мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 5


* * *
Нет, мужики, всё-таки наркомания - вещь страшная. Вот вы хохмите, анекдоты про наркош травите, а ведь это всё правда! Слушайте, чего у нас было...
Звонят граждане к нам в "02" и сообщают, что их сосед снизу - наркоман и варит сейчас "ханку". Прибывший наряд поднимается к заявителям и спрашивает, а почему это вы, граждане, решили, что сосед снизу наркоман. Те подводят милиционеров к окну и предлагают понюхать...
Не задавая излишних вопросов, ребята спускаются на этаж ниже и начинают звонить и барабанить в дверь. Ноль реакции. После ряда формальностей дверь выносят и застают на кухне наркомана, который меланхолично помешивает своё варево и даже не смотрит на вошедших. Вот для вас это - анекдот, а я его глаза видел!
Тормошим мы его за плечо, он отрывается от "ханки", и тут его взгляд делается безумным. С криком "Менты, атас!" он хватает своё хозяйство и (не успели мы ничего сообразить) сигает в окно с четвёртого этажа.
К счастью, обошлось. Покольку, как известно, пьяному море по колено, да ещё, на его счастье, снег был глубокий, наш наркоман отделался ссадинами. Ничего не сломал, только лежит и жалуется: "Ой, ребята, хреново мне что-то".
Привезли его в контору, стали приводить в чувство. Вот, представьте себе: в кабинете он сам, два опера (в штатском) и врач "Скорой". Врач достаёт свой чемоданчик, и тут в кабинет заходит сотрудник в форме. Глаза у наркомана вновь вылезают из орбит, и опять же не успел никто опомниться - он хватает в охапку докторский чемоданчик и с криком "Шухер, менты!" выскакивает в окно. На окне у нас была решётка - это его нисколько не смутило. Прямо вместе со стеклом и с решёткой он вываливается наружу (хорошо хоть, первый этаж) и пускается неизвестно куда...
Короче, догнали, отобрали чемоданчик (зачем он ему только понадобился?), сделали укол. Наркоман слегка приходит в себя и жалобно так на нас смотрит:
- Ой, ребята, совсем хреново мне что-то... Представляете, всюду менты мерещатся...

* * *
На одном из железнодорожных переездов скопилась кучка машин - шлагбаум опущен, семафор мигает красным, вобщем все как надо. Первый в очереди - рейсовый автобус. Проходит какое-то время и из конца очереди выезжает крутейший черный Мерс и становится в ее начало перед автобусом. Через несколько секунд опять же из конца очереди выезжает теперь уже девятка с тонированными стеклами и становится перед Мерсом (каким чудом умещается между Мерсом и шлагбаумом - непонятно). У Мерса открываются двери, и оттуда вылезают двое здоровых бритых "чисто нормальных пацанов". Они подходят к девятке и молча разбивают у нее ножищами задние фары, а потом спокойно садятся обратно в Мерс. Через несколько секунд открываются двери девятки и оттуда вылезают четверо не менее здоровыхь парней в камуфляжах, черных масках, с калашами и нашивками СОБР (видимо ехали на задание). Парни также молча подходят к означенному Мерсу и изрядно лупят его дубинами, разбивая при этом стекла, фары, кое-где помяв кузов, после чего спокойно садятся обратно в машину и уезжают. Во время всей этой процедуры братки так из своей тачки и не вылезли (уехали сразу после собровцев).
Но больше всего над всем этим, конечно, ухахатывался народ в автобусе.

* * *
Один парень, Алик, который учился со мной в группе, обладал довольно редким качеством - ему было абсолютно до фени, что о нем думают окружающие. Это свое качество он эксплуатировал в хвост и гриву. Спорил со всеми подряд, что отмочит какой-нибудь номер (например, что спустится в общаге до первого этажа абсолютно голый). Но, поскольку ему уже многие проиграли немало денег на таких пари, найти клиентов ему становилось все труднее. Наконец, как-то он отыскал какого-то лопуха-младшекурсника, с которым он поспорил на огромную, по тем временам, сумму (25 рублей, тогда почти стипендия), что доедет от факультета до общаги (остановок 7-8 на метро) в ластах вместо ботинок. Непременным условием было оговорено, что вся эта экспедиция должна проходить обязательно в присутствии лопуха. Накануне испытания лопух был полон оптимизма и говорил, что козел Алик не понимает одной элементарной вещи, почему у того ничего не выйдет.
Короче, на следующий день при выходе Алик снимает свои югославские коричневые ботинки, связывает шнурками, отдает лопуху, а сам залезает в ласты с большим трудом, потому что лапти у него гигантски непропорциональные, как у утки. Потом, задирая ноги и поднимая фонтаны брызг (лужи, поздняя осень), довольно ловко скачет проходными дворами к метро "Парк Культуры". У метро публика охреневает, Алик, как обычно, на это дело спокойно кладет и заскакивает в метро. А там контролерша и милиционер его внутрь не пускают. Тот, несколько обескураженный, вышлепывает наружу, к нему подходит сияющий лопух, говорит, типа, ну ты теперь понял свои ошибки, и предлагает рассчитаться. Но упорный Алик говорит, хрена, еще не вечер, про вид транспорта уговора не было, я поеду на автобусах.
На автобусной остановке час пик, каждый автобус берут штурмом, и, когда все проталкиваются, чтобы влезть, всегда Алику кто-то на ласты наступает так, что он с места сдвинуться не может, сколько ни матерится. Наконец, очередной автобус открывает заднюю дверь прямо рядом с Аликом, тот прыгает на ступеньки, и тут выясняется, что ласты на ступеньки поставить можно, а ноги - нет, он, скользя, как Дональд Дак в диснеевском мультфильме, несколько раз молотит по ступенькам и с грохотом плюхается прямо под ноги набегающей толпе. Безжалостные пассажиры, отталкивая Алика ногами, производят посадку, но тот, собрав последние силы, поднимается с асфальта и ухитряется запрыгнуть задом на нижнюю ступеньку. Лопух втискивается с передней площадки.
Теперь ласты торчат наружу, и дверь не закрывается. Водитель в зеркало видит какие-то торчащие хвосты и объявляет, что пока пассажиры не втянут свою рыбу в салон, автобус никуда не пойдет. Тем временем, народ, пришедший в себя после абордажа, замечает, что это какой-то идиот в ластах, из-за которого все неприятности, поднимается гвалт. Наконец, какая-то тетка берет на себя инициативу и кричит водителю, мол, проедь немного до поста ГАИ, этого гада и хулигана там сдадим милиции. Алик видит, что получается как-то совсем хреново, тут ему в голову приходит гениальная идея, и он орет на весь автобус:
- Ну что вы за люди! Зверье!! Я - спортсмен, подводным плаванием занимаюсь тут вот рядом, в бассейне "Чайка", и у меня только что в раздевалке сперли ботинки. Что же мне теперь, по-вашему, босиком по городу ехать?
Тут сразу все меняется, все начинают его жалеть, помогают взобраться. Кипит общая ярость благородная против ворюг, которых развелось несметно. Та же тетка теперь кричит водителю, не надо, мол, в милицию, поехали нормально. Все начинают Алика расспрашивать о деталях, хорошие ли были ботинки, и тот, полностью войдя в роль, с надрывом рассказывает, как у него увели единственные коричневые югославские ботинки, к тому же редкого, большого размера. И в этот момент народного гнева поддатый мужик, стоящий рядом с Аликом, вдруг видит, что на передней площадке стоит парень, держится за стойку, а не руке у него висит пара коричневых здоровенных ботинок. Он кричит, мол, впереди там, гляньте быстро, ботинки югославские?... Ему отвечают, что да, и он с криками "вон они, твои шкары" и "я, на хрен, счас задавлю это ворье" начинает ломиться вперед, у него не получается, тогда он орет "держите эту суку с ботинками, там, впереди!". Опять поднимается гвалт, и снова водителю кричат, чтобы он ехал прямо в милицию. Озверевший водитель объявляет в микрофон, что я поеду, но не в милицию, а в психушку, всех вас сдавать. В этот момент подъезжают к остановке, двери открываются, лопух с ботинками пулей выскакивает из автобуса, за ним гонятся несколько правдолюбцев, а сзади, в полном отчаяни, выпрыгивает Алик. Вот в этот момент у стоявших на остановке чуть не произошло массового помешательства, когда они увидели, как из автобуса в огромном прыжке вылетает мужик в ластах, по уши обдает всех грязью из лужи и с воплями "стойте, все! я сам его догоню! ну все, б..., готовь четвертной!" гигантскими скачками несется по улице.
Месяц потом длилось разбирательство, кто кому должен платить.

* * *
Нет, ребята, все наши традиционные упреки в адрес нашей горячо любимой милиции по поводу ее медленной мобильности крайне несправедливы! Вот вам конкретное опровержение.
Знакомый рассказывал: служит у них в милиции один старлей. Однажды вечером после трудового дня зашел он в местный бар. Там случайно познакомился с одной девицей. Та пригласила его к себе на ужин, намекнув, что она отлично готовит завтраки. Старлей еще тот ходок и, не вдаваясь в глубокие разговоры, с энтузиазмом принял предложение.
Как прошла ночь, история умалчивает, но наутро, часов так в 7, с диким испуганным воплем дамочка будит старлея и сообщает, что в полуметре от входной двери стоит ее муж и нервно жмет на кнопочку звонка. Штаны, рубашка, ботинки и куртка живо и неаккуратно были натянуты по пути от кровати до окна. Дело нехитрое, уже отработанное.
Стояла зима, снега в тот день намело по уши. Бабулька с утра вышла выгулять свою собачку. К ней привязался местный хмырь-алкаш не хилых габаритов. Вцепившись в рукав ее зипуна, нахраписто канючил малую толику денег на опохмел. Бабка, ясен пень, понимая, что и не отмотаться, и не вырваться, голосит:
- Милиция! Помогите!!!
Вдруг из окна 3-го этажа, сверкая кокардой и дико вопя матом, прям в сугроб ныряет мент. Бабка в ауте, стоит рот проветривает. Старлей, вылезая из снега, быстро врубается в ситуацию и тут же вбивает бича башкой в обледенелый асфальт, попутно спрашивая у старушки:
- Мать, не сильно долго ждала милицию?
А в это время муж той девахи, войдя в квартиру, смекает, что что-то тут не так. Видя валяющийся у дивана, явно не свой, мужской носок и незакрытую балконную дверь, он пулей шныряет на балкон и видит, как внизу мент укладывает оземь какого-то орущего кренделя. С мыслями, что мент принял прыгуна за крадуна, потому его и пакует, муж бежит по лестнице вниз, возликовав, что есть маза впервые в своей непростой супружеской жизни осуществить возмездие. Так как такая ситуация в этой семье, оказывается, не в новинку, но - за отсутствием тела - супруга всегда выкручивалась. А тут фарт припер! Тело в наличии и даже зафиксировано! Вылетая из подъезда, муж с разбегу пытается засадить ботинком скрученного чела по башке, но, поскользнувшись, со всей дури пинает по черепу старлея.
Старлей с мыслью: "Блин, не проканало!" - погружается в звенящую темноту. Внезапно обретший свободу бич, вскакивая с земли и размазывая сопли с кровью из разбитого носа, видит, - как ему думается - своего обидчика: какого-то фраера в криво напяленной шляпе и очечках, с вылупленными глазами и придурошно-счастливой кривой улыбкой на морде, и со словами: "Ах ты, падла!" - рубит того не пропитым, оставшимся еще со спортивной молодости хуком в глухой нокаут.
Не успев решить, пнуть или два раза пнуть, для контроля, поверженного врага, он слышит откуда-то сверху истошный бабий вопль и поднимает свою расквашенную харю к источнику звука...Вобщем, бич так и не успел понять, что за черная точка, отделившаяся от балкона третьего этажа, так разрослась в размере, что заслонила от него все небо...
Ну, а бабка, не успевшая офигеть от мобильности милиции, но уже офигевшая от калейдоскопа появляющихся непонятно откуда и падающих бездыханно мужиков, в конце-концов и сама грохнулась в глубокий обморок, причем, падая, своей головой практически убила своего мопса. Точка.
А точка эта... Короче, с точкой попутно такая фигня произошла...
Пропаленная супружница, офигев от вида своего разъяренного ботаника, и глядя, как он с криком - "Урою пид*ра!" вылетел из квартиры, метнулась на балкон. Сверху она видит лишь раком стоящего мента и бабку с выпученными глазами и перепуганным мопсом на поводке. Тут из подъезда вылетает со сбитой набок шляпой ее муж, который с разгона - пинком по башке - тушит лейтенанта. Офигев от этакой его невиданной прыти, она врубается, что муж сейчас, в эйфории, если продолжит свою карательную акцию, то явно раскрутится на срок. Значит, его хоть как-то надо остановить! Вобщем, деваха хватает стоящую на балконе эмалированную кастрюлю с квашеной капустой и булыжником внутри для гнета, и не успев всмотреться, что там сейчас внизу происходит, дико вопя, швыряет ее в сторону стоящего внизу мужика, естественно не успев понять, что стоит уже не тот. Вобщем, несчастному бичу теперь квашенной капустки долго не захочется...
Приехавшая милиция и скорая так и не разобралась в последовательности и мотивах происшедшего. Бабка и деваха молчали, как индейцы в плену у конкистадоров. Деваха - по вполне понятным причинам, бабка - от навалившейся амнезии. Остальные просто ничего толком вспомнить не могли.

* * *
Центральная подстанция скорой помощи областного города на Украине. На первой неделе самостоятельной работы в качестве фельдшера довелось попасть на вызов по поводу обручального кольца на половом члене. История достаточно банальная, многократно освещенная во всевозможных байках, но для меня по первому разу весьма запоминающаяся.
Вообще опыт работы в скорой сводится к мысли, что все, что может случиться - случается, что не может случиться - случается тоже. То есть, если есть кольцо и член, то рано или поздно одно попадает на второе. Все остальное чистая статистика. Чем больше город - тем чаще. На один миллион населения - раз в один-полтора месяца.
Случай с обручальным кольцом закончился у дежурного стоматолога (распилили бормашиной) и убедил меня в том, что из любой ситуации есть выход.
А теперь сама история.
Спустя недели 3 после дебюта. Вызов: кольцо на половом члене. Едем с предчувствием, что сейчас поржем, срубим пузырь и разделим его с дежурным стоматологом.
Не тут-то было!
Клиенту 19 лет. На спор - за пузырь бормотухи с пацанами - примерил кольцо ОТ ПОДШИПНИКА...Спустя 5 секунд понимаю, что планы насчет пузыря и стоматолога отменяются. Спустя еще пять - понимаю, что моей квалификации недостаточно. Начинаю вызванивать коллег с центральной, но кроме хихонек и хахонек, что новичкам везет, ни одного конструктивного совета. По работе диспетчера (телефонная барышня: "Але! Скорая 13, адрес, что случилось, ФИО и т. д."), знаю, есть такой ДЕД - проработал на скорой всю сознательную жизнь, лет 40. Когда здоровье стало сдавать, уселся в диспетчеры. Но весь миллионный город знает как свою заначку. Маразм маразмом, но опыт не пропьешь. Звоню: здрасти, тут такое дело... Дед фигеет, молчит с полминуты, потом в растяжку а-ля Ельцин выдает: "Ну...молодым везет (сам знаю), я сорок лет, а такого...Гайки были, колец на вериги хватит, но подшипник... Его ж не распилишь...Только кувалдой...
- Дед, делать что?!!
- Ну... Можно лампасные разрезы. Вдоль, кровь спустить, кольцо снять, может даже потом встанет, но только спиралью, как хвост у поросенка...
- Дураку 19 лет!!! Хотелось бы не так травматично (Хотя дураков в стране и так хватает)! Дед, другие варианты есть?
- Ну...Разбить можно...
- Кувалдой?!
- Зачем...На ЭМЗ (электромеханический завод) прессовщик есть, на пневмомолоте, ювелир, на спор за пузырь папиросную бумажку с часов снимает восьмитонным молотом. Разобьет - дураку счастье. Нет - поросячий хвост...
Дело к ночи, проходная.
- Здрасти! А вот у вас мы тут слыхали ювелир и т. д.
Выцепили у ВОХРы адрес, приехали. Мужик после смены в лоне семьи отдыхает, дверь открыл в сатиновых трусах, с мокрой головой, и - о, счастье - ТРЕЗВЫЙ! Объясняем ситуацию. Мужик в отказ. Разницу прочувствовали? Одно дело часы - от силы тридцатка, а другое - .... Вы свое во сколько оцениваете?
Поторговались: все равно мужику кердык - если ты не поможешь, шансов нет. Мастерюга артачится, мол, мне надо пневматику, гидравлику запустить.
- Надо кто?
- Мастер, начальник участка, начальник цеха.
В конце концов, всю эту публику мы собрали на завод. В прессовой собрались все участники событий, включая нашего водилу и деда ВОХР. Пацана обкололи реланиумом (Чтобы не брыкался, шутка ли?), положили его мужское достоинство на наковальню. Под восьмитонный молот!!! Я, откровенно говоря, вообще не понимаю, как все это можно просчитать - массу, инерцию, пределы деформации подшипника. Особенно, когда у тебя всего одна кнопка...
Жаль я не художник-передвижник. Подумаешь - Иван Грозный убивает своего сына! Раз тюкнул клюкой по голове и теперь сопли и слюни. Вы нарисуйте, как чувак на наковальню свое достоинство кладет. При всем честном народе. Да и рожи народа достойны художника Петрова-Водкина...
Короче, разбил ювелир подшипник, не подкачал. С первого раза.
Четыре фрагмента зазвенели по полу, две ссадинки на агрегате (фрагменты тоже инерцию имеют). Мне в этот момент в голове рисовались последствия ошибки: Брызг бы не было, розовый туман...
Окончание этой истории мне неизвестно. Развезли участников по домам, поставили галочку в журнале, пацана положили в урологию, на всякий случай... Но, если пацан не сволочь - прессовщик спился.