мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 65


* * *
На работе сотрудница рассказывает, что любовник подарил ей новую золотую цепочку, а как объяснить её появление мужу она не знает. Все начинают давать советы: типа, скажи, что подруга дала поносить, сама купила, премию на работе дали, и т.д. Один мужик советует:
- Лучше скажи, что нашла. Моя жена, например, недавно нашла золотой браслет.
Мужик как-то сразу и не понял, чего это вдруг все захихикали...

* * *
Еду вчера в метро с работы домой. Народу, как обычно, полным-полно.
Возле меня стоит милая девушка, скандинавской внешности - высокая, статная, натуральная блондинка с серыми глазами. Довольно отчетливо просматривается, что девушка беременна, притом где-то на последних сроках. Место ей никто не уступает, хотя перед нами сидят здоровые красномордые мужики, пытающиеся делать вид, что ее в упор не видят.
Какая-то тетенька рядом с нами, наконец, не выдерживает и на весь вагон обращается к этим мужикам, мол, как вам не стыдно, бугаи здоровые, место не можете уступить беременной женщине и т.п. Мужики не огрызаются, но и место не уступают. И тут это белобрысое создание, обращаясь к этой тетке, выдает с заметным акцентом:
- Спасипо, но мнэ в нашэм пасольстве сатрудница абъяснила, кахда я у нее спрашивала, пачему здэсь мужчины мэсто не уступают, что это нэ мужчины, а как эта будэт по вашэму... Ну эта, мужчина все равно как женщина... А! Что этат мужчина пид..рас!
Народ в вагоне просто лег. А мужики (или как их теперь назвать?) вымелись на следующей остановке.

* * *
Приходил ко мне мастер ремонтировать стиральную машину. Вдумчивый такой, обстоятельный. Хоть моя бедная машинка и разметалась железяками по всей кухне, но я был уверен, что мужик соберет все обратно, и при том без лишних деталей. Так и вышло, спасибо ему, но рассказ не об этом.
Под вечер, когда машинка заурчала крутящимся бельем, я заплатил ему, накормил, напоил и дядька поведал мне прелюбопытную историю:
"Я сам родом с Украины. До того как приехать на работу в Москву, трудился у нас там, в строительной бригаде. Мы ставили и коровники, и жилые дома, ремонтом тоже занимались. Все, в общем, делали. Вот как-то пришел к нам батюшка из местной церкви и просит:
- Православные, а не затруднит ли вас осуществить ремонт в нашей церкви? Деньгами мой приход небогат, на материалы пару гривен я наскребу с Божьей помощью, а уж за работу вам заплатить не из чего, так уж постарайтесь Христа ради... Небось, вы грешники все, а так хоть дело богоугодное сотворите.
Ну, что мы не люди что ли? Конечно, пообещали отремонтировать в свои выходные.
Проходит месяц, мы работаем на церкви с душевным подъемом, стараемся не пить и не крыть на работе "по матери"...
Церковь стала как картинка. Поп на нас не нарадуется. Вот говорим ему:
- Батюшка, осталось громоотвод подновить и вроде все. Только у нас нет нужного железа, а старое совсем проржавело, не годится.
Батюшка:
- Бог с вами, какой еще громоотвод? Зачем?
Мы:
- Ну, как зачем? Вот тут же есть старый, только худой весь, ржавый. Чтоб в грозу молния церковь не спалила. А как же? Обязательно надо, церковь-то ваша на самом высоком месте стоит, да и крест на такой высоте. Мы громоотвод подновим и поставим на полметра повыше креста. Нормально будет.
Батюшка:
- Как повыше креста?! Вы чего, богохульники?!! Если там и был раньше громоотвод, то его безбожная Советская власть поставила. Э, че удумали - повыше креста. Нехристи! Вы бы еще рекламу повесили повыше креста, прости Господи... Вот вы взрослые люди уже, дети у всех, а простых вещей не разумеете. В Евангелии сказано, что ни один волос не упадет с головы человека, если на то не будет воли Божией. Все в сущем мире происходит по воле Божией, в этом же числе и гром, и молния. Так не думаете ли вы, маловерные, что Бог захочет молнией спалить Божий храм?! Это есть ересь! Громоотвод - от лукавого.
Ну, от лукавого, так от лукавого, ему виднее. Выкорчевали мы остатки старого громоотвода, замазали все и убрали леса. Ремонт был закончен.
Батюшка сделался очень довольным, устроил торжественное богослужение. Был большой праздник во всем селе.
Прошло два дня, прибегает к нам батюшка. Сам не свой, серый весь:
- Ребятушки, я две ночи не спал, все думал. Ведь ездят же люди на машинах и мотоциклах с коляской. Лампочки включают. Это же не грех - это наука. Даже сам митрополит спокойно разговаривает по телефону, а раньше его бы за это отлучили от церкви и обвинили в бесовстве... Простите меня, дурака грешного, не сочтите за труд, поставьте громоотвод на церковь как положено. Наука, есть наука.
Делать нечего, хоть леса уже сняли, но мы поднатужились и поставили громоотвод. За два дня сладили.
Проходит еще один день, Батюшка опять к нам бежит, зеленый весь:
- Мужики, выручайте, бес попутал! Снимите, пожалуйста, ваш громоотвод к "рогатому". Богохульство это. Господь проверял крепость моей веры, и мне открылась истина. Пойдемте, уберем скорее эту пакость со святой церкви!
Мы:
- Батюшка, да что случилось? То поставьте, то снимите. Что это на Вас нашло?
Батюшка:
- Да как вы не поймете, хотя и я не сразу прозрел. Все в мире деется по воле Божией, и я, старый грешник, дерзнул подумать за Бога, что он, дескать, не станет молнией разрушать Божий храм, но пути господни неисповедимы. А ну как Он все же захочет наслать на нас грешных свою кару в виде молнии? Так неужели мы, мелкие людишки, сможем отгородиться презренной проволокою от гнева господня?! Ересь! Давайте, мужики, снимайте свою штуковину. Положимся на волю Божию...
Как мы не упирались, но пришлось снять...
Потом я уже сюда, в Москву перебрался, а мужики мне звонили из дома, говорили, что батюшка опять прибегал в бригаду, громоотвод просил, но они послали его куда подальше. Вроде, говорят, он на этой почве с ума спятил, запил. Сняли его с прихода..."

* * *
Жена решила для профилактики прогнать всю семью лекарством от глистов. Энтузиазма хоть отбавляй. Напоила меня, себя, детей. Довольная легла спать.
С ужина остались макароны. Положил тройку макаронин жене под ноги и пару на подушку...
Вы бы слышали!

* * *
В конце 80-х я был со своими студентами на уборке картофеля в Наро-фоминском районе. На поле распределял бригаду по грядкам, по которым проехал трактор и выкинул картошку из земли. И чтобы студентам создать стимул, ставил в противоположный конец грядок двухведерный термос с чаем и говорил, что кто закончит собирать картошку на своей грядке, тот будет пить чай, и другой работы я им давать не буду.
Как-то раз я возвращаюсь с противоположного конца грядок и вижу, что студенты идут строем и втаптывают ногами картошку обратно в землю.
Помню, я тогда подумал о том, что мысли современной молодёжи бесконечно далеки от выполнения продовольственной программы страны. Я рассказал про этот случай своим знакомым, а мне рассказали про такой же случай, где все было ещё интереснее.
Так же студенты шли и втаптывали картошку в землю. Это увидел директор совхоза и аж задохнулся. Подбежал к одной студенточке и говорит:
- Дочка, картошку нужно не в землю втаптывать, а, наоборот, из земли доставать!
На что она ему отвечает:
- Мужчина, посмотрите на эти ручки. Они ничего кроме х...я и авторучки не держали, и держать не будут! А вы хотите, чтобы я ими в земле ковырялась?
Нетрудно представить себе выражение лица этого директора совхоза...

* * *
Племенник, 3-летний пацан, очень любит цифры в любых проявлениях. Как-то гуляли с ним во дворе. А рядом на лавочке сидят парень с девушкой и сильно ссорятся. А у девушки на кофточке крупно написана цифра "5". Племянник, увидев цифру, как завороженный подошел к девушке и, тыкнув в "пятерку" на ее кофте, крикнул: "Плять!".
Парень - девушке:
- Вот видишь! Даже дети знают, кто ты на самом деле!

* * *
Весь центр Бангкока застыл мёртвой пробкой, но меня лично волновало нечто противоположное - я нёсся как сумасшедший по сплошной разделительной полосе на заднем сиденье убитого мокика с такой скоростью, как будто нас преследовал великий и ужасный бог всех тайских помоек. Вообще-то это был мотоцикл, но у меня язык не поворачивается назвать таким гордым словом это компактное, вёрткое, мощное, низкое чудовище.
Я успокаивал себя мыслью о том, что пара баксов за такой аттракцион - это очень дешево. Но аттракцион был впереди. Навстречу нам по той же разделительной сплошной понёсся такой же придурок на мокике с таким же белым человеком на заднем сиденье - белым уже в буквальном смысле слова. Мне показалось, что он порывается спрыгнуть на ходу, и я вполне разделял его желание - началась конкретная лобовая атака.
Оба водилы мокиков вовремя заметили друг друга и сразу принялись оживлённо жестикулировать, иногда обеими руками, но скорости особо не снижали. Бамперы плотно стоявших машин по обе стороны от нас почти соприкасались. Разъехаться по сплошной было невозможно, поэтому переговоры между водителями мокиков очевидно велись о том, кто из них кого будет перепрыгивать. То, что эти переговоры зашли в тупик, я понял по жестам водителей - в них стал преобладать выставленный вперёд средний палец.
Слабаком оказался мой водитель. Чуть не поцеловавшись с конкурентом, он нашёл вдруг просвет среди бамперов и нырнул туда, чтобы обогнуть отмороженный встречный мокик между машинами в следующем ряду. Но тут его ждал облом - две машины на нашем пути торчали зеркалами заднего вида навстречу друг другу, оставив между зеркалами пространство меньше полутора метров. Любой нормальный водитель просто сшиб бы оба зеркала, ибо окончательно затормозить было уже невозможно. Но мой ненормальный резко и последовательно качнул мокик в разные стороны, успешно вписав своё тщедушное тельце между зеркалами. Но я-то находился в полуфазе и был крупнее!
Пришлось заняться джигитовкой, откинувшись вбок от первого зеркала и чуть не впечатавшись мордой в дверь соседнего автомобиля. Как раз в этот момент водитель резко кренил свой мокик в противоположную сторону, увёртываясь от второго зеркала, и я с возмущением заметил, что он использует меня в качестве балансира - иначе бы свалился. Я раскрыл было рот, чтобы поделиться с ним своими мыслями, и в следующий миг реально чуть не откусил второе зеркало - так бы и уехал бы с ним в зубах на радость окружающим водителям и пассажирам. Уворачиваясь от грёбаного зеркала, я успел в упор увидеть в нём свое отражение - ну и рожа у меня там была! Такой моментальный кадр пропал. Я б его заставкой на свой Windows навесил, как главную память о Тайланде.
Не успел я опомниться, как мой водила молниеносно вывернул обратно между бамперами на сплошную, чуть не впечатав мне бампером по коленке, и снова понёсся по белой полосе с нарастающей скоростью, от души втопив на газ.
"FFFFFuck you!" - заорал я ему в спину.
"Fuck you back!" - весело обернулся он и философски заметил:
"I’ve lost no Russians this way yet" - типа, ни одного русского таким способом ему ещё угробить не удалось...

* * *
Села в лифт, в котором справила нужду, судя по размеру наваленного, огромная собака. Ехать-то высоко, а идти неохота. И вдруг лифт застрял. Через 40 минут приехали механики. Открыли дверь и увидели меня и кучу дерьма. Нужно было видеть выражения лиц тех механиков...

* * *
Я снимал документальный фильм о борьбе с курением. А чтобы узнать, как наши граждане отнесутся к запрету курения на улице, я придумал такой эпизод: В центре Москвы, на людной улице, милиционер останавливает курильщиков и пытается их штрафовать. Конечно же, все будут понимать, что это розыгрыш, ну а вдруг, кто-то поверит. Как он отнесется к такому запрету?
Я позвонил знакомому подполковнику милиции и попросил выделить для съемок толкового, умеющего убедительно говорить подчиненного. В назначенный час на место прибыл капитан с двумя сержантами. Выслушал задачу, кивнул и спросил:
- А собранные за штрафы деньги куда девать?
- Да какие там деньги? Деньги вам вряд ли кто даст, ну если вдруг получится, то было бы здорово. Просто скажите, что мол, это акция, заберите свои деньги обратно и лучше бросайте курить. Но постарайтесь быть убедительным, чтоб Станиславский поверил.
Мы надели на капитана радиомикрофон, а сами с камерой влезли на козырек магазина.
Начали снимать. Я вижу, как наша милиция останавливает первого курильщика, но о чем говорят, мне не слышно. Но все слышно моему оператору в наушнике. Смотрю, у него истерика, ржет не переставая, аж камера подрагивает.
- Что ты ржешь? - спрашиваю.
Он только хрюкает.
Присмотрелся, и к своему ужасу понял, что восемь человек из десяти, предлагали решить вопрос на месте и совали капитану деньги. Как выяснилось позже - девятый отмазался корочкой помощника депутата, а десятый милицейским удостоверением. Что за чудеса?
Вечером я вернулся в телекомпанию, включил запись и убедился, что мой знакомый подполковник не обманул. Капитан был и вправду толковый.
Тормозит первого мужика, представляется и говорит:
- Уважаемый, у нас в городе ведется борьба с курением на улице, и я вынужден наложить на Вас административное взыскание в виде штрафа.
Мужик:
- Какой штраф? Вы чего? На улице же не запрещено курить...
Капитан:
- Так я оштрафую Вас не за курение, а за разведение костра в черте города.
Мужик:
- Какой костер, это же сигарета?!
Капитан:
- Уважаемый, я зачитываю Вам постановление правительства Москвы и губернатора Московской области: "За разведение костров, сжигание листвы, травы, тополиного пуха в черте города и области, физические лица наказывается штрафом от 500 до 1000 рублей". Если я не ошибаюсь, то Вы там в руке подожгли завернутую в бумагу траву, именующуюся табаком?
Мужик:
- А... Ну Да...
Капитан:
- Ну вот, Значит, я накладываю на Вас минимальный предусмотренный за это нарушение штраф - 500 рублей. Будем оформлять.
Мужик стал заискивающе извиняться, пытаясь сунуть 200 рублей без квитанции.
И так: ВОСЕМЬ ЧЕЛОВЕК ИЗ ДЕСЯТИ!
А вы говорите: милиция, полиция... Кадры решают всё!

* * *
Семейное предание, которое передается в моей семье из поколения в поколение.
Моя прапрабабушка Лена жила в детстве на хуторе на Кубани в семье батраков. Семья была небогатая, а вокруг в основном жили зажиточные хуторяне. С их детьми она училась в одной школе, и ее всячески обижали и травили, потому что она была из бедной семьи. Особенно ее донимали за то, что у нее не было никаких игрушек.
Тогда она решила сделать себе куклу сама. Причем, чтобы эта кукла была ее защитником. Понятно, что кукла должна была быть мужского пола. Бабуля сделала ее из палки, на которую установила небольшую твердую тыкву, вырезала в ней глаза и рот, чтобы получилась страшная рожа. Кукла получилась отличным оружием для того, чтобы защищаться от обидчиков. А имя бабуля дала ей очень простое: поскольку сама была Лена, то и куклу назвала - Ленин...
А через несколько лет, когда прапрабабушка уже выросла, настоящий Ленин взял власть в стране и наказал всех ее обидчиков.

* * *
Я не могу сказать, что у моего отца были странности. Наоборот, он был человеком деловым, практичным, работал главным инженером проекта в большом институте с длинным названием, строил тракторные заводы по всей стране. Тем не менее, время от времени он совершал поступки, которые иначе чем странными не назовешь. Зачем он это делал? Не знаю. Пока отец был жив, мне не приходило в голову спросить, а теперь поздно. Может быть, ему не хватало адреналина. А может быть, им двигало любопытство. Похоже, он не мог устоять перед искушением закинуть удочку в тихий омут и увидеть, что за черта он вытащит на этот раз. Ему, конечно, везло, что черти попадались не очень злобные.
В то спокойное субботнее утро отец оторвал листок календаря и увидел, что сегодня день рождения Брежнева. После завтрака он оделся потеплее (на дворе стоял декабрь), пошел на почту и отправил по адресу - МОСКВА, КРЕМЛЬ, ГЕНЕРАЛЬНОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦК КПСС - телеграмму следующего содержания: - ДОРОГОЙ ЛЕОНИД ИЛЬИЧ ЗПТ ПОЗДРАВЛЯЮ ВАС С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ ТЧК ЖЕЛАЮ ЗДОРОВЬЯ И ДАЛЬНЕЙШЕЙ ПЛОДОТВОРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА БЛАГО СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА ТЧК - Подписался полными именем и фамилией, Марк Абрамович Быков, и заполнил адрес отправителя в самом низу бланка. Телеграмму в конце-концов приняли, правда только после того, как начальник отделения сверила паспортные данные...
Во вторник отца вызвал парторг института, человек, по общему мнению, неподлый. Работали они вместе много лет и относились друг к другу хорошо.
- Отправлял телеграмму?
- Отправлял, - подтвердил отец.
- Ты что с Брежневым знаком?
- Естественно нет. Был бы знаком, что бы я здесь делал?
- Ну, как дети малые, - возмутился парторг, - Леонид Ильич человек занятой. Представь, что все отправили бы ему телеграммы. Он что их прочитать сможет?
- Не отправили бы, - возразил отец, - не все относятся к Леониду Ильичу правильно. Некоторые даже анекдоты рассказывают. А остальные пожалели бы два рубля на телеграмму. А я не пожалел.
- Ладно, - не стал спорить парторг, - дело не в этом. Завтра утром поедешь в райком. С тобой будет беседовать инструктор отдела идеологии. Пропуск тебе заказан. - И добавил, когда отец был уже в дверях, - Пожалуйста, не выноси сор из избы.
Инструктор райкома поначалу показался отцу человеком милым и внимательным. Долго расспрашивал о здоровье, семье, квартирных условиях, отношениях c начальством. Затем перешел к телеграмме и стал редкостным занудой. Раз за разом, немного меняя формулировку вопросов, он пытался выведать, каким боком отец знаком с Брежневым. Похоже, ему казалось, что отец темнит. А когда разговор зашел в тупик, с той же дотошностью стал вытягивать, зачем было посылать телеграмму. Отец настаивал на изначальной версии:
- Увидел в календаре, захотелось поздравить, и поздравил. Что здесь непонятного?
- Но с днем рождения обычно поздравляют родственников, друзей, людей близких, - объяснял инструктор свои жизненные понятия.
- А Леонид Ильич и есть близкий человек. Я его вижу чаще, чем моих сестер. По телевизору, конечно, но разница небольшая. Когда я вижу сестер, они тоже говорят, а я молчу.
Отцу показалось, что этот ответ очень не понравился. Тем не менее, на прощание инструктор предложил воспользоваться райкомовским буфетом и попросил не выносить сор из избы, если дело пойдет наверх.
На работе отец появился уже после обеда с авоськой полной пакетов, которые источали нездешние ароматы. Только уселся за свой стол - сразу зазвонил отдельский телефон. Отец взял трубку и услышал командирский и в то же время елейный голос начальника первого отдела:
- Марк Абрамович, зайди ко мне, тут один человек с тобой поговорить хочет.
Отец зашел. Желающим поговорить оказался майор госбезопасности с незапоминающимися именем и фамилией. Заглядывая в бумажку и делая пометки, он скрупулезно прошелся по отцовской биографии. Потом положил на стол чистый лист.
- Марк Абрамович, пожалуйста, напишите, когда и при каких обстоятельствах Вы встречались с Брежневым.
- Я уже сегодня в райкоме вспоминал, но так и не вспомнил. Теперь, боюсь, тоже не получится.
- Да Вы не нервничайте, - вполне миролюбиво сказал майор, - когда вспомните, позвоните нам. А если не вспомните, тоже можете позвонить. Услышите, что кто-то порочит Советскую власть или анекдоты нехорошие рассказывает, - и позвоните.
- Ничего из этого не выйдет. Я не справлюсь.
- Как это не справитесь? Столько людей прекрасно справляются, а Вы не справитесь!
- Дело в том, - попытался объяснить отец, - что на трезвую голову никто такие разговоры не ведет, а я, если выпью, то на следующий день даже не помню с кем пил, а о чем беседовали и подавно.
Отец говорил чистую правду. У него была необычная реакция на алкоголь. После какой-то по счету рюмки он мгновенно и полностью отключался и напрочь забывал все события прошедшего дня. Эта рюмка могла быть и десятой и первой. Поэтому он старался не пить, а на случай, когда отказаться было невозможно, разработал хитроумную систему подмены спиртного неспиртным.
- Марк Абрамович, - в голосе майора появились суровые нотки, - Вы не представляете, сколько людей хотят помогать нам совершенно добровольно. Не всем мы оказываем такое доверие как Вам. А Вы отказываетесь. Не забывайте, что у Вас первая форма допуска по секретности. Заберем - и Вы просто не сможете выполнять свои служебные обязанности. Подумайте хорошенько, одним словом.
Я до сих пор помню, каким расстроенным пришел отец домой в тот вечер. Повинился перед матерью. Не успела она начать его пилить, как зазвонил телефон. Звонивший представился инструктором обкома партии и сказал, что ждет отца завтра в десять утра не проходной. Я думаю, что родители в эту ночь так и не смогли уснуть.
На следующее утро отец поехал в обком. На проходной его встретили и передавали с рук на руки, пока он не оказался в гигантском кабинете первого секретаря. Первый поздоровался с отцом за руку и сразу перешел к делу.
- Не будем терять время. Я уже знаю, что Вы никогда не встречались с Леонидом Ильичом. Есть только маленькая нестыковка в том, что Леонид Ильич не только встречался с Вами, но и прекрасно помнит Вас. Вот послушайте.
Первый нажал на какую-то кнопку, и отец услышал знакомый до боли голос Брежнева:
- Кто прислал? Быков, Марк Абрамович говоришь? Есть такой, я его по Кишиневу помню. Еврей с русской фамилией. Грамотный товарищ и беленькую грамотно употребляет. Я его перепил, но с большим трудом, на грани можно сказать. И как это? Киш мерин тухес? Смотри, не забыл!
Потом Первый взял со стола лист бумаги и продолжил:
- А вот справка, которую я получил из КГБ. Из нее следует, что в то время, как Леонид Ильич был первым секретарем ЦК Молдавии, Вы были главным инженером проекта Кишиневского тракторного завода и регулярно ездили туда в командировки.
И тут отец вспомнил! Как с конвейера завода сошел первый трактор, как приехали гости из ЦК. После митинга в заводской столовой был банкет, а потом узким кругом поехали на какую-то большую дачу с парной и бассейном. Отца, конечно, прихватили по ошибке, но в провинциальной Молдавии, где тракторный был самым большим заводом, случалось всякое.
Вспомнил и симпатичного мужика с густыми широкими бровями, с которым они трепались почти до утра, когда остальные сошли с дистанции. Вспомнил, как выпили на брудершафт. В какой-то момент новый друг заподозрил, что отец мухлюет и стал ему наливать сам. После пятой рюмки отец отключился. Очнулся он только в гостинице, и последним, что помнил, был сходящий с конвейера трактор.
Пораженный внезапным прозрением, отец немедленно поделился воспоминаниями с Первым. Тот слушал с открытым ртом. Он же прервал наступившую тишину:
- Есть мнение, что товарищ Брежнев может пригласить Вас в гости. Если пригласит, с деталями Вас ознакомят позже. Хочу только предупредить, что не стоит выносить сор из избы.
Первый вдруг задумался:
- Марк Абрамович, между прочим, что это за тухес такой? Может, Вы знаете? Никак разобраться не можем.
Отец незаметно вздохнул. Ненормативную лексику он не любил и пользовался ею крайне редко.
- Тухес - по-еврейски жопа.
- Жопа!? - удивился Первый, - А при чем тогда к жопе мерин?
- Не "мерин", а "мир ин". Леонид Ильич попросил научить его еврейским ругательствам. Больше всего ему понравилось "киш мир ин тухес". Переводится как "поцелуй меня в жопу".
- А что, действительно хорошо звучит! Нужно запомнить. Может пригодиться?! - Первый явно пришел в хорошее настроение и с удовольствием повторил, - Киш мир ин тухес. Правильно?
- Отлично. У вас получается не хуже чем у Леонида Ильича, - отец снова вздохнул.
- Марк Абрамович, а о чем еще кроме тухеса говорили, если не секрет?
- Если память меня не обманывает, о заводе, о прекрасных дамах, о том, что вокруг сплошной бардак...
- Да, бардака хватает... - согласился Первый и вроде даже хотел продолжить, но спохватился, - Марк Абрамович, может быть Вам чем-то нужно помочь?
- Наверное, нужно. Меня вчера товарищ майор пообещал допуска лишить.
- Ну, это пусть Вас беспокоит меньше всего. Вы теперь номенклатура лично Леонида Ильича. Без него Вас никто и никогда не тронет.
Распрощались. Секретарь вручила отцу два приглашения на обкомовскую базу. Там за полцены отец купил себе финский костюм и голландские туфли, а мама французскую шубу из искусственного меха. В Москву отца так и не пригласили.