мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 22


* * *
Желая восстановить пошатнувшуюся гармонию в семейных отношениях, я, следуя авторитетным советам из женских журналов, во время ужина в ресторане наклонилась к мужу и томно прошептала:
- Милый, я сегодня забыла надеть трусики....
На что супруг, ошарашенно на меня глядя, произнес:
- Лена, ты что дура? Как можно ЗАБЫТЬ надеть трусы?!!!

* * *
Казанский оперный театр, "Демон" Рубинштейна. Первый акт, идет борьба за душу Тамары. На вершине одной скалы стоит черный Демон, а на вершине другой скалы - сверкающий белыми одеждами и крыльями ангел. Каждый утверждает: "Она моею будет!", бушует оркестр, кипят страсти, а между скалами летают маленькие ангелочки (их рабочие сцены то и дело запускают с разных сторон катиться на маленьких колесиках по невидимым в полутьме тросам). И вдруг у одного ангелочка колесико с троса соскочило. Другие все летают, а этот повис неподвижно. Бригадир рабочих стал руководить спасательными работами. И все могло бы закончиться благополучно, когда бы композитор Рубинштейн не написал в своей опере именно в этом месте для всего оркестра длинную генеральную паузу - это когда внезапно наступает в театре полная тишина, никто не играет и не поет. И вот в этой полной, внезапно наступившей тишине все слышат крик бригадира:
- Какого х.. ты там смотришь? Пхай его багром в жопу!!!

* * *
Диалог вчера с девочкой-блондинкой на работе:
- Мне окошко появилось!!!
- Ну и что?
- Тут написано что-то!!!
- Что именно?
- Я не знаю!!!
- Прочти вслух и с выражением.
- Тут написано, что письмо отправлено, нажмите кнопку!!!
- Ну, так нажми.
- Какую?!!!
- А сколько их там?
- ОДНА!!!
- Значит, нажимай что угодно.
- Тогда я крестик нажму!!!

* * *
Из милицейских приколов. Но чистая правда, даже без преувеличений. Слова некоторые нецензурные, но такие уж были...
Звонок в дежурную часть. Взволнованный женский голос, прерываемый жалобным плачем, сообщает:
- Двое незнакомых мужчин ворвались в нашу комнату в женском общежитии. Они пьяные и хотят изнасиловать девушек... (Плачет). Помогите поскорей! Там мои подруги...Таня и Лида... (Плачет) Они дверь заперли... Я еле убежала. (Плачет). Я Светлана, да... Сидорова...
Выясняем адрес. Да, точно, - общежитие работников связи. Срочно высылается усиленная опергруппа. Примерно через 3-4 минуты опять звонок, тот же голос, только еще более взволнованный, уже не говорит, а прямо орет в трубку:
- Да где же вы?! Почему никто не приезжает? ОНИ ИХ Е#УТ!!!
- Да прямо так уж? Вы точно знаете?
- ДААА!!! Я в окно видела. Первый этаж. Е#УУУУУТ!!!
По рации связываемся с опергруппой:
- Ребята, вы побыстрей. А то там все уже перешло в конкретные действия. Вы не мешкайтесь, действуйте сразу и решительно!
Через пятнадцать минут возвращается опергруппа. Точно - привезли двух молодчиков. Оба поддатые, но уже и напуганные насмерть. Один даже без штанов. Их запирают в камеры, сопровождая пинками и тумаками. Сволочи, все-таки. Ребята оживленно делятся впечатлениями, как они лихо выломали дверь и стащили за ноги этих подонков прямо с женщин. Кстати - а где потерпевшие? Сейчас подъедут. В УАЗике просто места не хватило. Еще через полчаса приезжают на автобусе две девушки. Стеснительные такие... Растерянные... В глазах - полное непонимание жестокости окружающего мира.... Явно боятся милиционеров... Но вот первые странности:
- Насиловали? Да никто нас не насиловал... Да, были ребята... Сергей и Вадим. Знакомые. Баловались... Звонили? Кто звонил? Сидорова?! Ох, СВЕТКА!!! СТЕРВА!!! Да она это из зависти!!! Ведь Сергей раньше к ней ходил, а потом бросил! Светка! ПАСКУДА!!! Чтоб ты сдохла!!!
- М-м-м-м... Может, вы своему Сергею хоть штаны привезете?

* * *
Принимаю экзамен. Спрашиваю, как надо решать такое-то уравнение. Студентка отвечает:
- Методом разделения переменных...
- Что?!!!- невольно вырывается у меня, ибо метод этот имеет к данному уравнению такое же примерно отношение, как, скажем, метод аортокоронарного шунтирования.
- ... это уравнение решать нельзя!- без паузы продолжает студентка.
Я в восторге!

* * *
У знакомых в семье дома живут говорящий попугай Кеша и неговорящая кошка Ксюша. Когда кошка голодная, она приходит на кухню и начинает выпрашивать еду. Хозяйка дома говорит детям - "Кто-нибудь, покормите Ксюшу" (самой ей заниматься этим некогда и функция кормления Ксюши лежит на детях). Однажды про Ксюшу все забыли, всем было не до нее, никто ее не кормил и кошка, вспомнив свои охотничьи инстинкты, решила поймать Кешу, сидевшего в клетке. Подкравшись к клетке, Ксюша просунула лапу между прутьями и пыталась схватить гордую птицу.
Бедный птиц забился в самый дальний угол клетки и истерично начал буквально вопить на всю квартиру: "Покормите Ксюшу! Кто-нибудь - покормите Ксюшу!!!"

* * *
В Сургуте девушка вся из себя такая заводит свою машину и после прогрева начинает сдавать назад, выезжая из тесноты двора. В то же время во втором ряду прогревается другая машина. Девушка, не соблюдая никаких правил, сдает назад и бьет эту машину. Вылезает из машины и, памятуя, что лучшая оборона - это наступление, начинает громко орать на весь двор, обвиняя хозяина побитой машины во всех грехах и в том, что он не умеет водить машину. При этом она бегает вокруг побитой машины и ждет, когда оттуда кто-нибудь вылезет. Но в ответ - тишина. Весь смак в том, что в салоне никого не было - хозяин автомобиля завел его и ушел домой. Со стороны смотрелось очень комично.

* * *
Вчера с сыном был в зоопарке и наблюдал следующую картину. В клетке сидит большой орангутанг и задумчиво так смотрит на проходящих мимо людей. Возле его клетки собрались малые парни лет по 12-14 и кривят ему рожи, кричат, пытаются привлечь его внимание. Прям как в цирке, но только с обратной стороны. Орангутанг же на них никак не реагирует и только свысока так смотрит. Ребятишкам все это наконец надоедает, и они собираются уже уходить. И вот тут-то, обезьян подымает свои руки над головой и... медленно начинает аплодировать!

* * *
Утренний час-пик на пролетарской ветке московского метрополитена. Диспозиция: На сидячем месте около двери сидит девушка лет 16-17. Напротив нее стоит женщина, на девушку очень похожая и годящаяся ей в матери. Народу что в твоей бочке селедок. На очередной станции в вагон вдавливается внушительных размеров "еврейская бабушка", из разряда "вы мне все должны". Определив будущую жертву, протискивается ровно до девушки и зычным, раскатистым контр-альтом к ней обращается:
- Деточка, а вам не кажется, что вы должны уступить место?
Девушка, без раздумья:
- Конечно, конечно! - встает, оттирая еврейскую бабушку от освобождаемого сидения, и обращается к женщине, стоящей напротив нее:
- Мамочка! Садись пожалуйста!
Мама резвенько садится, доченька кладет ей на колени свою сумочку и встает напротив. Поезд едет дальше...
Народ со сна секунд через 15 догоняет ситуацию и начинает ржать.

* * *
Довелось мне вчера общаться с милой барышней, которую судьба жестокая (посредством безработицы и назревшей необходимости получать второе образование и профессию) заставила изучать высшую математику. Образование у неё уже имеется, но гуманитарное, филологическое. И вот, милая барышня в разговоре так, между прочим, говорит буквально следующее: "Математика - наука очень приблизительная, там полно всяких условностей..." Я аж замер, почувствовав серьёзный удар по своему мировоззрению. Хоть сам я и не математик, но относился к ней всегда серьёзно. Ну что может быть точнее математики? И вдруг такое... Естественно, попытался выяснить причину такого взгляда на вещи. Барышня тут же мне всё популярно растолковала и на живых примерах расписала. Вот, говорит, к примеру, пять умножить на ноль - почему будет ноль? Неправильно же! Если в холодильнике лежит пять яиц, то как их ни умножай, обязательно получится какое-то число, они же не испарятся! Ноль может получиться только если их оттуда все достать, но это уже вычитание... Я обалдел и взялся за голову. Собравшись с мыслями, попытался, как мог, объяснить девушке "как это устроено" и "как оно работает". Разговор затянулся где-то на час. Особых успехов я не добился. А окончательно капитулировал после ещё одного "живого примера":
- Вот почему 4 разделить на 2 будет обязательно 2? Не всегда же! Чтобы ровно 2 получилось - это ж очень точно делить надо!

* * *
Во времена перестроечные и после них оказалось так, что куча старых (и не очень) самолетов стала нашей стране не нужна. Поэтому на всех просторах нашей необъятной родины начали создаваться "разделки" - пункты, на которых ненужные самолеты стали превращать в металлолом. Появилась такая разделка и на нашем аэродроме.
Так совпало, что в те дикие времена началось массовое обогащение местного населения за счет сдачи за деньги цветных металлов. Пункты приема оных росли повсеместно, как грибы после дождя. Может, тому способствовала близость границы с когда-то советскими, а теперь ставшими капиталистическими республиками, куда весь металл, собственно, потом и вывозился, но хищения "цветнины" приобрели угрожающий характер. На пустырях горели костры, на которых, как поросята, жарились промышленные асинхронные двигатели и шкворчали телефонные кабели. Народные умельцы, не боясь смерти, снимали провода с воздушных линий элекропередач и рубили топорами десятикиловольтные кабели под напряжением.
Естественно, что аэродромная разделка с разбросанными по всей территории кусками проводов и дюраля, была лакомым кусочком для любителей поживиться нахаляву. Даже несмотря на выставленную вооруженную охрану в виде караула, находилось много желающих посетить местный Эльдорадо. Иногда их ловили и сдавали в комендатуру.
Так было и в этот раз. Часовой изловил нарушителя границы поста, доложился по телефону начальнику караула и повел задержанного под дулом автомата в сторону караульного помещения. Пока они вдвоем проделывали этот неблизкий путь, мимо проехал командир части на УАЗике. Увидав процессию, остановился, вылез из машины и спросил:
- Что, нарушителя поймал? Молодец!
- Так точно, товарищ полковник! А что с ним делать?
- Да, расстрелять, к чертовой матери! - махнул рукой полковник и, вскочив в машину, умчался по своим делам.
Постояв немного на одном месте и слегка задумавшись, часовой, наконец, подтолкнул задержанного:
- Ну, пошли, чего стоишь?!!
Расхититель направился по прежнему маршруту - вдоль по рулежке.
- Да не туда! Налево иди! - одернул его часовой.
- А куда это мы идем? - нервно поинтересовался задержанный.
- Куда, куда?! Ишь, раскудахтался тут! Не твое дело. Вот придем на место - увидишь.
А шли они по направлению к расположенной неподалеку трансформаторной будке. По прибытию на место, часовой скомандовал:
- Ну, становись вот сюда, к стенке! Стой и не вертись!
Ошалевший нарушитель выполнил команду, а часовой начал отмерять дистанцию шагами. В это время на сцене появляется начальник караула с еще одним караульным, прибывшие по телефонному звонку на подмогу:
- А чего это вы здесь делаете? Мы вас на рулежке ищем, а вы здесь развлекаетесь.
- Дык вот, товарищ капитан, командир приказал вот его (показывает рукой) расстрелять. Приводим приговор в исполнение.
Начальник караула, введенный в курс дела энергичным подмигиванием, начинает подыгрывать:
- Так, что ж ты, дурак, его у стены поставил? Видишь, ее только что покрасили? А то, когда в прошлый раз здесь еще одного расстреливали, всю стенку кровью и мозгами забрызгали, пришлось по новой перекрашивать. Надо было его вон у той канавы поставить. Ее специально для таких целей выкопали. Там же его потом и зароем.
И, обращаясь к задержанному:
- Слышь, ты! Ну-ка, становись на край канавы!
Задержанный, до того уже бывший бледным, зеленеет и пробует просить:
- Мужики, а может, не надо?
- Как это не надо?! Командир приказал: "расстрелять", значит, расстреляем! Быстро становись давай!!!
Мужик на ватных ногах переползает к канаве, а начкар продолжает командовать караульным:
- В одну шеренгу, вот на этом месте, становись! Значит так, стрелять по моей команде!
Заряжай!
Караульные, незаметно сняв магазины с замка и слегка отстыковав их, передергивают затворы.
Начкар, обращаясь к задержанному:
- Ну, теперь молись, если в Бога веришь!
Бедный мужик, до этого сохранявший хоть какую-то надежду, что все, что с ним происходит, не всерьез, услышав клацанье автоматных затворов, теряет всякое самообладание, падает на колени, и размазывая слезы и сопли, начинает стенать:
- Мужики!! За что?!! Простите!! Я больше не буду!! Честно!! Отпустите меня!! Не наааадо!!!
Начкар, состроив кислую мину:
- Эх, да какой ты мужик. Даже пули на тебя тратить жалко. А ну, пи...дуй давай отседа! Да побыстрей, пока я не передумал!
И мужик рванул с места в карьер. Все присутствовавшие впоследствии говорили, что такой скорости бега на длинные дистанции они не видели даже на олимпийских играх. Бежал проклятый расхититель социалистической собственности по длинной, в несколько километров, рулежке так, как будто сдавал стометровку. А потом, в самом конце ее, с треском сиганул в кусты. Думаю, больше ходить промышлять цветниной он не отваживался.