мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 40


* * *
Муж сказал собаке, на её попытку засунуть башку в системник:
- Ты осторожнее! Там тебя сначала долбанет током, а потом табуреткой. Второе намного больнее...

* * *
Из области нетрадиционной медицины. У одного моего знакомого была тетушка - дама бальзаковского возраста, терзаемая время от времени радикулитом. И вот, во время очередного приступа, нагрянул к ней оболтус-племянник, бывший тогда студентом технического Вуза. Тетушка ему, разумеется, стала жаловаться на жизнь. И он, чтобы как-то облегчить ее страдания и остановить поток стенаний, предложил: "А давайте я вас чем-нибудь разотру!" Тете эта идея понравилась. После глубокого поиска в аптечке из горячительных препаратов был обнаружен только скипидар. Тетя покорно легла на кушетку и оголила поясницу. Племянник открыл пузырек и - вероятно, сказался юношеский максимализм - щедро плеснул жидкость на пораженную часть теткиного тела. Жидкость бодро заструилась по округлостям и впадинам, и несколько капель затекло - извините за натурализм - в зад почтенной женщины. Эффект был молниеносен. Если бы Карл Льюис видел, как эта увесистая дама нарезает по квартире круги со скоростью курьерского поезда, он бы, наверное, навсегда ушел из большого спорта. Но кульминация истории даже не в этом, а в реакции племянничка, который с доброй улыбкой в ответ на тетино хрипение выдал: "Ну надо же как быстро прошло! Но вы на всякий случай сразу так активно не двигайтесь - возможны рецидивы."

* * *
На одном предприятии сотрудники одной лаборатории изобрели добавку в водку, которая напрочь убивает запах, как из емкости, так и из организма. И началось у них веселье, и без всяких измен по поводу начальства.
Но шеф-то был прожженным волком, и сразу почуял неладное. Но сколько не принюхивался, никакого результата.
И в один прекрасный вечер шеф собирает своих подчиненных и говорит:
- Я вижу, что вы что-то хмельное употребляете, но не могу уловить запаха. Я не знаю, что именно вы пьете, но с сегодняшнего дня разрешаю вам пить, но пейте обыкновенную водку, какую во всех магазинах продают, и которая ПАХНЕТ водкой. Чтобы люди, приходящие к нам, видели, что с ними работают ПЬЯНЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ, а не трезвые дебилы...

* * *
Я звоню админу. Он по номеру на телефоне видит, кто звонит. Вместо "здрасьте" сразу говорит:
- Я тебя ненавижу!
- Я тоже рада тебя слышать!
- Давай я угадаю, что случилось. Ты ничего не трогала, и оно само все сломалось. Да?
- Да.

* * *
Сижу и слушаю своего соседа. А он суетится, раскрывает передо мной какие-то фантастические книги, вырезки из газет и все говорит, говорит быстро, пытаясь доказать, и боясь, что я не поверю, что он видел, таки, инопланетян:
- Представляешь, я ведь в тот вечер выпивши был. Не сразу разглядел его всего. А когда он заговорил со мной, я смалодушничал, убежал. Никогда себе этого не прощу. Я ведь такими их себе и представлял.
В дверях, опершись о косяк, стояла его жена и слушала эту историю, наверное, в сотый раз. Она была несказанно рада, что муж не пьет уже две недели, но пугалась его новой одержимости, по поводу небесных гостей. Говорила, что в ту ночь он прибежал сам не свой. Как раненая птица бился у двери, пытаясь закрыть замок негнущимися пальцами. Как спрятался потом в дальней комнате до утра. А утром, сидя на кухне, тихо подвывал, и корил себя, за то, что испугался и убежал.
- Думаешь у меня белочка? - с тревогой он посмотрел мне в глаза - Ничего у меня реальнее не было, как в тот раз!
- Что ты! Верю! - я убедительно закивал головой, и это была действительно правда...
Я эту историю уже слышал, только от другого человека. И это была наша тайна: В тот поздний вечер Андрей, тоже сосед, только вернулся от гостей с семьей. Жена с малышами пошла домой, а он ставил машину на стоянку. И вот возвращается он через скверик во дворе и видит, во все глаза таращегося на него Степаныча, местного пьяницу. Улыбка змеи скользнула по губам Андрея, он остановился и вкрадчивым голосом, как актер Яковлев из фильма Кин-дза-дза, обратился к онемевшему соседу:
- Степаныч, дорогой, собирайся. Я за тобой пришел.
Небольшая, но существенная деталь - он был в мохнатом костюме обезьяны и в маске. В тот вечер, он с семьей был на костюмированной вечеринке у друзей по поводу новогодних праздников. Переодеться поленился.
Теперь с Андреем гадаем, рассказать о жестокой шутке Степанычу или его жене? Или не отнимать веру в чудо у человека?

* * *
Пришла одна девица в гости к своей подруге; обеим лет по тридцать. Пришла часов в девять вечера, посидели, потрещали, выпили чего-то там, в общем, уходить собралась уже за полночь. А дома их хоть и расположены в пределах прямой видимости, но между ними дикий пустырь, заросший кустами. Порешили они дойти вдвоем до середины, а там разойтись, мол, ежели чего приключится с одной, та крикнет, и подруга ее на помощь прибежит. Ну, дошли, стоят, прощаются, трещат напоследок. Вдруг из кустов высовывается мужик, хватает одну за руку и - в кусты. У нее от страха руки-ноги отнялись, вспомнила, что надо что-то кричать, ну и заорала, что первое на ум пришло. У мужика челюсть отпала, он ее бросил - и только кусты затрещали. Вылазит она обратно, а подружка ее за живот держится, косметика размазана, в общем - истерика с ней от смеха. Та на нее, ты, мол, стерва, я ору, а тебе смешно. А подруга в ответ:
- А ты хоть поняла, что ты кричала?
- Нет...
-Ты кричала: "Уррра-а-а!!!"

* * *
Рассказывал мне один ортодокс с пейсами, что спросил он как-то раввина:
- Можно ли в субботу сексом заниматься?
- С кем?
- Ну, с любимой женщиной...
- Можно...
- А с женой?
- Нельзя.
- Почему?
- Работа...

* * *
Реальная история. Есть у наших соотечественников в Германии забава - рыбалка в Норвегии. Кто испытал - не забудет. И вот отправилась очередная гоп-компания рыбки половить да водочки откушать. Взяли в аренду катер, вышли в море (удочки дома даже не забыли). Красота. Солнце светит, море спокойное, да и рыба ловится.
И вот один рыболов (Степан) в экстазе от клева широко раскрыл рот, и вставная челюсть отправилась посмотреть - много ли рыбки внизу.
Капец, настроение испорчено, солнце не радует, море дурацкое и рыба - дура.
Но... на катере оказался еще один кадр со вставной челюстью. Решил он пошутить. Привязал свои зубы на крючок и опустил в воду. Затем с криком: "Поймал!" - тянет и достает челюсть. Все в ох..е.
Степан с радостным визгом хватает челюсть, засовывает в рот, шамкает и с матом: " Б..я, не моя, сука!" - швыряет её за борт.
В итоге, два дурака без зубов. Хорошо хоть для водки зубы не нужны.

* * *
Собирался послать нашему Configuration Manager письмо о том, что ClearCase жалуется на невидимые файлы, которые не участвуют в слиянии. Написал заголовок и... случайно отослал письмо, ничего не написав.
Получаю ответ:
"Бл.., это концептуальный мейл! Я минут 5 втыкал в пустой лист с названием "Невидимые файлы"".

* * *
Пару лет назад я пошел на курсы английского. Публика в моем классе была интересная: со всех стран мира, и почти одни девчонки. Сам же курс вела португалка, с Азорских островов - смуглая, миниатюрная женщина. Она была очень стеснительной, но свое дело знала. Учила нас методом погружения; то есть - заставляла всех говорить на самые разны темы - не важно какие, тут хоть жалуйся на работу, хоть рассказывай, как ночь в баре провел - главное, чтобы на английском говорил.
Мои одноклассницы велись на эти темы по-разному. Китаянки с большим удовольствием рассказывали про свое светлое будущее, африканки все больше говорили про религию, а вот моя соседка по столу все время молчала...
Эта моя соседка (ее звали Махназ), была красивой женщиной из разоренного войной Ирака - на вид вроде и девчонка, но уже замужняя, и с ребенком. Мы с ее мужем вместе работали.
Не знаю, почему Махназ все время была такой молчаливой на занятиях, я ее об этом не спрашивал - мне своих дел хватало.
Но вот, в какой-то день, наша азорская учительница предложила поговорить о семьях. Что тут началось! Все китаянки начали щебетать о своих мужьях, которые непременно станут богатыми и успевающими бизнесменами, африканки хвалились успехами своих мужей на адвокатской почве, и только Махназ и тогда не сказала ни слова.
Когда же всеобщий гвалт затих, учительница ее спросила:
- Махназ, а почему ты ничего не рассказываешь о своей семье?
- А что мне рассказывать, - ответила Махназ, - мой муж простой рабочий, он никогда не станет ни адвокатом, ни бизнесменом. Но он всегда, приходя домой, укачивает на руках Амину, нашу дочку. Он всегда меня утром будит поцелуями. Он всегда мне готовит завтрак, и он всегда говорит, что я его любимая и единственная...
Класс затих. Учительница тоже. И лишь, убедившись, что Махназ больше ничего не добавит, она, совершенно просветленная, сказала:
- Махназ, какая же ты счастливая! И как бы я хотела быть на твоем месте...
Договорить учительница, правда, не успела, Махназ ее перебила на полуслове:
- Моему мужу не нужна вторая жена! Он бедный, и любит только меня! Найди себе другого!

* * *
Эпиграф:
"Когда, покончив с папою, стал шахом принц Ахмет,
шахиню Л.Потапову узнал весь белый свет".
Аббас не был сыном шаха. В стране, из которой он приехал, шаха не было вообще. Уже. Голова последнего шаха, надетая на кол, некоторое время украшала вход в местный Президиум Верховного Революционного Совета. Позже, в угоду зарубежным слюнтяям-журналистам голову пришлось убрать и выкинуть собакам. А все население страны увлеченно отлавливало многочисленную шахскую родню и изничтожало способами, весьма порой экзотическими.
Папа Аббаса был начальником местного КГБ. Чтобы занимать такую должность на Востоке, необходимо иметь хитрость змеи, коварство крокодила, жестокость барса и ум всех основоположников сразу. Перечисленными качествами папа Аббаса обладал в полной мере. Дело свое знал, черной, низовой работой не брезговал, для чего частенько спускался в подвалы. Подчиненные его искренне уважали, также искренне ненавидели и боялись до расслабления сфинктера.
Аббас с детства учил русский язык. Ирония в том, что покойный ныне шах также был в прекрасных отношениях с СССР. Но, как известно,"Восток-дело тонкое", а восточная политика и подавно.
Советский Союз поставлял в эту страну что-то железное, и Аббаса отправили на Урал это железное принимать.
Поселили Аббаса в гостинице при заводе, обеспечив всеми благами, вплоть до холодильника прямо в номере. В первый же вечер Аббас решил прогуляться к протекающей рядом реке.
Неспешной походкой он шел по небольшой улочке к берегу. Одновременно с Аббасом решили прогуляться трое молодых крепких людей в костюмах. Такой же неторопливой походкой они следовали невдалеке, держа под мышкой газеты. Газеты были одинаковыми, костюмы и галстуки тоже. На берегу стайка местных сорванцов готовилась к забросу резинки. Дело это совсем не такое простое. Нужно закинуть снасть на течение, но не на стрежень. И чтобы не в траву. И не перехлестнуть за корягу. Главный специалист-метатель раскручивал над головой толстую лесу с тяжелым свинцовым грузилом. Глаза его выбирали точку заброса. Наконец, решив задачу, специалист резко ускорил вращение и распрямил руку, увеличив радиус. Сзади послышался глухой удар и странный всхрюк. Обернувшись, дети увидели валящегося в кусты Аббаса, которому грузило заехало точно в нос.
Обычно в таких случаях пишут фразу: "Дети в растерянности замерли" или "Дети в испуге разбежались". Ничего подобного не произошло. Увидев "бабая" с расквашенной мордой, дети залились веселым счастливым смехом, а специалист оценил ситуацию несколькими звонкими фразами. Печатными в этих фразах были только предлоги.
Через несколько секунд прямо сквозь кусты проломились трое молодых людей, которые схватив Аббаса под руки, повели-понесли к травмпункту, благо, находившемуся рукой подать.
Дежурный хирург определил, что нос не сломан, а просто сильно разбит, и Аббас был отправлен в перевязочную в распоряжение медсестры Танюхи. Медсестра училась на пятом курсе мединститута и скоро сама должна была стать хирургом.
Так Аббас впервые увидел Танюху. Увидел и пропал. Погиб.
Для того, чтобы между их массо-габаритными характеристиками поставить знак равенства, Аббасу пришлось бы добавить коэффициент "2". Танюха была девушкой крупной даже по уральским меркам. Но какое это имеет значение для настоящей любви?
На следующий день к вечеру, Аббас с распухшим носом и огромным букетом стоял у дверей травмпункта. Трое молодых людей стояли по другую сторону входа и внимательнейшим образом изучали позапрошлогодние информационные листки Горздравотдела.
Поначалу Танюха отнеслась к Аббасовым чувствам с юмором. Но Аббас появился и на второй день и на третий. На четвертый день Танюха решила не устоять и пригласила Аббаса на чашечку чая. Занимала Танюха комнату в огромной коммуналке. Кроме нее в комнате проживали ее отец и брат. Но сейчас они временно отсутствовали по уважительной причине, подробно изложенной в приговоре райнарсуда. Так что комната была в полном Танюхином распоряжении...
Татьяна Николаевна ловко вбросила в рот содержимое мензурки. Похрустела огурчиком.
- Представляешь, Сашко, он мне полчаса рассказывал про мои глаза, которым завидуют звезды, весенней полночью светящие над оазисом. Или как-то так. Ладно, думаю, чего уж там, трахай, что ль.
А он про руки завел, которые всевышний из волшебного небесного алебастра вылепил.
Татьяна Николаевна прыснула смехом.
- Из небесного алебастра! А у меня рука больше его жопы. Так у нас в тот раз ничего и не было...
Тем временем, там, где надо, старательно проверяли медсестру Новикову. Проверка, надо сказать, много времени не заняла. Родилась и выросла Танюха в этом же городе. Учится здесь же. Мать давно померла, замерзнув по пьянке. Сама Танюха спиртным не злоупотребляла, образ жизни вела не монашеский, но скромный. Что, как ехидно отметил оперативник, было связано не так с моралью, как с размерами. Вся Танюхина родословная легко просматривалась по материалам ГОВД и спискам местного ЛТП. В общем, наш человек, надежный.
Поэтому там где надо, решили роману не препятствовать.
Получив свое что-то железное, Аббас отбыл домой. В первый же день он имел с папой долгий и тяжелый разговор. Папа кричал и сверкал глазами. Но Аббас в ответ неожиданно тоже стал кричать. И тоже сверкать. Сын был единственный и любимый, поэтому папа пригасил блеск в глазах. А когда Аббас ушел, папа поднял телефонную трубку.
Через час папа Аббаса сидел в прохладном полумраке местной корчмы. Напротив, с портфелем на коленях, сидел Первый Заместитель Советского Посла по Шпионажу и Диверсиям. Впрочем, официально его должность называлась как-то по-другому.
После долгих рассуждений о погоде и политике, папа в цветистых выражениях изложил свою проблему. Не сможет ли уважаемый советский друг навести некоторые справки. О, это совсем не к спеху. И если это хоть сколько-нибудь затруднительно, то вопрос этого совершенно не стоит. Ни в коем случае.
Первый Заместитель сдержано улыбнулся и достал из портфеля толстенькую папку с Танюхиным полным описанием, фотографиями и ТТХ. Этим он продемонстрировал папе Аббаса, что в ихних играх, несмотря на высокую должность, папе вполне впору в подмышечной кобуре носить запасной набор пеленок и слюнявчиков.
Папа удивленно цокнул языком, что с ним случалось крайне редко, и открыл папку. Взглянув на большое Танюхино фото, папа цокнул языком вторично. А дойдя до размеров, даже издал некий возглас на туземном наречии. В дословном переводе на русский звучавший как "Бл...аааа!".
Через неделю, после нескольких, уже более сдержанных бесед папы с Аббасом, состоялась вторая встреча с Первым Заместителем. А еще спустя какое-то время Новикову вызвали куда надо.
Там Танюхе объяснили, что об их любви с Аббасом им все известно, и они ни в коей мере не хотели бы мешать искренним чувствам молодых людей. Более того, Родина оказывает ей высокое доверие и направляет по распределению именно в ту страну, где живет Аббас.
И совет им да любовь. Родина надеется, что Татьяна Николаевна будет изредка вспоминать родную землю и посылать весточки. Те аспекты, на которые в письмах надо будет обратить особое внимание, Новиковой доведут позже. Удачи вам и счастья в личной и семейной жизни.
В аэропорту молодого хирурга Новикову Татьяну Николаевну встречал Аббас на папином лимузине. В госпитальном городке была выделена двухкомнатная квартира...
- Знаешь, Сашко, - Татьяна Николаевна убрала под стол пустую бутылку и пододвинула поближе темно-желтую посудину. - Я ведь в первый же вечер нарвалась, почти как Абик у нас. Погулять вышла.
Вечером, надев любимую светлую блузку, Новикова вышла из ворот госпиталя и пошла по тихой улице между каких-то глиняных что ли домишек. От группы стоящих аборигенов послышался окрик. Татьяна улыбнулась мужичкам и пошла дальше. Неожиданно ее схватили за плечо. Сзади стоял бородатый дядька. Что-то сказав, отчего в группе рассмеялись, он начал по-хозяйски расстегивать на Татьяне блузку.
- А как-то сложилось все. И нервы и перелет. Да и страшновато было, страна-то чужая. Ну, короче, врезала я ему. Из всех слабых женских сил. А я ведь хирург, мне руки беречь надо, так я ему ладошкой.
Татьяна Николаевна постучала пальцем по основанию ладони. Действительно, здоровенной как фуражка.
- Гляжу, свалился он, и лицо какое-то не такое. Форма, вроде, другая стала. Тут я совсем перепугалась. Ору на остальных, чтоб подняли того. А они, видать, то ли русский немного знали, то ли так поняли. Подхватили его, и тащить куда-то в сторону.
Я опять ору, чтоб к госпиталю несли. Поняли, понесли. На следующий день я сама Василь Петровичу, хирург здесь раньше служил, в отставке уже, ассистировала. Собрали мы ухажеру челюсть. Боялась ужасно, что домой отправят, что судить будут. А потом Абик приехал.
Успокаивал долго. Утром в палату захожу, а терпелец тот уже наручниками к койке пристегнутый. Еле отпросила у Абика.
Татьяна Николаевна разлила по мензуркам.
- Через месяц поженились мы с Абиком. Сколько лет уже прошло. Начальник, вишь, полковник.
Детей четверо. Ну, давай, Сашко, давай, капитан, за нас, за нашу армию. Разводить будешь? Нет?
Ну, с праздником нас. Потащили...
Через день, выписавшись, капитан у госпитальных ворот ждал машину. Возле служебного входа стоял большой черный ЗиЛ-111. Рядом с ЗиЛом бродили два огромных гориллоподобных охранника. На крыльце служебного входа Татьяна Николаевна с папиросой в зубах что-то диктовала, загибая пальцы, невзрачному мужичку в дорогом костюме. Мужичок кивал головой, запоминая. Татьяна Николаевна закончила, вынула изо рта папиросу и чмокнула мужичка в лоб.
Потом погладила по голове и ласково шлепнула по заду. Мужичок просиял и пошел к ЗИЛу.
Выскочивший водитель открыл дверь, а охранники отдали честь.