мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 57


* * *
Как-то раз пошли с мамой на пляж. Расположились, тут звонок от моего парня, мол, ты где, давай встретимся. На пляже, говорю, с мамой, подъезжай, если хочешь. ОК.
И вот лежим мы с мамой, в купальниках, в шляпах, и каждая свою книжку читаем. Тут сзади незаметно подходит мой МЧ и щипает за попу... маму! Мама вскрикивает от неожиданности, мы обе оборачиваемся, обе смотрим на него удивленными глазами. Он, слегка опешив, и, видимо, дабы как-то загладить инцидент, выдает:
- Упс... Ирина Александровна?! Простите, обознался! Ваша попа выглядит даже аппетитнее, чем у вашей дочери!
После чего мама покраснела, но расцвела, а у меня как-то сразу испортилось настроение...

* * *
Было это лет 6 назад. Ржу до сих пор.
Одна церквушка надыбала кучу валюты на реставрацию с условием, что подрядчик будет очень заграничный, видимо, чтоб и работу в срок закончили и деньги не сперли.
Ваш покорный слуга в это время имел какое-то туманное отношение к комитету по реставрации нежилых фондов, и вот с утра пораньше ловит меня начальник и говорит, мол, что нарисовалась солидная немецко-шведская фирма, готова на все за предложенные бабки, и прям сейчас я должен представителя ихнего в церковь ту сопроводить и познакомить с батюшкой (который из языков знает лишь старорусский), чтоб они чего надо обсудили под моим наблюдением.
Тут сразу возникает Отто, германошвед. Познакомились, едем. У Отто неплохой русский с легким оккупационным акцентом. Хорошо, - думаю, - переводить не надо будет.
Приехали, нашли батюшку в рясе. Отто стал бегать и замерять чего-то, пока мы с батюшкой беседой светской баловались. Прибегает запыхавшись и делится с нами информацией, типа, что там мы "штуккотуррку" налепим, а вот там еще какую-то хреновину заменим. А потом говорит такое:
- А для корошший сфетофой эффект фсе лампы будутт х..eвый.
И смотрит на нас так приветливо.
Я мысленно перекрестился и тоже улыбаюсь, а вот батюшка нехорошо как-то глазиком моргнул, крякнул сдавлено, ткнул в меня пальцем и шипит:
- Ты скажи ему, что деньги у нас есть, пусть хорошие лампы ставит.
Отто сразу:
- Та та, все путет корошший, и оччен х..евый, тут мы х..евый красний лампы поставим, тут х..евый синий, и фсе стекло заменим на х..евый стекло, а тут (на главный витраж с изображением Христа показывает ) путет дфойной х..евый стекло, самый торогой!
При этих словах батюшка сам сделался цвета "дфойной х..евый", бороденка его не в ту сторону затопорщилась, и со странненьким таким горловым звуком он осел у алтаря.
Я схватил ничего не понимающего Отто и поволок к выходу, по дороге пытаясь объяснить, что всякой шутке есть предел и что материться в церкви - грех вдвойне. И тут он вырвался, с мрачнеющей рожей извлек из недр своего пальто маленький разговорник, и, увидев там что-то очень страшное, понесся, сшибая свечи, обратно к пожухшему батюшке, истошно вопя:
- Не х..евый! Не х..евый! МАТОВЫЙ!

* * *
США, клиника. Знакомая принесла мелкого на очередную проверку (ему около года). Вес, рост, язык, сколько кушает и т. д. Мама с умилением сообщает:
- Уже говорит: "Дай, дай!"
Врач странно так посмотрела, ничего не сказав, и улыбаться перестала...
А потом до нас дошло - "дай", англ. - die, значит "умри".
- Умри, умри! - первые слова русского дитяти...
Вообще-то американцы уважают наших... Но еще больше боятся.

* * *
Я ходил в детский сад с замечательным названием "Веселинка". Не могу сказать, что все посещавшие его дети, соответствовали этому названию, но няня у меня была просто чудесная: молодая, лет 25-ти, красивая, добрая и от нее хорошо пахло. А еще, она очень трепетно ко мне относилась. Исключительно трепетно. Она со мной много разговаривала, рассказывала всякие интересные истории, тайно угощала конфетами и кофейными жвачками и не заставляла есть гороховое пюре. На прогулках, пока все дети играли в безынтересные для меня игры, я ждал, когда же закончится эта скучная прогулка, и я снова вернусь к няне Оксане.
В моей жизни у меня были две любимые вещи: няня Оксана и джинсы-бананы, привезенные из ФРГ и подаренные мне моим дядей. С того дня, как я первый раз надел эти джинсы, вся остальная одежда для меня исчезла. В "бананах" я гулял, ходил в садик и даже спал. А еще, эти джинсы очень нравились Оксане, а значит, и я тоже. Они не могли не нравится: шесть карманов, два из которых на липучках, куча змеек и модная форма. Таких не было ни у кого.
Однажды, во время очередного разговора, няня Оксана произнесла фразу, о последствиях которой она даже не могла предположить. Естественно, в эту фразу она ничего не вкладывала, и никакой серьезностью она не обладала. Но не для меня. Во время какого-то моего рассказа, она улыбнулась и произнесла: "...какой ты молодец! Приходи ко мне жить! Будешь мне помогать!"
Я не знаю и не помню, в каком контексте это было сказано, хотя прекрасно понимаю, что это была шутливая легкомысленная фраза. Но тогда, в 5 лет, я воспринял ее как официальное приглашение к совместной жизни.
В этот вечер, вернувшись из садика, я был как никогда серьезен, задумчив и сосредоточен. Войдя в свою комнату, молча, я начал собирать свои вещи.
К тому моменту, когда в комнату вошла моя мама, багаж был уже почти собран: пластмассовая зеленая лошадь, меч, набор детских кегель, луноход на батарейках и вся коллекция солдатиков. Мама, не понимая, что происходит, спросила, зачем я все это собрал. Я ответил, что ухожу жить к своей няне Оксане. После короткого разговора, мама видимо поняла, в чем дело и начала действовать. Первым делом она начала давить на жалость, сказав, что они с папой буду очень скучать по мне. На что я ответил, что буду приходить к ним в гости. После еще нескольких доводов, мама поняла, что я непреклонен и настроен серьезно и решила нанести удар ниже пояса.
- Ну что же. Раз ты решил, то можешь забирать свои игрушки и уходить. Но только бананы я тебе не отдам, и ты их оставишь дома.
Она подошла к моим вещам и забрала аккуратно свернутые джинсы.
- А как ты хотел? Мы с папой заведем себе другого мальчика и отдадим ему твои бананы. А няня пусть покупает тебе новые.
Это было нечестно, и я не был к этому готов. Я прекрасно понимал, что такие бананы "у нас" не продаются. Мама, почувствовав, что идет в правильном направлении, решила сделать "контрольный выстрел".
- И лошадь тоже заберу.
Она подошла и действительно забрала мою пластмассовую зеленую лошадь.
- А теперь можешь уходить.
Я думал про себя, что черт с ней с лошадью, но бананы! Они же так нравились Оксане. Что я ей скажу? И где она их купит? Я попытался выменять у мамы джинсы на все мои игрушки, но мама стояла на своем и в итоге я сдался.
На следующий день, я шел в садик с ужасным чувством стыда. Я не мог представить, как я посмотрю в глаза своей няне. Ведь она наверняка ждет меня уже с вещами, а я подвел ее и разменял на бананы. Но няня была спокойна, все так же улыбчива, от нее все так же хорошо пахло, и она даже угостила меня кофейной жвачкой.
Через некоторое время, Оксана вышла замуж и больше в садике не появлялась. А вместо нее пришла другая няня: большая, толстая и от нее пахло хлоркой.

* * *
Мой дед работал на скотобойне. Ну, и мясо таскали себе, через проходную, пряча кто куда. А дед страсть любил жаренное телячье вымя, и чтоб на проходной не поймали - прятал его себе в штаны.
Как то после очередной смены возвращался дед домой с хорошим куском в штанах (а штаны были на пуговичках). Ну, у него одна из пуговичек расстегнулась (а может он и вовсе забыл ее застегнуть), и один телячий сосок вывалился из ширинки.
И вот он едет домой довольный в автобусе. Кондукторша, заметив вялое болтание у него между ног, стала деду глазами показывать, чтоб заметил и ширинку застегнул.
Дедуля со смущением стал этот сосок обратно запихивать. Пока он теребил свою ширинку, у него вывалился второй сосок. У кондукторши глаза стали БОЛЬШИМИ, и ей явно стало не хватать воздуха. Так как она стала махать руками в сторону деда и открывать судорожно рот.
Но старик долго не стал мучиться и со словами: "Да чтоб они провалились!" - достал ножечек и отчерикал соски. Пряча их в карман, он, с довольным видом взглянув на кондукторшу, произнес: "У меня еще есть!". Но кондукторша этого уже не услышала, потому что, закатив глаза, с грохотом рухнула в пролет автобуса.

* * *
Казань. 9 мая. Автобус. Сидит у окна конкретный такой парняга - скинхэд (в Казани - относительно редкий вид): "бомбер", подтяжки, камуфляжные штаны, стилы... Через проход напротив сидит негр. В костюмчике, очках, с "дипломатом". У обоих на груди ГЕОРГИЕВСКИЕ ЛЕНТОЧКИ. И оба время от времени ТАК друг на друга посматривают...

* * *
Раннее утро. Город спит. Еду на рыбалку. Издали вижу скучающего гаишника. Останавливает. Подаю в окошко документы. Просит выйти из машины. Вышел. Смотрел-смотрел на меня, приблизил свой нос вплотную к моему, и сладенько так говорит, как бы вопрос задаёт:
- Что-то вы, Антон Иванович, мне не нравитесь.
Это ему понравились мои природные мешки под глазами.
- Знаете, - отвечаю, - вы мне тоже неприятны, но я же вас не задерживаю.
Его раскормленная морда моментально сделалась багровой, выпучил глазища и онемел.
- Дальше что? - спрашиваю.
Очнулся, положил мои "корочки" на капот, отвернулся и зашагал к своей машине.
Даже счастливого пути не пожелал.

* * *
- Хочется чего-то необычного, - заявила мне как-то моя половина.
Ну, думаю, немного романтики не помешает. Вечером, пойдя в душ, захватил с собой мобильник, и с него отправил жене смс-ку: "Я тебя люблю!"...
Вот уже третий день доказываю ей, что эта смс-ка была именно для неё и номером я не ошибся.

* * *
Родители живут сейчас на даче. С ними наш кот Кил - огромный красавец (потому что кастрированный) и кошка, которую маман колит уколами типа "контрасекс". Коши живут мирно, потому что никому ничего не надо. У соседей тоже домашние коты, также кастрированные, все бродят по нашим участкам и не ссорятся, т.к. делить нечего.
Ночь. Светильники освещают слабым светом дорожку. Родители приоткрыли дверь, чтобы было прохладно. Вдруг Маман проснулась от мурчания. Картина маслом: на ступеньках наши коши, на дорожке перед домом 3 соседских кота. Пришли в гости и мирно беседуют между собой и с нашими. Му-у-урл, мурл-мяу, мыр-мыр-мырл... Тихо так, культурно, потому что все из хороших семей и с хорошими манерами. Потом наш Кил встает и призывно кивает голой в сторону открытой двери. Коты друг за другом проходят на кухню и едят из кормушек наших кошек. Типа, наши коши гостей на угощение позвали. Может, они и пиво там пили? Кто их знает. Вот такие чудеса творятся, когда люди спят...

* * *
Жила-была собака. У собаки был забор, в заборе были ворота, в воротах было окошко. Специальное окошко, собачье. Чтобы собака через это окошко могла изучать окружающий мир.
Ну, собака всё изучила (а фиг ли там изучать? деревенская улица) и ей стало скучно. И от скуки она придумала себе развлечение. Идёт, к примеру, по улице гражданин. Думает о чём-то своём, ничего не подозревает, ковыряет в носу. И только он с воротами поравняется, она ему громко над ухом: "Гав!!!" Человек подпрыгнет, за сердце хвать, собаке весело.
Но, в конце концов, к этому все очень быстро привыкли, и на собаку реагировать перестали. А некоторые невоспитанные дети даже стали показывать язык и корчить рожицы. Обидно. Обидно и скучно. Тогда собака сменила тактику. Выглянет осторожно наружу, и ждёт, когда вдали появится прохожий. Дождётся, потом спрячется, и сделает вид, что её нету. Прохожий идёт, на окошко смотрит издали, - собаки и правда нету. Ну, прохожий расслабится, и насвистывая спокойно идёт мимо. И тут она башку каааак высунет, и - Гав!!! Прохожий прыг! Собаке весело.
Но деревня есть деревня, прохожие случаются нечасто. Так что жизнь у собаки конечно не сахар. Развлечений не пруд пруди.
Ещё у собаки есть хозяин. Он называет её Чучундра. Собака ни на "Чучундру", ни на хозяина никак не реагирует. Когда хозяину надо открыть ворота и выехать, он просто берёт её как поросёнка за задние лапы и из окошка вытаскивает. По-другому она не понимает.
Мы это довольно часто наблюдаем, мы мимо десять раз на дню ходим. Собака живёт через три дома от нас. Мы когда проходим, всегда с ней уважительно здороваемся: "Причет, Чучундра!" Не, совершенно понятно, что ничего приятного, когда тебя называют Чучундрой нету, но как её зовут на самом деле мы ведь не знаем.
На наше приветствие глаза собаки наливаются кровью и злобой. В них так и светится: "Ходят! Без поводка ходят, без забора, куда хотят туда и ходят! А тут сидишь весь день как пришитая!" Так что классовая ненависть собаки к праздно шатающимся мимо совершенно понятна. Поэтому мы на неё не обижаемся, а вполне даже сочувствуем.
А тут мы на днях мимо идём, на речку пошли, и у нас с собой как раз кстати была палка. Хорошая такая палка, сучок, по дороге подобрали. Метровой длины с руку толщиной. Такая палка всякому пригодится, чего валялась - непонятно. Ну и идём мы с этой палкой, значит, а тут - Чучундра.
Она как палку увидела, с ней чуть коллапс не случился. Она аж завыла, и у неё глаза за калитку от злости выпали. Ну, мы ей: "Чучундра, палку хошь?" Ну, и палку ей отдали, конечно. Хорошая палка, но нам не жалко. Раз Чучундре нужнее.
Чучундра зарычала, в палку эту вцепилась посерёдке, и давай ею размахивать. Чучундра рычит, палка болтается, о ворота бьётся, ворота гремят, Чучундре хоть какое-то развлекалово. Ну, и мы пошли на речку.
Вернулись часа через два.
Чучундра всё так же торчала в окошке с палкой посередине, и отпускать её явно не собиралась. Но было ей конечно уже не до веселья. Под воротами натекла приличная лужа слюны. Глаза у Чучундры были сильно навыкате, и она периодически билась палкой в ворота, пытаясь протащить её внутрь.
Палка длинная, окошко маленькое. Отпустить или перехватить - ума нет. Так её и застряло.
- Брось палку, дура! - сказали мы. Куда там! Разве бросит.
Но самое интересное началось чуть потом.
Чучундра может так бы и померла с этой палкой в окошке от нервного истощения, но тут как раз подъехал хозяин. Он вошел через калитку внутрь, привычно взял Чучундру за задние лапы и стал выдёргивать из окошка. Не тут-то было, Чучундра палку отпускать не собиралась ни в какую.
Наверное, если бы машина была с той, внутренней стороны, он бы просто привязал собаку буксировочным тросом к фаркопу, и дёрнул. Но машина была снаружи.
Тогда он вышел и попытался отобрать у Чучундры палку с другой стороны, со стороны лица.
Ой, сколько радости появилось на этой злобной морде! Наверное, первый раз в жизни хозяин решил с ней поиграть! Ну, это она так думала.
А хозяин так не думал. Он быстро понял всю нелепость своей затеи, сказал: "Ладно, сама напросилась!", - и ушел внутрь.
И через минуту вернулся с ножовкой в руке.
Он прижал палку коленом к воротам с одной стороны, и стал пилить прямо возле чучундриной морды. Пилить было неудобно, и он не столько пилил, сколько матерился. Чучундра собрала глаза в кучку и с ужасом косилась на происходящий рядом "вжик-вжик". Но палку держала крепко.
Когда с одной стороной было покончено, хозяин хотел было пристроиться с другой, но Чучундра изловчилась, и с облегчением протащила опилыш внутрь. Через секунду из-за забора раздался звук, с которым остатки воды уходят из раковины. Ещё бы, поторчи башкой три часа на солнцепёке!
Пока собака пила, хозяин загнал машину внутрь и запер ворота. Потом из-за ворот раздался характерный звук сочного удара хорошей палки по чьей-то жопе, собачий хрюк, и голос хозяина:
- В следующий раз я вместо палки башку те отпилю! Поняла?
Потом поверх ворот вылетели и шлепнулись на пыльную улицу остатки нашей палочки.
А на следующий день окошко в воротах заколотили.
Вот такая печальная история о животных.