мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 51


* * *
Недавно иду по улице, вдруг слышу детский смех и крики: "давай", "быстрей", "здорово". Решил пойти посмотреть. Захожу за угол, а там сгрудилась кучка детишек, и все смотрят, как один что-то на траве мастерит. Через мгновение все дружно разбегаются. Ну, и тут мне стало интересно, что же они там такое делали. Решил посмотреть поближе.
Кто же знал, что они петарду в какашку вставляли.

* * *
Когда-то давным-давно, когда в реках текло еще непастеризованное молоко, а кисельные берега не содержали консервантов и ароматизаторов, был Василий Васильевич еще Васькой, и пас он коров в Козацкой долине, что раскинулась между его родным селом Бережанкой, что под Черным Островом, и соседней Мартынивкой. Непыльная работа, но и не самая творческая. Как раз для таких сопляков, как он.
Все как всегда шло хорошо, без проблем. Валяйся себе на траве, смотри на небо, да поплевывай под ноги - красота! Но вот однажды одна из коров вдруг из добродушного жвачного существа превратилась в полоумную бодливую тварь. Стала носиться по лугу, брыкаясь и по-своему, по коровьи, матерясь. В чем причина такой метаморфозы Васька знать не знал и сильно растерялся. Попытка усмирить ее с помощью дрючка, который, как правило, помогал сразу, привела к прямо противоположенному результату. И Ваське пришлось спасаться бегством. И бежать к соседке, Бабе Ольге, с чьей коровой и произошло это странное превращение.
Баба Оля взяла дрын, веревку, подоткнула подол и сказала, что корове нужно срочно на свидание. С колхозным быком. Поймала корову, обвязала ей рога и пошла. Ваську же попросила помочь, потому что была уже стара носиться наперегонки с крупным рогатым скотом и одна могла не управиться.
Не без приключений прошли они через долину и вышли к колхозным фермам. Там у всех коров был дом свиданий. С местным альфа-быком. Свидания эти происходили по рабочему, без всякой слезливой романтики. Корову заводили в огороженный бревнами загон. К лесу передом, к романтике задом. Для остроты ощущений привязывали за рога к огороже. И выводили кавалера. Полторы тонны романтики. Несколько энергичных па копытами и с прелюдией покончено. Но это в теории. А на практике дело пошло немного не так.
Корова бабы Оли была тщедушная. И когда бык взгромоздился на нее всеми своими полутора тоннами, ноги ее дрогнули, подогнулись и разъехались. Корова обрушилась под тяжестью на землю, в поперечно-перекрестный шпагат. Для коров такая поза в диковинку. Не нравится ни ей, ни ему. Ярится бык. Проклинает все на свете корова. Мужики пытаются стащить с нее быка. А он тоже задний ход давать не привык. А корова еще и рогами к огороже привязана...
Кое-как стащили быка. Подняли корову, зафиксировали позу, попросили минуту не двигаться и улыбаться. Снова сказали быку "фас" и разбежались. И снова пошел он на штурм. И снова верхи не могут, а низы уже вроде даже и не хотят. Снова корова распласталась в грязи. Снова мужики, матерясь и переплевываясь, бросаются, чтобы разнять спарринг-партнеров. Надрываются мужики, соскальзывают и падают в грязь, ярятся, бьют кнутами быка, корову, друг друга...
Растащили насилу. Распрямились. Отряхнулись. Отдышались. Все. И как только ноги у коровы перестали дрожать - всё начинается сначала. Утробное бычье "ура!" - и еще один приступ. И снова у пары не получается поддержка. Снова мат. Крики. Бычий рык и девичий стон...
Баба Оля смотрела на все это, вытирая слезы. Жалко корову, с ее суровой коровьей любовью. И вдруг вспомнила, что пришла вместе с Васькой! Прижала она его с себе, закрыла сухой как сухарь ладонью глаза и сказала сквозь слезы:
- Не дывысь, сынку, бо цэ нэ ебля, а смертоубийство.

* * *
Пару лет назад моя подруга учила итальянский язык, потом забросила это дело - работа, семья. И вот звонит у нее как-то раз под вечер телефон. И на чистом итальянском языке женщина спрашивает какого-то Марио. Девушка не растерялась, отвечает, как учили на курсах:
- Вы ошиблись номером. Марио здесь нет.
- Вы уверены?
- Конечно, уверена. - И добавляет на всякий случай: - Это Москва.
- Москва?!! - с характерными истеричными нотками завопила женщина, - А почему вы тогда говорите со мною по-итальянски?! А НУ-КА, СТЕРВА, ЖИВО ПОЗОВИ МНЕ МАРИО!..

* * *
Вальяжной походкой, гордо неся впереди себя свое упругое пузо, капитан первого ранга - без пяти минут контр-адмирал - не спеша двигался ко входу в бункер. Кругом зеленели березки, весело звенели комарики, сверху припекало неожиданное камчатское солнышко. "Без пяти" только что вылез из бассейна с горячей паратунской водицей, и глазки его были полуприкрыты от почти неземного блаженства. В левой руке наотлет он нес, как скипетр, свою фуражку-энтерпрайз, правая покоилась на торчащем из расстегнутой тужурки животе - просто Бонапарт. Здесь он действительно был хозяином, поскольку речь идет об особой территории под названием "Развилка" - защищенном командном пункте Камчатской Военной Флотилии.
Место для ЗКП было выбрано неспроста и с умом. Во-первых, подальше от Петропавловска, где непосредственно располагался весь штаб флотилии и все штабные семьи. Во-вторых, окрестности Паратунки - знаменитая курортная зона, известная даже за пределами родной страны. В-третьих, сама река Паратунка каждое лето кипит от кижуча и нерки - как известно, ценнейших пород лососевых. А посему, с учетом вышеизложенного, каждый очередной выезд штаба на учения неизменно сопровождался дикими возлияниями и разнообразнейшими приключениями с особами наилегчайшего поведения, коими Камчатка изобилует, как и любой уголок России. В перерывах между веселым отдыхом и безнаказанной рыбалкой под прикрытием проволочного ограждения штаб флотилии изредка воевал на картах (в данный момент я имею в виду не только преферанс), пытаясь затмить славу Нельсона, Гальдера и Жукова. В остальное же время отрывался - пил водку, ловил рыбу и пользовал телефонисток. Вообще, лично я более бардачного военного учреждения в жизни не видел. Воистину - рыба гниет с головы.
Итак. Тяжелые крашеные ворота бункера прикрывала довольно подранная маскировочная сеть, призванная давать тень на уютную курилку. Иных функций от нее ожидать было глупо, поскольку проклятые супостаты со своих спутников прекрасно видели весь процесс ее натяжения и снятия, да и цветом своим она не ахти как походила на окружающую растительность. Опять же - ведь не может же бетонная дорожка с побеленными бордюрами идти в никуда, в синтетические кустики? Это кто же по таким дорожкам в кустики ходит, и что же он там делает? А кустики так и цветут буйной зеленью до самой зимы и лишь в начале ноября вдруг исчезают бесследно, обнажая таинственные толстые двери (надо думать, спутники зимой не летают), а в июне так же неожиданно прорастают за одну ночь, и сразу - зеленые... Но - не будем спорить, в отделе маскировки лучше знают, может бетонная дорожка вести в никуда, упираясь в холмик, или нет.
Без пяти контр-адмирал остановился перед огромной крашеной пятнами железной дверью. Дверь эта постоянно должна быть закрыта, дабы в бункер не пролезли ЦРУ и Моссад, а потому, как только увидели на горизонте широкую черную фигуру без фуражки, дверь спешно закрыли изнутри. Капитан первого ранга нажал черную кнопочку возле двери, и внутри зажурчал нежный звоночек, своим грохотом способный поднять из могилы всех покойников планеты, захороненных со времен Аменхотепа IV.
Круглая ручка на двери с лязгом закрутилась, створка грузно отъехала в сторону, освобождая широкий проход, и перед капитаном первого ранга возник тщедушный матросик, материализовавшись из мрачного чрева специального фортификационного сооружения. Внешний вид матросика с головой выдавал его происхождение - потомок Чингисхана. На левом рукаве чудом держалась повязка дежурного по проходу через данные конкретные ворота. Матросик по всем правилам отдал честь высокому гостю, старательно вытянув шею, и грозным фальцетом потребовал:
- Пропуск! - судя по интонации, далее должно было последовать слово "однако", но матросик непостижимым образом сдержался.
- Пропуск? Хе-хе, молодец! Ну, ну, - сказал довольный капитан первого ранга, шаря рукой за пазухой, - все правильно, бдительность - наше оружие. На, сынок, смотри.
И показал издалека неподкупному стражу ворот красный коленкоровый разворот с двуглавым орлом. Сын степей (а может, тундры) еще сильнее вытянул тоненькую шейку, силясь рассмотреть содержимое пропуска, и прохода пока не уступал. Комары зудели, солнце светило. Капитан первого ранга нахмурился.
- Что, бдительный ты мой, плохо видно? - и сунул пропуск матросику прямо под нос. Тот уперся в красный прямоугольник, медленно шевеля губами, потом прищурил глаз и задумался надолго.
Капитан первого ранга, без пяти адмирал, начал терять терпение.
- Ты что, военный, в лицо меня не знаешь?
- Ныкак нэт, - признался матросик. Судя по всему, он не врал.
- Ну, едрить твою... - капитан первого ранга неодобрительно покачал головой, накрепко посаженной на кряжистую красную шею. Он явно расстроился. - Сюда смотри, родной. Видишь здесь вот - самолетик, чайка и рыбка? Чайка - это такая птичка.
- Так точно...
- Ну вот, это значит, что я тут самый главный, и мне везде можно. И туда, - он показал рукой, - и во-он туда, и сюда. Понял?!
Кажется, матросик что-то понял, потому что мгновенно обернулся к зеленой стене, где за серой бязевой занавесочкой висел в рамке образец пропуска. Он спешно отодвинул занавесочку, зорко глянул туда и тут же задернул ее обратно. Лицо его сделалось печальным.
- Нэт... Нэ могу, - он убежденно помотал головой. - Тут у вас лыбка, птиська и самолотик...
- Ну?!
- А у здэсь облазэц. Там толко лыбка, - матросик развел руками. - Самолотика нэт. Птиська нэт. М-м... Нэ могу. Нэ пущу.
Обалдевший капитан первого ранга чуть не уронил свой расшитый золотом кивер. Рот открылся, судорожно хватая воздух.
- Да почему же, епона ж твоя мама?!!
Лицо матросика сделалось совсем печальным и отражало нешуточную внутреннюю борьбу. Наконец, чувство воинского долга победило и он уже совсем решительно покачал головой. Вдохнул горестно и, как бы извиняясь, потянулся на цыпочках к лицу "без пяти", где тихо прошептал ему на самое ухо:
- Ну нэ могу! Мичман пызды даст!
Солнце продолжало светить, а комарики - жужжать...

* * *
Пошли мы за пивом в магазин недалеко от Курской станции орденоносного метрополитена. Коллега внутрь поперся, а я курить на крылечке остался. Красота, лето. Тут вижу - спаниель молодой черного окраса несется. Всех ему облаять надо, а то и цапнуть. Сзади хозяин шкандыбает с наглой мордой этакого крутыша. Типа, чего моя собачка захочет - так и будет.
Ну, этот черный придурок облаял всех попавшихся ему на глаза людей, голубей, забор, магазин, погоду - и подустал. Глядь - навстречу мужик с огроменным пожилым сенбернаром. Сенбернар - сама флегма - чапает себе потихонечку, сопит, об ужине думает. Ну, ни хрена себе, - подумал спаниель и лающей торпедой ринулся в атаку.
Бегал, бегал вокруг, захлебываясь лаем, - сенбернару пофиг. Тогда эта сволочь вконец обнаглела, прямо в рожу сенбернару прыгает и орет на своем собачьем что-то типа: Эй ты, чмо, нихрена пацанов не уважаешь?
Сенбернар офигел. Сел на задницу даже. Подумал... Потом резко клацнули челюсти и... Я чуть не сожрал свою сигарету! Потому что голова бедолаги спаниеля с концами исчезла в пасти сенбернара, из который теперь раздавался исполненный ужаса визг.
- Ты чо... Ты чо... В натуре... Сделай чо-нибудь... Меня жена убьет! - это орет потерявший мигом всю свою спесь хозяин визжащего узника.
- Да ничего с ним не будет, зубки мы уже год как все потеряли. Вот задохнется разве что... - это отвечает флегматичный хозяин сенбернара.
- Иииииииииииииииииииииииииииууууууууууууу!!! - это спаниель хором со своим хозяином.
В довершение позора, под спаниелем начала расползаться огромная лужа.
- Ладно, Рекс, пошли, не хрена с зассанцами тут делать, - неспешно сказал сенбернарский хозяин, и его собака тут же аккуратно выплюнула мокрую, с прилипшими ушами и красными безумными глазами, голову спаниельчика.
Сенбернар неторопливо встал и двинулся вслед за своим хозяином, так же неспеша, как они вместе и подошли. Изредка брезгливо встряхивая попавшей в лужу лапой.

* * *
История случилась в Бурятии, когда два друга-охотника (бурят Бадма и русский Серега) отправились в тайгу. Остановились в охотничьем зимовье. Утром рано Бадма отправился справлять естественные надобности под ближайшие кусты. Далее от первых лиц.
БАДМА: Сижу под кустом и вдруг вижу - ко мне решительно так направляется медведь. Резко стартую с низкого старта в сторону зимовья и кричу: "Серега, медведь!". В это время Серега оборачивается, шустро так залетает в зимовье и запирается изнутри. Я подбегаю к закрытой двери и кричу: "Серега, сука, открывай!" Из окошка на меня глядят 2 глаза размером с блюдца, ну совершенно невменяемые. А медведь уже рядом. Бросил пинать дверь и давай убегать от медведя вокруг зимовья. Слава богу, Серега очухался и достал-таки ружье. Испугавшись выстрела, медведь убежал в тайгу.
СЕРЕГА: Слышу крик: "Серега, медведь!". Оборачиваюсь - матушки, медведь размером с нашего колхозного быка мчится прямо ко мне. Как забежал в зимовье и запер дверь - не помню. Слова Бадмы слышу, но двинуться с места не могу и смотрю в окно прямо на Бадму. Окошко в зимовье маленькое, и в нем мелькают картинки: Бадма - медведь... Бадма - медведь... Бадма - медведь... Через несколько циклов картинка сменилась: медведь - Бадма... медведь - Бадма... медведь - Бадма... Это Бадма на круг обогнал медведя и уже за ним бегал. Тут-то ступор с меня и спал....

* * *
Самый оригинальный способ борьбы с женской неверностью поведал мне случайный попутчик в поезде "Симферополь - Уфа".
- Почуял я, что изменяет мне моя. То ли запах от неё не тот, то ли глазки бл..дским светом загорелись... Вобщем - загуляла... Надо что-то делать. А что? Двадцать прожитых совместно лет - на свалку истории? Выслеживать - себя не уважать. Ну, я ночью с фонариком маркером ей пониже спины и написал: "Братан, ты попал. У этой суки сифилис!"
На следующий вечер пришла домой - морду воротит. Так и есть от чего. Два фингала под глазами. Охает, ахает, за поясницу держится - упала чисто случайно, мол. А то! Поверил... Семь лет после этого прошло, и живём - душа в душу.

* * *
Кот, сцуко, отжег. Денег не было, два дня не мог купить себе еду, голодал, он соответственно тоже. Сегодня утром просыпаюсь, на полу перед кроватью лежат в ряд три воробья, а за ними сидит довольный кот. Увидев, что я проснулся, пододвинул лапой одного поближе ко мне - мол, на, хозяин, пожри...

* * *
Рассказал хороший знакомый. Любит он с ребятами по берегу речки бегать. И вот во время такой пробежки одного из них приспичило по-большому. В кустах он не решился (народу много), но благо сортир рядом стоял деревянный на две кабинки. Ну, он заскакивает в одну и защелкивает дверь за собой. А ребята-то знают, что туалет-то хоть и двойной, но перегородки между кабинками нет. Вот стоят они, значит, ждут его. И тут летит девушка. Подбегает к туалету, дергает за одну дверь - закрыто. Открывает другую и заходит. Все в шоке - перегородки-то нет! Ждут, чем дело закончится. 10 секунд - тишина... 20 секунд - тишина... Секунд через 40 раздается истошный крик, визг и девушка, на ходу натягивая штаны, вылетает из туалета.
Через пару минут выходит этот товарищ. Ну, все у него, конечно же, спрашивают что да как. Вот что он рассказал:
- Сижу я, значит, спокойно, и тут вбегает девушка и, не глядя по сторонам, снимает штаны и садится рядом. Ну, смотрел я на нее смотрел, да и говорю:"Может познакомимся?"

* * *
История старая, год так 89-90. Ехали в автобусе на дачу. Если кто не знает, в те времена маршруток еще не было. Поэтому забит этот несчастный "луноход" был под самую крышу: головы пассажиров торчали в окна и люки, ну а тела... После такого обычно женятся... И вот на одной из остановок лезет в заднюю дверь бабка - божий одуванчик с огромным тортом. Втиснуться-то она втиснулась, но вот коробка мешает. Тогда парень, сидящий у окна (спиной по ходу движения), ей говорит, мол, из-за давки уступить место не могу, но вот тортик подержу. Одуванчик и тому рада, отдала. Едем дальше, эти двое о том, о сем разговорились. Наконец парню надо выходить, и он предлагает бабуле, как все на выход повалят, поменяться местами. Та соглашается. Далее происходит вот что. Как дверь открылась, и народ попер, паря тоже просочился к двери по ходу движения, а бабка протиснулась на его место. Только вот тортик она назад не получила. Паршивый тимуровец вместе с ним из автобуса выскочил, да еще и ручкой на прощанье сделал.
Бабка - в рев! Все - возмущаться, мол, молодежь пошла: ни стыда, ни совести! Какая-то сердобольная тетка поинтересовалась, для кого тортик-то был. И тут бабка выдала:
- Ой, да какой тортик! Это же я котика моего Васеньку хоронить на дачу везла! Нашла коробку, да туда его и положила...
А теперь представьте себе на мгновение рожу этого тортокрада, когда он открыл коробку.

* * *
Недавно сын мой отличился. В день матери учительница велела нарисовать детям портреты своих матерей, ну а мой в рисунок соседа по парте дорисовал еще и сиськи. Дите балуется, что тут скажешь. Однако училка решила проявить свой педагогический талант и вызвала меня в школу. Общими усилиями мы вымучили у моего пацана слезы раскаяния, а когда вышли из школы, я еще добавил подзатыльник. Так и возвращались домой - я впереди, сзади этот оболтус хныкает. По дороге нас догнал знакомый лесник на санях, подвез. По дороге диалог:
- Че хнычем?
- Да вот, сиськи нарисовал.
- Кому?
- Да одной матери.
- Ха, нашли о чем переживать! Моему сыну, когда в первом классе был, велели нарисовать коня. Он и нарисовал, как мог. Учительница вернула рисунок с припиской: "Дорисуй, чего не хватает". Ну, пацан частенько в лесничестве бывал, там у нас лошади, жеребцы с кобылами балуются, ну, недолго думая, решил, что не хватает х..я. Ну и дорисовал. Хорошо дорисовал, подлец, с чувством, видно, что со знанием предмета. Мне на следующий день училка показала, когда меня в школу вызвали. Оказывается, надо было дорисовать хвост. Не могла дура очкастая просто написать, что не хватает хвоста. Орала на меня так, как будто я этот мат нарисовал... А вы - сиськи... Но-о, милая!
Гляжу, пацан мой повеселел. Не дай бог теперь учительница заставит детей на 23 февраля отцов рисовать. Во смеху-то будет!