мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 64


* * *
Вечер, автобус. Кондуктор - здоровый парень, под два метра ростом. Заходит компания подвыпивших мужиков. Такой диалог:
Кондуктор (уставшим голосом бубнит): Оплачиваем проезд.
Мужики (задиристо): А если не хотим?
Кондуктор (не меняя тона): Получаем п..здюлей, выходим из автобуса и ждём следующий.
Оплатили...

* * *
Вчера ехал на залив отдохнуть. На выезде из Питера на КП тормозит старший лейтенант. Думал, документы проверять будет, а он:
- Довези до Сестрорецка, по дороге ведь...
Ну ладно, что я не человек, что ли. Да и просит вежливо. Поехали. До Сестрорецка километров 15 и в основном через населенные пункты. Скорость 60, не больше. И везде в кустах с радарами притаились сотрудники МВД. Ну, а у меня же свой есть, карманный! Я и втопил около 100. Метров через 700 выбегает один продавец полосатых палочек, машет, а потом видит моего пассажира, корчит рожу - мол, не останавливайтесь. И действительно, вдруг мы на важное задание торопимся? Еще двоих сержантов проскочили с тем же результатом, вдруг перед самым Сестрорецком старлей поворачивается ко мне и говорит:
- Слушай, не гони ты так...
Да, думаю, не выдержало чувство долга.
Спрашиваю:
- А чего раньше не сказал?
- Да понимаешь, тут место такое будет, на нем в основном наш майор работает. Он и тебя на деньги разведет и меня вы..бет.

* * *
Как-то мой приятель поехал в гости к своей тетушке. Женщина она очень добрая, искренне верующая в Бога и безумно благодетельная. Особенно по отношению к братьям нашим меньшим, по большей части к кошечкам. Так со всех окрестностей сбегались к ней в гости все коты и кошечки, погреться да подкормиться. Дома у самой любительницы представителей семейства кошачьих на содержании и на постоянном иждивении находилось около 30 экземпляров, причем разного пола. Посему можете представить, как уютно и комфортно жилось гостю, когда коты постоянно хотят то ли есть, то ли пить, то ли размножаться. В общем, возненавидел мой приятель этих, на первый взгляд, милых животных в первые же дни своего пребывания в гостях. Но край его терпения настал, когда горячо любимые тетушкой котики облюбовали его обувь для испражнения собственных нужд.
В надежде хоть как-то перевоспитать животных, он придумал своеобразный метод. После каждого непристойного поступка очередного котика, гость сначала делал перед его головой крест, а затем отвешивал мощный щелбан прямо в лоб. Таким образом, строго по разработанному методу, он дрессировал котов в течение целой недели. Да так неустанно и усердно он это делал, что Куклачев со своими методами дрессировки просто отдыхает. После того, как коты поняли, что их счастливая жизнь окончена, а гость убедился, что теперь он может ими помыкать, он позвал свою тетушку и говорит:
- А знаете ли вы, кого у себя дома держите?
- ...
- Это ж не коты, а настоящие Антихристы!
- ???
- Вот, посмотрите!
Подходит он к одному из котов и благословенный крест на него накладывает. Кот в это время начинает шипеть и бросается наутек. Подобную процедуру проделывает еще с несколькими питомцами. Результат тот же.
Тетушку хватил шок. И уже на следующий день все котики были выставлены за дверь.

* * *
Приехал к другу в гости. Он работает охранником на кладбище. За разговорами засиделся у него допоздна. Выхожу из домика, и вдруг появилась мысль пройтись по аллее кладбища. Мысли о вечности, знаете ли, тянет на философию. Гуляю, темнеет. Вдруг вижу, как с боковой аллеи выруливает какая-то дамочка. Вся такая запыхавшаяся. И ко мне.
- Ой, мужчина, как хорошо-то! Вы мне не поможете? Мне надо к выходу попасть, со стороны Люстдорфской дороги, там машина осталась, а я что-то, ворона, закрутилась и дорогу найти не могу!
На старом кладбище, да еще и вечером, заблудиться нетрудно.
- Помогу.
- Ой, как замечательно, а то я тут хожу, дура-дурой... Ой, а куда надо...
- Идем.
- А тут так темно уже, неуютно, страшно! Вам тут не страшно? - вцепляется в мою руку.
- Нет.
Доходим почти до выхода.
- Ой, огромное вам спасибо, помогли, а вы всегда такой неразговорчивый, да? Это из-за работы?
И тут меня черт дёрнул пошутить:
- Да я и при жизни болтуном не был...
Сдавленный писк. Дама, включив режим бешеного ускорения, убегает. Причем не в ту сторону - ворота в другой стороне. Начитаются фантастики, дуры!
Искали и выпроваживали дамочку уже вместе с приятелем...

* * *
Есть у меня замечательный друг Вова, любит кушать, играть в тетрис в туалете и глумиться над всем, что его окружает. Есть у него девушка Оля, не знаю, за что полюбила она Вову, но он её любит безумно. Как макака любит котёнка.
Оля ниже его головы на две. И чтобы поцеловаться, ей приходится вставать на лавочку или на ступеньки. Как-то вышли они прогуляться. В подъезде у Вовы начался прилив нежности, и он решил красиво вынести девушку на руках. Дверь подъезда не позволяла своими размерами проносить девушек и высказала протест. В общем, долбанул он Олю лбом об железный косяк. Недолго думая, Вова поставил девушку на пол, сказал ждать его там и побежал за снегом, чтоб приложить. И заботливо крича что "сейчас приложим и шишки не будет, только синяк", захлопнул дверь. Вова парень неслабый, сил в захлопывание двери вложил немало. Ещё не пришедшая в себя Оля, держась за дверной косяк, потирала ушибленную голову. Вторая встреча с дверью оказалась для Оли полной неожиданностью. Точнее для её руки. С силой удара воина клана Шинь-Тянь дверь долбанула Олю по руке. Ошалевшая Оля, с криками Тарзана во время брачного периода, выбежала из подъезда и нырнула рукой в сугроб. После долгих мольб о прощении и растирании снегом лба и руки, Оля растаяла, встала на лавку и нежно, любя, поцеловала Вову. В новом нахлынувшем порыве нежности, Вова снова схватил девушку на руки и поцеловал...
Не ходите зимой в кроссовках - холодно и скользко. Поцелуй продлился секунды 3. Весь в порывах чувств, Вова случайно наступает на лёд... После 5 секунд балансирования на льду, почувствовав себя Плющенко, Вова понял - падать по-любас. Но как благоразумный джентльмен решил падать на спину, чтобы не ушибить девушку. Но законы физики решили по-другому... И навернулся Вова больно на лёд. Но ещё больнее навернулась Оля, которая самортизировала Вовино падение. Всё обошлось, Оля отделалась переломом руки и лёгким сотрясением мозга.
Проходив 3 месяца с гипсом, Оля наконец дождалась своего Дня Рождения. Ждала долго, с содроганием представляя, что задумает Вова.
В день праздника Оля пришла с работы, стол был накрыт на двоих, на столе стоял торт, всё светилось романтикой. Тут в комнату вошёл Вова с огромным букетом орхидей. Оля была в восторге. Вова открыл шампанское, зажёг бенгальские огни, выключил свет и начал говорить заученный из интернета тост. Оля влюблёнными глазами смотрела на своего молодого человека и надеялась, что хоть сегодня всё обойдётся. Наивная. Вова договорил тост и наклонился, чтобы поцеловать Олю. Целуя он, забывшись, дотронулся рукой с бенгальским огнём до её головы. Комнату осветил яркий свет. Стало уютно, как в лесу около костра. Запахло палёными волосами. Через секунду костёр на Олиной голове погас, заботливо затушенный шампанским.
Обезумевшая от ярости, повзрослевшая на год Оля, в полной темноте, с глазами залитыми шампанским, нащупала торт и, вырвав оттуда кусок, вмазала им по лицу удивлённому Вове. Встреча в темноте с тортом, как оказалось, была для Вовы полной неожиданностью, и он, занервничав и пытаясь пробраться к свету, со всего богатырского размаху нечаянно въехал Оле локтём в нос.
Приехавшая через 15 минут скорая забрала обоих. Полулысую Олю, с размозжённым носом во всё лицо, и чихающего, со слезящимися глазами, Вову, у которого, как оказалось, в добавок ко всему была аллергия на орхидеи...
С этого момента прошёл почти год, нос сросся, волосы отросли, орхидеи были выкинуты. Они до сих пор вместе. Очень любят друг друга и готовятся к следующему Олиному Дню Рождения.

* * *
Разговариваю сегодня с хорошим знакомым о покупке иномарки. Он, в свою очередь, говорит мне, что есть реальный человек, который гоняет нормальные машины по нормальной цене не из фатерлянда, а из Дании и Голландии, каковые на его взгляд лучше.
- От пидо..асов, что ли? - спрашиваю я.
- Да нет, - говорит, - не от пидо..асов... Пидо..асы все здесь, в России. А там так, геи...

* * *
Осень. Строевой смотр. Полк в полном составе стоит на плацу. Все в зимней форме одежды (в шинелях). Где-то сзади стоит солдат из Средней Азии без шинели в одном х/б.
Подходит к нему проверяющий генерал:
- Где шинель, сынок?
- Спи..дили, товарищ генерал!
- Сынок, а может быть украли?
- Никак нет, товарищ генерал, спи..дили!

* * *
Мне довелось прожить несколько недель (в купе поезда, каюте, гостинице) с очень интересным человеком. Дважды Герой Советского Союза, один из самых популярных и любимых в армии военачальников (я никогда не слышал о нём никаких отзывов, кроме очень хороших), Генерал-Полковник Иван Михайлович Чистяков выступал перед военными и их семьями, а мы - артисты - затем давали концерт.
На сцене Иван Михайлович, в основном, повторял то, что было написано о нём в книгах, а мне он часто рассказывал истории, которые тогда напечатать было нельзя, да, наверное, и рассказывать не рекомендовалось. И если я уже, признаюсь, забыл: с какого именно плацдарма и в котором часу утра началось то или иное наступление (можно посмотреть в книге), то вот все эти истории помню, как будто бы опять слышу голос рассказчика:
"Приносит мне председатель трибунала бумагу: "Подпишите, Иван Михайлович! Завтра в 09:00 хотим новобранца у Вас тут перед строем расстрелять". - За что, спрашиваю, расстрелять? - "Бежал с поля боя. Всем другим трусам в назидание".
А я эти расстрелы, скажу тебе, терпеть не мог. Я же понимаю, что этот молокосос вчера за материну юбку держался, дальше соседней деревни никогда не путешествовал. А тут его вдруг схватили, привезли на фронт, не обучив как следует, и сразу под огонь.
Я ведь тоже (даже в книжке своей об этом пишу) с поля боя по молодости бегал. И не раз, пока дядя (я под его началом был) своими руками пристрелить не пообещал - и я был уверен, что пристрелит. Это же стра-а-ашно! Взрывы, огонь, вокруг тебя людей убивают, они кричат: с разорванными животами, с оторванными ногами-руками... Вроде и мысли в голове о бегстве не было, а ноги тебя сами несут, и всё дальше и дальше. Ох, как же трудно со своим страхом справиться! Огромная воля нужна, самообладание, а они с опытом только приходят. С ними люди не родятся.
И вот этого мальчишку завтра в 09:00 возле моего КП убьют перед строем...
Спрашиваю председателя трибунала: "А вы разобрались во всех деталях его воинского преступления?" Тот мне: "А чего тут разбираться? Бежал - значит, расстрел, о чём тут ещё можно разговаривать? Всё ясно."
Говорю: "А вот мне не ясно из твоей бумаги: куда он бежал? Направо бежал, налево бежал? А, может быть, он на врага бежал и хотел других за собой увлечь! А ну, сажай свой трибунал в машину и следуй за мной - поедем в эту часть разбираться".
А чтобы в эту часть проехать, нужно было обязательно пересечь лощину, которая немцем простреливалась. Ну, мы уже приспособились и знали, что если скорость резко менять, то немецкий артиллерист не сможет правильно снаряд положить: один обычно разрывается позади тебя, другой впереди, а третий он не успевает - ты уже проскочил.
Ну вот, выскочили мы из-за бугра и вперёд. Бах-бах, - пронесло и на этот раз. Остановились в перелеске, ждём - а трибунала-то нашего нет, не едут и не едут. Спрашиваю шофёра: "Ты точно видел, что немец мимо попал?' - 'Точно,- говорит - оба разрыва даже не на дороге были!"
Подождали мы их с полчаса и поехали дальше сами. Ну, всё я там выяснил, насчёт новобранца: бежал в тыл, кричал "Мама", сеял панику и т.д. Поехали обратно.
Приезжаем на КП. "Что случилось с трибуналом?",- спрашиваю. - "Ничего не случилось",- мне говорят, - "Они сейчас в столовой чай пьют".
Вызываю командира комендантского взвода, приказываю немедленно доставить трибунал ко мне. Через пять минут приводят ко мне эту троицу. Один ещё печенье дожёвывает. Спрашиваю: "Куда вы делись? Почему не ехали за мной, как я приказал?"
- Так ведь обстрел начался, товарищ Генерал, поэтому мы назад и повернули.
Говорю им: "Обстрел начался, значит, бой начался. А вы меня бросили в этом бою, струсили. Кто из вас законы военного времени знает? Что полагается за оставление командира в бою и бегство с поля боя?"
Побелели. Молчат. Приказываю командиру комендантского взвода: "Отберите у этих дезертиров оружие! Под усиленную охрану, а завтра в 09:00 расстреляйте всех этих троих перед строем!" Тот: "Есть! Сдать оружие! На выход!"
В 3 часа ночи звонит Хрущёв (член Военного Совета нашего фронта). "Иван Михайлович, ты что вправду собираешься завтра трибунал расстреливать? Не делай этого! Они там уже Сталину собрались докладывать. Я тебе прямо завтра других пришлю взамен этого трибунала".
"Ну уж, нет,- я Хрущёву говорю. - Мне теперь никаких других не нужно! Только этих же хочу." Тот засмеялся, говорит: "Ладно, держи их у себя, раз хочешь".
И вот аж до самого конца войны мне ни одного смертного приговора больше на подпись не приносили."

* * *
Жена пристает вечером с супружескими обязанностями, а я устал, желаний никаких, пытаюсь все перенести на завтрашний вечер. Но 10 минут вялых отмазок результата не приносят.
Жена: Давай сегодня я буду студентка, а ты профессор и будешь принимать экзамен.
Я (сдаюсь): ОК. Итак, что сдаем?
Жена: Хореографию!
Я: Расскажите-ка мне про развитие румынской хореографии 12-18 века.
Жена (хлопает глазами): ?!
Я: Понятно. Неуд. Завтра на пересдачу.
Жена: Ах, ты ж зараза!!!

* * *
Мне восемь лет и мы с родителями в отпуске на море. В последний день отдыха папа купил мне самолет. Я выканючивал его весь месяц.
Ослепительно красивый, с винтами на крыльях. Его нужно было крутить на леске вокруг себя, и самолетик, стрекоча пропеллерами, кружил голову до тошноты.
Сели в поезд. Нам попался последний вагон. Я вышел в задний тамбур, и мне пришла в голову дикая авантюра: что если привязать самолет к поезду? Полетит или нет? У меня был моток тоненькой лески. Выскочил из вагона, прибежал в конец, вскарабкался с торца и наскоро привязал к двери. В последнюю секунду успел запрыгнуть обратно, и поезд пошел.
Вначале самолет тащился, подпрыгивая на шпалах, его шум привлек внимание двоих мужиков на перроне, они оценили хорошую вещь на длинной леске и погнались... Я стоял в закрытом тамбуре и ни чем не мог помочь своему летчику. Когда он был уже почти в чужих лапах, мужик упал, сойдя с трассы. А самолет ВЗЛЕТЕЛ...
Это было потрясающе... Представьте: вам восемь лет и за вашим поездом летит самолет на невидимой леске. Я восторженно смотрел на него часами, а на каждой остановке, мое сердечко, перекачивало лошадиные дозы адреналина. Каждый раз одно и тоже: поезд трогается, самолет шуршит, люди его замечают, думают, решаются, пускаются в погоню.
Видимо, длина лески оказалась идеальной, и преследователи либо, запыхавшись, отставали с дикими проклятиями, либо - падали. Однажды, в погоню за моим самолетом пустилась бабушка, бросив на перроне внука. Отстала быстро. Я каждый раз представлял, что это наш летчик убегает из немецкого плена. Одним словом, через сутки нашего перелета, самолет вобрал в себя столько людской энергии, что казалось, слегка светился в темноте.
Вот последний полустанок за два часа до прибытия домой. Стоянка две минуты. Вокруг лес. Смотрю, через рельсы идет пацанчик октябрятского возраста в разрушающей мою психику близости от сокровища. Так и есть, заметил. Поднял и одним рывком оторвал леску. Я почувствовал, что мне оторвали руку или ногу...
Он рассматривал самолет и не верил своим глазам, Я тоже своим не верил. Поезд тронулся. Человек всегда чувствует, когда на него смотрят, а когда смотрит медуза горгона, чувствует тем более. Мальчик оторвался от самолета и встретился с моим взглядом. Три секунды мы смотрели друг на друга и... он пошел за поездом. Быстрее, еще быстрее, догнал леску, уже на бегу, кое-как привязал мой натерпевшийся страху самолетик, отпустил и помахал ему рукой...
С тех пор прошло тридцать пять лет, но более благородного поступка, в своей жизни я не видел. Чтобы сельский восьмилетний мальчик, выпустил из рук ТАКОЙ трофей?
Это был необыкновенный человек.
Надеюсь, что сейчас он счастлив, богат и любим своей семьей, ведь на нем, как на ките, держится огромный кусок мира.
А тот самолетик, весь в сетке мелких царапин, хранится в игрушках моего сына.