мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 54


* * *
Лейтенант Саня Котин жил спокойно до тех пор, пока его квартирной хозяйке, глубокой старушке, не захотелось зарезать свою корову. Почему-то наше гражданское население уверено, что лейтенант русского флота может зарезать кого угодно.
Старушка обложила Саню по всем правилам классического измора: она не давала ему ни спать, ни жрать, ходила за ним по пятам, ворковала в спину, и деться Сане было некуда; путь у него был один - к корове.
- Ми-ла-й, - шептала ему страстно старушка, - а я тебе и печеночку зажарю, и котлетки сделаю, а ты уж уважь, завали родимую.
Лейтенант Саня не испытывал ни малейшего желания "завалить родимую", да и не мог испытывать. Он даже муху на стекле не способен был завалить, не то что корову. Однако однажды на очередное старушечье обхаживание он как-то неожиданно для себя кивнул и сказал:
- Ладно, завалим.
На корабле Саня места себе не находил до тех пор, пока не поделился кровожадными старушкиными наклонностями со своим лучшим другом минером Петей.
- А бутылку она поставит? - спросил быстро Петя.
- Поставит, - ответил Саня.
Стоит заметить, что минер Петя за бутылку мог брата родного завалить.
- Вместе ее сделаем, - заявил в возбуждении Петя и тут же для тренировки схватил кортик и принялся тыкать им в дверь, разжигая в себе убойные страсти.
- Слушай, - остановился он вдруг, - а где у коровы сердце? Справа по курсу или слева?
- Слева... наверное...
- Так, значит, слева, - задумчиво вычислял что-то Петя, отводя руку и нацеливаясь.
- Ну да, - сказал он, соображая - конечно же, слева... Если поставить ее на задние лапы... это будет слева... м - да... А рога у нее есть?
- Есть.
- А вот это нехорошо, - сказал Петя и заметно охладел к кортику, - так дело не пойдет. Надо что-то другое придумать.
- Ладно, - сказал он после непродолжительного молчания, - мы ее по-другому кокнем, собирайся, пошли печенку жрать. Жду у трапа через пять минут.
Дома у старушки Петя хамски предложил ей сперва выставить бутылку, мотивируя свое желание поскорее с ней встретиться тем, что перед убийством всегда нужно слегка тяпнуть.
Старушка на радостях выставила не одну бутылку, а целых две.
Друзья слегка тяпнули, посидели и совсем уже было отправились спать, когда бдительная старушка напомнила им, что хорошо бы приступить к корове.
- Ах, да, - сказал Петя, полностью сохранивший совесть и память, - сейчас мы ее... это... кокнем... Где-то у нас тут было... секретное оружие? - с этими словами Петя, покопавшись в портфеле, выудил оттуда ПТ-3.
ПТ-3 - это патрон, содержащий два с половиной килограмма морской взрывной смеси. Им у нас плавучие мины подрывают.
Друзья захватили патрон и отправились в сарай. К корове. Сначала они пытались вставить ей патрон... гм... в район хвоста, чтоб взрывной волной (глубокое Петино убеждение) ее развалило на две равные половины.
Вставить не удалось не только потому, что корова возражала, но и потому, что отверстие было расположено слишком неудобно, даже для такого энтузиаста своего дела, как Петя.
Против того, чтобы привязать патрон к коровьему хвосту, неожиданно энергично принялся возражать Саня, у которого к двум часам ночи открылось второе дыхание.
В конце концов пристроили патрон на рогах. Петя уверял, что и таким макаром идея развала буренки на две равные семядоли реализуется полностью.
Вскоре сарай заполнился шипеньем бикфордова шнура на фоне меланхолических вздохов благородного животного.
Друзья покинули сарай тогда, когда убедились, что все идет хорошо.
Взрыв потряс галактику. С дома старушки, как по волшебству, снесло крышу; от сарая осталась одна только дверь, а от коровы - четыре копыта.
Мясо же ее, распавшись на мелкие молекулы, засеяло целый гектар.

* * *
За те двенадцать лет, что я прожил в Штатах, я ни разу не видел здесь ни одной бездомной собаки. Не знаю точно, почему так, но вот нет тут бездомных собак, и все. Зато бездомных кошек в Штатах полным-полно. Их, правда, не очень-то от домашних отличишь - все ухоженные и упитанные, к людям не то что доверчивые, а просто наглючие.
Я к такому раскладу привык быстро, и, в общем, совсем не удивился, когда ко мне семь лет назад, в только что купленный дом в Ричмонде, завалилось это трехцветное наглое создание. Завалилось оно совершенно по-хозяйски, заставило себя сначала почесать, снисходительно помурлыкало над моими стараниями, а потом сообщило, что желает пожрать. Пожрать было выдано. Создание сервированный обед откушало хоть и несколько брезгливо, но тоже вполне снисходительно, а потом намекнуло, что все, в моих услугах оно пока больше не нуждается. И расположилось почивать на веранде под солнышком, всеми четырьмя лапами кверху, только срамное место себе хвостом прикрыло. Ну и зашибись, я тогда тоже пошел своими делами заниматься.
В общем, наглое рыжее кошко у меня на веранде прижилось. Не знаю, чем оно занималось днями, я ж на работе в это время был, но каждое утро и вечер оно исправно принимало воздушные ванны перед моим домом, и собирало с меня дань в форме еды и почесываний.
И так бы оно все и продолжалось, если б меня в один из выходных черт не дернул с утра траву перед домом постричь. Я как раз налаживался запустить газонокосилку, когда увидел довольно необычную парочку. Впереди плелась зареванная пигалица лет шести, с каким-то большим плакатом в руках. За ней следом шел, по всей видимости, ее отец. И оба на два голоса кричали: "Сквирки, Сквирки (типа, Царапка), ты где?"
Девчонка меня первой заметила, и заливаясь слезами, подбежала, и тут же поведала, что у нее потерялась кошка, что эту кошку наверное съел большой сердитый волк, и что ее зовут Царапкой потому что она в дверь царапает, а теперь больше не царапает, потому что она пропала, и не видел ли я ее? И плакат мне свой тычет. А на плакате намалеванное цветными карандашами пучеглазое нечто, толи мутировавший Чебурашка, толи испорченный ананас с ножками и ушами. Не, я б ни за что не догадался о чем речь, если б не цвет пятен на чебурахо-ананасе. А был он в точь в точь, как у того кошака, которое у меня прописалась. Я так девчушке и ее отцу и сказал, что точно не знаю, но что-то похожее у меня сейчас на веранде дрыхнет. Девчонка даже дослушивать не стала, сразу помчалась смотреть...
Ага, оно самое оказалось. Ой, какое тут было море соплей и восторгов! Девочка сгробастала ничего не соображающую ото сна кошку в охапку, ее отец мне долго жал руку, назвался Стэном, и благодарил за помощь в розысках.
Удалились они втроем, совершенно счастливые. То есть, отец с дочкой были счастливые, про кошку я не так уверен.
Я б про все это благополучно забыл, наверное, если бы история не получила неожиданное продолжение. Примерно через два дня, уже довольно поздно вечером, у меня вдруг зазвенел телефон. Я взял трубку, звонила женщина. Представилась, извинилась за беспокойство, и сказала, что она обзванивает всех соседей, потому что у ее дочки пропала кошка. Кошку зовут Салли, она трехцветная, и никогда раньше не убегала, а теперь ее уже два дня как нет. И не видел ли я такую кошку, случайно?
Я честно ответил, что трехцветную кошку видел, потому что она у меня на веранде с месяц жила, но что ее хозяева нашлись, и что зовут эту кошку не Салли, а Царапка. Удивился тогда еще, сколько в моей деревне трехцветных кошек теряется.
А еще через день мне позвонил какой-то мужик, и тоже спросил насчет трехцветной кошки, которая пропала у его жены. Эту третью кошку тоже как-то звали, совершенно другим уже именем.
А еще через неделю, выезжая с утра на работу, я увидел приколотый к дереву до слез знакомый портрет трехцветного наглого создания, со слезным воззванием внизу: "У нас пропал член семьи, его зовут Томми, если вы его видели, пожалуйста, верните за вознаграждение!" И номер телефона.
Вот тогда до меня и дошло, наконец. Я позвонил Стэну, и спросил, как поживает их любимица. Стэн сказал, что дочка счастлива, что кошак нашелся, и что теперь ее из дома больше не выпускают, а то, не дай бог, опять потеряется.
Стэн бы долго еще распространялся на тему, как он мне благодарен, но я его прервал. Просто предложил кошака выпускать погулять, и чего-то наплел ему насчет авитаминоза, который с их любимцем обязательно случится, если его взаперти держать.
Еще через неделю убедился, что Стэн меня послушал. Потому что наглое разноцветное создание вдруг нарисовалось у меня на веранде снова. И снова потребовало почесываний и кормежки. А звонки от отчаявшихся соседей прекратились.
Мне одно было интересно - неужели это кошко и правда на разные имена отзывается? Я-таки поэксперементировал - каждый раз его новым способом подзывал, и Машкой, и Санькой, и Прошкой. Исправно оно отзывалось на все. А и то - его ж за это кормят, чего не отозваться-то?
Оно, кстати, до сих пор живо. Уж не знаю, сколько из моих соседей его сейчас за своего домашнего кошака считают, и сколькими разными именами кличут. Думаю, что много таких соседей, а че б иначе это разноцветное создание таким жирным под старость лет-то стало?
А какого оно полу, я так и не знаю, да и зачем мне? - пусть оно так и будет, в одном доме пусть оно девушкой по имени Царапка числится, в другом дамой по имени Салли, а в третьем джентльменом по имени Томми. По мне, так это просто рыже-черно-белое, наглое, очень ласковое, и очень кошачее существо.