мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 74


* * *
Работаю в тире. Заходят парень и девушка.
Парень:
- Стреляем на желание.
Девушка:
- Если я выигрываю, ты мне колечко золотое подаришь.
Парень:
- Хорошо.
Отстрелялись. По очкам парень выиграл.
Девушка (презрительно):
- ЖМОТ!..

* * *
Про охоту.
Вступление.
В лихие 90-ые довелось мне служить в одном из дальних военных гарнизонов Забайкалья. Служил вместе с нами и один капитан, страстный охотник и рыболов. Была, значит, у него "вертикалка" ИЖ-27. А ещё была у него красавица-жена, натура свободолюбивая и до любви охочая.
Действо.
Вот приходит как-то наш капитан в неурочное время домой. В неурочное. Не ждал его никто. А он возьми - и приди. Уж в наряде ли он должен был быть или на полётах - сейчас уже никто и не вспомнит, да и не важно это. И попал он на самое интересное место в развитии гарнизонной культуры отдельно взятой семьи. Своей отдельно взятой семьи.
Показания свидетелей.
А мы, значится, вдвоём с напарником, как и положено нам было по службе, заступили в патруль по гарнизону. Сидим, в общем, у меня в квартире, видик смотрим. Лето, тепло, окна открыты, чай зелёный попиваем. Прогуливаемся изредка по городку, порядок типа блюдём. А потом - опять ко мне.
И вот где-то в середине очередной видеокассеты слышим ружейные выстрелы. Рядом. Совсем рядом, в соседнем доме.
Подрываемся, мчимся, подскакиваем к источнику шума, а он, источник этот, кричит нам из окна: "Не подходи, суки, а то я его кончу!" - и бабий визг.
Стоим, как дураки, у подъезда, и слушаем, как один раз в минуту раздаётся крик: "Встать!" - и следом выстрел. Потом: "Сесть!" - и следом опять выстрел. А между командами лекция нашего охотника: "Я тебя научу, сука, Родину любить! Ты думаешь, отчизна послала тебя в такую жопу, как наш гарнизон, юбки чужим бабам задирать? ("Встать!", выстрел)... Ты, ..лядь, должен боеспособность страны повышать, а не триппер разносить ("Сесть!", выстрел)... И т. д., и т. п., про Родину, про её бескрайние просторы, на которых плодятся такие мудаки, мешающие чужому семейному счастью, про ячейку общества и незыблемость принципов, про моральные устои... Короче, минут эдак на 20.
Мы уже пообвыклись, вслушиваемся, что он там "этому мудаку" втирает, и вдруг - тишина. Минуты на полторы. А потом...
Звук выбиваемой двери, рёв слона во время случки, звук спускаемого по лестнице рояля (3-ий этаж всё-таки)...
Поднимается в предбаннике подъезда с пола наш капитан с разбитым в хлам лицом.
Мы (для порядка):
- Что случилось-то? (Догадались уж обо всём по ходу пьесы).
Его ответ ещё долго цитировался в тему и не в тему:
- ..ЛЯТЬ!!! ПАТРОНЫ КОНЧИЛИСЬ!
...Посадил он (охотничек наш) своего оппонента на табурет абсолютно голого, и периодически постреливал между ножками табурета, перемежая выстрелы командами.
Занавес.
Послесловие.
А семья не развалилась. Окрепла всем на зависть. Жена его научилась читать команды по одному взгляду. И безмерно зауважала...

* * *
Рассказывают, в конце 40-х в Московском медицинском институте светило отечественной психоневрологии профессор М. О. Гуревич читал лекцию о прогрессивном параличе:
- Это чрезвычайно тяжёлое заболевание, которое очень сильно ослабляет умственные способности больного. Сейчас мы продемонстрируем вам пациентку психиатрической клиники, страдающую этим заболеванием.
Женщина не смогла назвать ни своего имени, ни числа, ни времени года, но на вопрос, кто её привёз в больницу, с неожиданно осознанной злостью ответила: "Жиды!".
Михаил Осипович повернулся к аудитории и заметил:
- Вот видите, как мало нужно ума, чтобы стать антисемитом.

* * *
С утра был с ребенком в зоопарке. Давно туда не ходил. Нам повезло: в этот выходной день администрация зоопарка проводила кампанию типа "За качественный сервис!" и обязала своих сотрудников стоять у клеток со зверюгами и отвечать на вопросы посетителей.
У загона с тигром народу немало. Интересуются у молодого смотрителя в основном - что зверь жрет. Сотрудник отвечает подробно, с душой: столько-то мяса, столько-то молока, столько-то витаминов.
Через два часа идем обратно, опять мимо клетки с полосатым хищником.
Смотритель, бедняжка, запарился с непривычки, понятно, что в колл-центре стажировку не проходил, и отвечает на все те же вопросы о режиме питания, но теперь уже крайне неохотно, односложно.
Зашли с пацаненком в кафешку перекусить. После чего он затянул меня сделать еще кружок вдоль вольеров. Опять идем мимо того же тигра.
У клетки стоит все тот же смотритель, на которого самого смотреть больно.
И тут к нему подходит очередной зевака и задает невинный вроде бы вопрос:
- А чем вы тигра кормите?
- Посетителями...

* * *
Историю рассказал один ветеран ГАИ, который уже 25 лет не работает в милиции (или теперь уже полиции).
Служил он в те времена, когда Госавтоинспекция была еще не такой мобильной, как сегодня, техники было очень мало, но вроде как люди были получше. Упырей толстопузых и оборотней в погонах почти не было.
И вот ему, тогда еще старшему сержанту, сказочно подфартило. Поставили его работать на измеритель скорости. А надо сказать, что в те годы даже мотоцикл был положен далеко не каждому инспектору, а служебных машин на весь город было от силы с десяток. Зимой и летом, в любую погоду, гаишники несли службу "на своих двоих", а до места аварии зачастую добирались на попутках. Так что служба, которая и сегодня, в общем-то, не сахар (если не в кабинете штаны протирать), тогда была крайне непростой.
И тут - такой фарт. Измеритель скорости того времени - это вам не нынешний радар, это устройство, внешне похожее на прожектор и весившее около 10-12 килограмм. Поэтому к измерителю прилагался и автомобиль - обыкновенный 412-й "Москвич" оранжевого цвета без опознавательных знаков и "мигалок". Задача - стой себе неподалеку от стационарного поста ГАИ на трассе и меряй скорость у встречных. Нарушает кто - сообщил на пост, там его остановят. Никакой фиксации показаний прибора не было и в помине, но и спорить с инспектором было как-то не принято. Работа на измерителе не то что непыльная - рай по сравнению с работой обычного постового.
И вот как-то раз стоит он на обочине, прибор установил на сиденье, ждет.
Вечер воскресенья, дачники едут в город, но машин немного. И тут видит: со стороны садового кооператива летит жигуль-"тройка" (самая по тем временам роскошная машина). Прибор показывает... ну, неважно, что он показывает, важно, что скорость превышена, надо сообщать на пост. Но тут водитель "тройки", видя что за рулем "москвича" сидит человек в форме, видимо понимает, что "попал". Останавливается у противоположной обочины и с унылым видом топает к нему.
- Что, командир, превысил?
- Есть немного.
- Так это... тороплюсь я.
- Куда же вы торопитесь, товарищ водитель?
- Да понимаете, товарищ инспектор, права я дома забыл! Вот честное слово, первый раз со мной такое! Собирался в командировку и на столе оставил. Вы уж отпустите меня, пожалуйста, у меня командировка срывается...
- Так у вас и документов нет, получается?
- Получается... Ну, что ж делать-то...
Что делать, как раз знал молодой старший сержант - ехать до поста и там уже выяснять с городского телефона личность "бесправного" водителя. Но подвела доброта. Да и мужик оказался какой-то уж очень простоватый. Как будто вчера из деревни. А деревенских этот инспектор уважал.
В общем, кончилось все тем, что он пожурил растеряху и отпустил с миром. На прощанье тот попытался было сунуть инспектору мятую трешницу (довольно весомая тогда сумма), но тот оттолкнул руку водителя.
На следующий день, едва войдя в здание ГАИ, "добрый" инспектор столкнулся с помощником дежурного.
- М-да, Петя, про..бал ты свое счастье... - задумчиво сказал ему помдеж. - Иди к командиру, он тебя ждет.
"Простоватый" мужичок оказался новым замначальника УВД, вредным и въедливым. Доехав до поста, он немедленно представился и потребовал телефон. А наутро кончилось Петино счастье. Вместо измерителя скорости он заступил на пеший пост, да еще какой - под окнами городского УВД. А, как известно, от начальства надо держаться подальше во избежание...
Но не это запомнилось инспектору больше всего. И не выговор, занесенный в личное дело. На всю жизнь он запомнил последние слова коварного замнача после начальственной "проработки":
- Жаль, что не взял ты ту трешку, я бы тебя посадил!
Вот с тех пор, по словам Пети, ставшего уже давно Петром Михайловичем, он всегда на службе в первую очередь поступал, как положено, а уж потом по-человечески. Потому что неизвестно еще, скажут ли тебе спасибо за твою доброту, а вот начальство тебя подставить не преминет.

* * *
Самая страшная история, когда я в море ходил?
Мы однажды из Китая шли. На два миллиона долларов кукол на борту. Детских кукол. Волна пошла. Баллов на семь. И ветер нехороший. Вот... И в один момент, понимаешь, судно кренится так... ну, сильно... И вот все эти куклы, на два миллиона долларов, в один момент закрывают глаза и говорят: "Ма-ма".

* * *
Стою у газетного ларька, выбираю журнал, и слышу счастливые визги. Оборачиваюсь - две девушки лет двадцати шести бегут друг к другу с криками:
- Боже, как я рада тебя видеть! Наконец-то мы встретились!
- Да!!! Я только вчера про тебя вспоминала! Как же я тебя люблю!
- И я тебя обожаю! Извини, мне надо бежать, созвонимся! Только не забудь!
- Конечно, милая! Пока!
Одна из девушек пошла к метро, а та, которая осталась, подходит недовольная к ларьку и тихо бурчит себе под нос:
- Писец! Угораздило ведь встретиться!
Да, вот они, искренние чувства...

* * *
Слово "морг" обычно навевает если не ужас, то, по крайней мере, некоторое беспокойство. У меня же оно, за редким исключением, вызывает приступ смеха. А все из-за истории, рассказанной мне лично человеком, попавшим в смешную ситуацию.
Дело было году в 1988, когда мы окончили школу и собирались поступать в институт. Кто куда, а вот приятель решил податься в исторический какой-то, я точно не помню. Пришел он по адресу приемной комиссии, да дверью маленько ошибся - попал бедолага в морг. Подходит, ничего не подозревая, к "стойке баpа" и только было рот открыл, а ему оттуда:
- Фамилия, имя, отчество.
Ну, он свою и называет.
А ему:
- К нам таких не поступало.
- Ну, правильно, - говорит приятель, - я ведь к вам только летом поступать буду. НО ЗАПИСАТЬСЯ-ТО ЗАРАНЕЕ НАДО! Заявление подать, анкету заполнить. Документы и фото сдать...

* * *
Эта реальная история. Сергей (имя по его просьбе мы изменили) долгое время работал опером в одном из московских УБОП. Затем ушел на пенсию и открыл свой бизнес - булочную-кондитерскую. Работает он месяц, работает другой, и тут к нему заявляются два лихих джигита.
Дети гор сразу взяли быка за рога:
- Ти нам дэнэг дольжен.
- За что?
- Ми твоя крища.
- Сколько денег-то?
- Дэсят тысяч.
Ну, думает Серега, будут вам деньги.
- Ребята, все понимаю, но нет у меня здесь такой суммы, это ж одна из моих торговых точек, а крупную наличность я держу в офисе, поехали туда, я вас к своему кассиру отведу, он вам все и отдаст.
У джигитов глаза загорелись: сеть торговых точек, офис в центре! "Щас, - думают, - прикрутим бизнесмена по полной".
Серега, не будь дурак, садится в машину и везет кавказцев в родной УБОП. А там полным ходом идет ремонт, фасад обновляют, табличка снята, в коридорах краска-шпатлевка...
Заходят в здание. У Сереги полно знакомых: полгода назад уволился. Все с ним здороваются, жмут руку. Братки на понтах, убоповские опера на них косятся, не могут понять, в чем дело.
- Серега, кто это?
- Да моя крыша, вот к кассиру за деньгами идем.
Опера приветливо улыбались джигитам и неторопливо следовали за троицей. А Серега тем временем подвел кавказцев к кабинету своего бывшего начальника. Вошли, поздоровались. Бывший опер, указывая на человека, сидящего в кресле, говорит браткам:
- Ну, вот тот, о ком я вам говорил.
- Эээ, слющай, ти нам дэнэг должэн, - насели горцы на полковника.
Старший офицер управления по борьбе с оргпреступностью смотрит на джигитов и не может понять, в чем дело.
- За что деньги-то?
- Как за что? За крищу.
- Так за крышу мы деньги на ваш счет в конце прошлой недели перевели...
Около приоткрытой двери уже собралась группа корчащихся в конвульсиях оперативных сотрудников.
- Эээ, какой счет, баран! Двадцать тысяч давай!
- Серег, че это за клоуны? - возмутился убоповец.
- Как че? Крыша, вы разве не поняли?
Полковника осенило... Он затрясся мелкой дрожью и, не отрывая взгляда от джигитов, начал судорожно шарить по ящикам стола. Наконец, табельный пистолет был найден.
- Да я вас, уродов, прямо здесь положу!
- Э-э-э, ти нас пистолэтом нэ пугай, давай дэнги, проблеми будут...
Опера в коридоре уже ползали по полу, из последних сил пытаясь сдержать приступы гомерического хохота.
Несмотря на браваду, вид пистолета начал пробуждать в незадачливых братках проблески интеллекта. Обернувшись на хохот оперов, они почувствовали себя как-то неуютно.
- Ребята, вы что такое УБОП, знаете? Улыбнитесь, вас скрывают скрытой камерой, - поведал кавказцам Серега.
Через минуту оперативники, утирая слезы, джигитов скрутили и вывели из кабинета.
- Серый, если б ты сейчас у меня работал, я б тебе за такие шутки строгача влепил, - только и смог выдавить из себя полковник.

* * *
Небольшой эпизод. В центре Парижа (там пробки редко, но бывают) останавливается машина - сзади туча машин, и мы в том числе. Мсье понравилась мадам - вышел и назначает ей свидание. Ну, дама на то и дама, чтобы немного поломаться... Все ждут. Ни одного гудка, ни одного крика. У рядом стоящих водил - улыбка до ушей. Договорились они, все облегченно вздохнули и поехали дальше.
Спрашиваю у нашего водителя:
- Почему никто не возмущается?
Посмотрел как на идиотку:
- Мадам, а вдруг там любовь, судьба, дети в конце концов... А я этому помешаю?!!
Часто это вспоминаю, и так приятно...