы этого так и не узнали, потому что наш боевой аэроплан, утяжеленный гудроном, атаковав мирное население, вошел гудроном этому самому населению точно в нос. Поскольку нос там занимал главенствующее положение на лице, то вариантов, что атаковать, у аэроплана не было.
Дядя Ваха театрально всплеснул руками и беззвучно скрылся под подоконником, как его и не было.
- Как в тире, - не к месту подумал я и почувствовал, как зачесалась спина. Она у меня всегда начинала чесаться перед грядущими пилюлями.
- Робин Гуд фигов! - почему-то несправедливо в мой адрес прошептал Вадик, - Тикать надо!
- Надо, - согласился я, - но дядя Ваха все равно засек нас.
- Да, жопа... - глубокомысленно выдавил из себя философскую мысль Вадик.
И мы, не сговариваясь, ломанулись к чердачной двери, которая была на другом конце крыши.
Но дядя Ваха тоже не из гусеницы на этот свет вылупился, и реакция у него была как у суриката. Пока мы соображали что делать, стремительный кавказец натянул дырявые кеды, махом преодолел небольшое расстояние между домами и уже взлетал по ступенькам на пятый этаж. Дядя Ваха несся будто доблестный рыцарь в высокую башню, где призом была постоянно угнетаемая драконом, в различных позах, красавица Айгюль.
К люку мы подбежали одновременно. Мы сверху, а жаждавший общения дядя Ваха - снизу. Но мы про это не знали, так как люк был закрыт, и судьба готовилась нам преподнести довольно-таки говняный сюрприз.
- А давай мы люк чем-нибудь подопрем и переждем тут, когда ему надоест ждать, и он сам уйдет - блеснул креативной мыслью Вадик.
- А чем мы его подопрем? - я с сомнением оглядел люк, который не имел ничего запирающего.
- А мы вот так! - видимо, пока мы бежали, Вадик выработал новую стратегию, - Мы встанем на люк, и он его не сможет открыть!
Пораженный собственной гениальностью Вадик глядел на меня, как тот самолет на нос дяди Вахи.
- А люк-то нас выдержит? - трусовато усомнился я.
- Да запросто! - и, чтобы доказать глупому трусу несостоятельность его предположения, Вадик прыгнул на люк.
- Сейчас проломится... - мелькнула первая мысль. Вторая мысль мелькнула сразу же и была намного трагичней. Она гласила - это звиздец... Именно так, без восклицательного знака, просто констатация факта. А факт было из-за чего констатировать. Ибо пока Вадик еще летел на люк, тот вдруг приподнялся, и в образовавшуюся щель показался немного распухший и от этого еще более грандиозный и боевой носяра дяди Вахи.
Вадик этого не видел, поскольку смотрел на меня торжествующе, а дядя Ваха не видел, что творится сверху. В общем, Ваха не видел Вадю, а Вадя не видел Ваху. Вот такой, блин, каламбур. И только я один, как нежелательный свидетель, лицезрел всю сцену, полную грядущего трагизма, издевательств и плохих слов.
- Ага! - радостно сказал дядя Ваха, интенсивно подвигал носом и как-то не очень приятно улыбнулся.
Опять зачесалась спина.
Спустя секунду Вадик с грохотом лопнувшего от метеоризма слона, приземлился на крышку люка. Дядя Ваха, не прекращая шевелить хоботом, уже вторично за сегодня внезапно даже для себя самого скрылся с моих глаз. Внизу раздался грохот и вопли на каком-то кавказском наречии. Судя по всему, дядя Ваха вторично деформировал распухшее жало.
Выбора у меня не было, и я кинулся подпирать люк. Страшное дело. Страшно стоять на подпрыгивающем люке, который снизу долбят восемь тысяч разъяренных быков, а все слова, которые доносились оттуда, я забыл только к окончанию школы.
Но дядя Ваха был отходчивым человеком, хотя в данный момент я бы это и не заподозрил. Поломившись в люк, он остыл где-то через час, и, пообещав нам веселую и затейливую Камасутру, пошел домой допивать недопитое.
Мы, после часа стояния на прыгающем люке, тоже поковыляли по домам, странно подпрыгивая...
А дядя Ваха нам ничего потом не сделал. И не сказал. Я же говорю, мудрый был человек.

* * *
Буквально час назад. Закончился сериал "Глухарь". Приходит "типа за солью", а на самом деле для излияния своих впечатлений от увидевшего, соседка Галка, являющаяся ярым фэном этой трехлетней опупеи.
- А ты знаешь... А ты знаешь... А ты знаешь...
Я вполуха слушаю, киваю, поднимаю брови...
- Ты представляешь? Дениса Рожнова помнишь?
- Угу, угу... - соглашаюсь я, маринуя шашлык на завтра ко дню рождения друга.
- Представляешь, его жена - проститутка, помимо того, что она чудом, просто по стечению обстоятельств, вышла за него замуж, так она, когда забеременела, то давай требования выдвигать, что маму с Украины выпишем. А если в однокомнатной квартире нам всем тут будет места мало, то снимем ей (маме) квартиру в Москве!
Далее Галка нервно закурила, пытаясь сконцентрироваться на собственных ощущениях (полных ненависти) к данной "жене неведомого мне Рожнова".
- Ну, не сука ли она, на чувства давить?! И замуж выйти, и прописаться, и забеременеть... Хорошо хоть он ее обратно на родину выпер!
Я молчу.
- Ну? Что? Я не права?!
У меня терпение закончилось.
- Гал, а ты сама родом откуда?
- Хм, (поперхнулась дымом)... С Керчи.
- Ты как здесь, в Москве, оказалась?
- Ну... это... приехала...
- Ну? И кто ты?
- Не-е-а, я не такая...
Подумала и изрекла:
- Хм, а я ведь такая же. Мне просто повезло, что меня обратно к маме в Керчь не отправили. Поэтому я и твоя соседка. А ненависть... Так это так положено просто. У нас же, москвичей, ненависть ко всем приезжим уже в крови!

* * *
Не знаю, где как, а в нашей школе учителя всякие были. Кого мы любили, кого нет. Непонятно, за что их любили и не любили. Сейчас, думается, что все они - обыкновенные люди, со своими заморочками и достоинствами. А тогда сразу как-то было известно: вот этого надо любить, этого не надо, этого надо довести до каления с горячкой, а этого - потом посмотрим, он никакой как бы.
Борис Федорович, наш военрук, по прозвищу, понятное дело, "БФ", от всех особняком стоял, вообще "не обсуждался" и пользовался уважением почище родительского. Тоже непонятно почему. Ну полковник, ну ветеран, ну воевал. Подтягивался в свои 58 тридцать раз почти. А из моего класса восемь человек в военные училища поехали поступать. Семь в Рязань, один вообще в политическое. Не из-за его же спортивных успехов на старости лет? Уважали, в общем, БФа.
А началось все у нас как бы наоборот. Он нас постриг. Стричься на два пальца от воротника в школе тогда страсть как не любили. А он постриг. Не сам, конечно, но прям с первого своего урока отправил. Спросил, у кого денег нет, дал тем по сорок копеек (на модельную, между прочим, стрижку) и отправил в парикмахерскую. Некоторые от жалости к себе и вредности даже наголо постриглись. Остальные длиннее чем наголо, но все одно короче, чем по уставу положено.
И решили отомстить. По-простому, чо. Стул ему, гаду, клеем намазать. Замок на кабинете по военной подготовке - плёвый. То есть, железный, конечно, замок, но открыть - плёвое дело. Я на такое дело последним подписался. БФ воевал вместе с дедом все-таки. Но против коллектива не упрёшь иногда. Не то чтобы убедили...
Намазали стул после последнего урока, когда у нас на следующий день военная подготовка у первых. Надо же лицезреть, как прилипнет. А то никакого удовольствия.
У нас в этот кабинет, как в физику, химию и биологию, только после звонка войти можно было. Вместе с учителем. То есть, именно в данном случае, непосредственно перед, как положено "младшим по званию", но под присмотром. Вошли, расставились. Леха, по кличке "Начальник", равняйсь-смирно скомандовал, когда БФ вошёл:
- Здравствуйте, товарищи!
- Зравжелтрищполковник!
- Вольно, прошу садиться.
И сам на стул уселся. Ну, и мы тоже седалищами не промахнулись. Кроме Лехи - ему кто-то стул отодвинул. Посмеялись.
- Встать, - командует БФ, - что за смех на занятиях?
Все встают, он тоже поднимается. Но все на него не смотрят, хотя знают, что ему стул клеем намазали. Все заняты, все продолжают ржать. Потому что двадцать два стула прилипли к жопам. У всех, кроме Лехи, БФа и девчонок. Хотя Леха тоже бы к стулу прилип, если бы мимо него не грохнулся. А девчонок БФ пожалел.
И запомнил ведь, кто где сидит. С одного раза! Разведчик, фигли...

* * *
Рабочий кабинет. 7 столов. Сотрудница разговаривает с мужем:
- Что, моя рыбка? Да ты что! Мой зайка, да как же так? Ты руку сломал... Мой золотой, тебе больно? Хочешь, я приеду? Отпрошусь и приеду? Гипс уже наложили? (срывается на плач) Солнышко мое, я уже выезжаю! Ну, о чем ты думаешь? Да не поедем мы на эту дурацкую дачу! Я потом с мамой поеду и посажу. Не волнуйся, моя рыбка. Бедненький мой... Ручку сломал... И я тебя... И я... Тоже люблю... И целую...
Кладет трубку. Тут же набирает номер. Расстроенным голосом:
- Мам, ну, мы не едем никуда... Да ничего... Мой козел руку сломал...

* * *
Получил как-то заказ показать монастырь Ставровуни молодому грузинскому студенту, получающему образование в США. Заказ сделал его папа, работающий в Лимассоле в одной из многочисленных фирм по фрахту судов.
В назначенное время начали экскурсию. И сын, и папа, внимательно слушают мой рассказ по-английски (молодой человек русским уже не владеет - спасибо деимпериализации России и империализации Америки). Однако, я решил задать вопрос, скорее, чтобы удостовериться, что меня внимательно слушают:
- Кто был распят рядом - справа и слева от Спасителя?
И уже был готов услышать от православного, хотя и американского студента канонический ответ: "благоразумный и, соответственно, не благоразумный разбойники", как вдруг возникло некоторое замешательство, потом тихие переговоры по-грузински с папой, минутная пауза...
Наконец, папа говорит мне уже по-русски с сильным акцентом:
- Син мой нэ знаэт как эта сказать па-английски, попросиль пэревезти. Кароче, ми думаем, что справа биль Атэц, а Слева - Святой Дух...
Когда-то грузинский воин был одним из римских солдат, что распинали Христа. На этой экскурсии его потомки распяли всю Святую Троицу.