мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 169


* * *
В магазине детских товаров молодой мужчина ходит с растерянным видом мимо полок с различными молочными смесями. На руках младенец месяцев четырёх от роду.
Папочка тихо бормочет:
- Да что ж такое, мама твоя трубу не берёт, ты банку не узнаёшь... Что ж ты ешь-то?

* * *
Жил у одной хозяйки кот. Обычный серенький Барсик (или, допустим, Мурзик). В меру умный, в меру наглый, в меру прожорливый. Был у него один недостаток: ну очень не любил он пользоваться своим лоточком. Норовил нагадить где-нибудь в неприспособленных для этой цели местах. Уж и стыдили его, и ругали - бесполезно. И вот, когда он в очередной раз был пойман на месте преступления, хозяйка взяла его за шиворот, проникновенно посмотрела ему в глаза и тихо-тихо сказала:
- Как ты мне надоел... Все, еще раз так сделаешь - вышвырну тебя на помойку, а вместо тебя возьму маленького рыжего котенка!
А котик этот был совершенно домашний, и его, естественно, очень интересовал мир за пределами квартиры. То есть, он всегда пытался улизнуть в приоткрытую входную дверь, и его приходилось отлавливать по подъезду. И случилось так, что именно в этот вечер хозяйке принесли телеграмму. Котик, разумеется, тут же воспользовался моментом и шмыгнул в дверь. Хозяйка с тяжелым вздохом начала одевать сапоги, чтобы идти отлавливать своего котяру на грязной лестнице, но тут произошло нечто...
Кот пулей влетел обратно в квартиру, грохнулся на свой лоток и начал на нем тужиться, надрывно мявкая и всем своим видом показывая, какой он, дескать, хороший и правильный кот. Заинтригованной хозяйке стало любопытно, что же такое произошло на лестнице. Она вышла за дверь и посмотрела направо - никого. Посмотрела налево - никого. Посмотрела прямо. И увидела, что на батарее, греясь, лежит... кто? Правильно. Маленький рыжий котенок!
P. S. После этого случая хозяйкин кот ходил исключительно на свой лоточек. А в книжках пишут, дескать, животные не понимают слов, ориентируются только на хозяйскую интонацию... Вранье! Все они понимают!

* * *
Еду с работы в троллейбусе. Несколько молодых людей стоят у двери и беседуют. Один рассказывает:
- У меня прадед был вообще удивительный. Он воевал ещё в Гражданскую. Там надо было воевать за красных или за белых. Ему надо было выбрать, к кому идти: к красным или к белым. Если к белым придешь, то тебе выдадут сапоги, но шинелей нет. А если к красным - то шинель получишь, а вот с сапогами у них напряжёнка. И тогда дед взял и записался сначала к красным, а потом к белым. Получил и сапоги, и шинель. А потом взял сапоги, отнёс красным и на две шинели их обменял. А шинель наоборот к белым отнёс и на две пары сапог поменял...
Я потрясена историей, товарищи рассказчика, видимо, тоже. Один спрашивает:
- Слушай, а за кого он потом всё-таки воевал - за красных или за белых?
- А он вообще не воевал, он часы чинил...

* * *
Матвей Грин еще в предвоенной Москве был известен, уважаем и любим. Журналист, фельетонист, писавший для всех мастеров эстрады, от Аркадия Райкина до сегодняшних молодых, он просидел в сталинских лагерях четырнадцать лет своей жизни. Спасли Грина от верной смерти, по его словам, две вещи: работа в лагерном театре и природные, ничем неистребимые оптимизм и чувство юмора.
Однажды "театр за колючей проволокой", которым руководил Грин, пригнали выступать в очередную зону и на ночь разместили в женском бараке.
Страшно хотелось есть, и Грин попросил коменданта барака отвести его к титану, чтоб хоть кипятку попить. Та не отказала, повела его к нагревателю, у которого всю ночь дежурили две женщины. Дали они Грину кипяточку, и он отправился обратно на нары.
По дороге комендантша, тоже из зеков, оглянулась и прошептала Грину:
- Зря вы ушли, не поговорив с этими тетками. Вам, как писателю, очень бы интересно было...
- А что за тетки такие? - спросил Грин.
- Да уж такие... Одна - жена Буденного, другая - жена Колчака...

* * *
Наш водитель рассказал такую историю. Служил он еще в советское время в армии, в Молдавии. Воинская часть располагалась возле большого села, так что в увольнение ходить было довольно скучно. Но не в этом суть дела. Далее - от его лица.
Идем мы с другом утром по селу, в магазин сходить решили. Тут подходят к нам два мужика (с похмелья болеют, сразу видно) и просят:
- Солдатики, купите нам вина! Нам тут местные уже не продают, а вам продадут. Вот вам банка трехлитровая и деньги, - и три рубля суют. - Вон, - говорят, - в том доме купить можно!
Ну, мы с другом во двор заходим.
- Хозяин, - говорим, - вина нам не продашь?
И банку с деньгами показываем.
Мужик жене что-то сказал, выносит она вина кувшин и три кружки здоровых. Мужик этот банку велел спрятать, нам вина в кружки налил, сам с нами выпил и денег не взял.
Выходим мы с пустой банкой.
- Не продали тут! - говорим.
- Ну, тогда в этот дом зайдите! Там можно купить, - трясутся мужики с бодуна.
Заходим во второй дом. Там женщина лет сорока стирает во дворе. Увидела нас с банкой, расплакалась:
- Ой, мальчики, мой сынок тоже в армии, да что же вы стоите, давайте за стол!
Накормила нас, вином напоила бесплатно. Выходим оттуда. Морды красные уже у обоих.
- Не продают тут вина! - говорим.
Мужики аж в лице переменились.
- Вы ж пьяные! - кричат. - Мы видим!
- Ну так, наливать - наливают, а продавать - не продают!
Отдали им банку и три рубля и пошли дальше...
Вот такая история.

* * *
Что делать, если с обеих сторон дороги страшные силуэты? Прятаться!
Однажды шла вечером по парку. Оглянулась, вижу, мужик какой-то идёт и руки как-то странно полуразвёл. Я стреманулась, прибавила ходу и сиганула в сугроб.
Сижу в сугробе, мимо идёт мужик, в каждой руке по две бутыли воды (там в парке "святой" источник), и разговаривает с кем-то через гарнитуру, похоже с женой:
- Вроде кто-то шёл впереди и вдруг куда-то пропал. Спрятался, наверно. Если, что... Я уже забор прошёл. Если через 20 минут домой не приду...
Мужик, прости, не хотела тебя пугать.

* * *
Не знаю почему, но иногда казалось бы обычные люди на гражданке, попав в армию, оказываются в центре невероятных событий. По этому поводу вспоминаю (до сих пор с дрожью в организме) одного бойца, с кем свела судьба.
Первая наша встреча состоялась, когда я - молодой тогда ещё и неопытный офицер - принял свою первую роту. Рота была на занятиях, но из дальнего угла казармы раздавался какой-то потусторонний вой. Прислушавшись, понял, что это была песня, со словами: "Я летучая мышь, я ужас спецназа".
Из любопытства пошел на звуки, чтобы увидеть этот "ужас спецназа". Ожидания меня не обманули, это был действительно ужас. Что-то тощее, сгорбленное, тонкие ножки воткнуты в безразмерные сапоги, трусы и майка-тельник были изрешечены вражеским огнём, подумалось, что хозяин воровал яблоки в колхозном саду, и дед-сторож ни разу не промахнулся.
Я тогда был ещё наивным, поэтому попросил старшину переодеть бойца в подобающую одежду. Старшина сначала не понял, сказав: "Какое хорошее, это же Нежутин?" Но, махнув рукой, не стал дальше спорить и выдал солдату целые трусы и майку.
Одев всё это, боец гордо прошёл по центральному проходу, присел, и тут же раздался звук рвущейся материи. С ужасом в глазах он вскочил, и опять повторился звук рвущейся материи. Это чудо, когда садилось, новыми трусами зацепило ЕДИНСТВЕННЫЙ во всей казарме торчащий из стенки гвоздь, а когда вскочило, этим же гвоздём разодрало майку. Я не буду описывать вселенскую скорбь в глазах старшины, который, как оказалось, специально решил посмотреть, сколько на этом чуде пробудет целой одежда.
Дальше было только хуже. Воспитанный на идеях марксизма-ленинизма, отрицавшего волшебство даже в русских народных сказках, я постоянно оказывался в идиотских ситуациях, объяснения которым могли дать только опытные учёные в области паранормальных явлений.
Меня отговаривали брать его на прыжки, но я упёрся, и вот, после прыжка, придя на место сбора, увидел толпу людей с интересом глядящих вверх. Предчувствуя нехорошее, тоже поднял голову. А там Нежутин. Он ухитрился попасть в восходящий поток воздуха и как одуванчик кружился на одном пятачке, не поднимаясь и не опускаясь. Среди способов, как ему помочь, уже охрипший вдпэшник предложил добрым голосом: "Может стрельнуть? Винни-Пуху помогло же..."
Показательные учения. Из Москвы приехало, как у нас их называли, очередное П..дрило Лампасное, и ему нужно было продемонстрировать героическую атаку советских солдат на вражескую оборону.
Зрелище действительно впечатляющее. В атаку, как по ниточке, идут БТР, кругом море пиротехники, и вот апофеоз: у БТРа открываются десантные люки, и, как в кино, из него выскакивают воины-освободители, три в одну сторону, три в другую. Должно было бы так быть, потому что Нежутин вышел из БТРа рыбкой. Кто был в степи, тот знает, что степь - это ровное место, камней там просто так не найти. Но для нашего чуда нашёлся единственный на километры кругом валун, в который он и попал головой, получив двойной перелом челюсти. Две недели писали объяснительные, что никто его не бил, так как он сам.
На итоговых стрельбах, я уже опытный, и к оружию его не подпускал. Рота отстрелялась на отлично, и тут, словно мелкий бес, подходит ко мне Нежутин и начинает меня укорять, что я ему за всю службу не дал ни разу выстрелить боевым патроном. Что это было - не знаю, помрачение какое-то нашло, сунул я руку в карман, не глядя вытащил патрон, дал сержанту, сказав, чтобы он сам зарядил автомат и находился рядом с генератором несчастий в момент выстрела. Сержант с ужасом на лице выполнил приказ, со страхом дождался выстрела и облегчённо вздохнул. Но не тут-то было! По чертовскому наваждению, патрон оказался трассером, и в месте, куда попала пуля (в мишень же он естественно не попал), начало расползаться чёрное пятно. Наш полтергейст поджёг степь, а осенью в степи трава превращается в пыль, которая горит, как порох. И рота, вместо возвращения в казарму, 2 часа в полном составе тушила степь, очень дружелюбно почему-то поглядывая в мою сторону.
И вот наступил волшебный день - Дембель. Нежутину первому я собственноручно вручил военник и лично проводил его до ворот, чтобы, не дай бог, не вернулся, гад, обратно.
Подхожу к казарме, а там стоит молодое пополнение, и старшина, указывая пальцем на одного новобранца, с ужасом говорит: "Не знаю, как его фамилия, но это опять Нежутин!"
И предчувствия его не обманули...

* * *
Блин, надо было с мужем поругаться, не вышло. Сама виновата, что особенно обидно. Он мне такой:
- Задолбала меня твоя идиотская женская логика!
А я:
- Иди в пень! Нет у меня никакой логики!
С тем и заржали...

* * *
Решили вчера с мужем ночью искупаться на Силикатных озерах. Романтика!
В сотне метров от нас еще одна пара плещется. Слышим: хохочут, брызгаются. Ну, мы тоже не отстаем, плаваем, весело визжим, как полагается.
И вдруг женщина, та, что с мужиком в ста метрах от нас, то ли нырнула, то ли отплыла подальше, вобщем, он ее потерял из виду.
Слышим, как он орет перепуганным голосом:
- Лена! Ленааааа!!! Лена, коровий черенок! Где ты, сучий потрох?! Ленааааааа!!! Где ты, сука, шерстяное коромысло?! Куда ты делась, баранья жопа?!! Ленаааа!!! Куда ты упи..дошила, выкидыш пиявки?!!
- Что ты орёшь? - весело выныривает Лена в 50-ти метрах и плывет навстречу к своему Ромео.
- Ты что, ох...ела?! Ты где была, сиська журавля?! Где ты плаваешь, ё...аный карась?! Ты напугала меня, вагина опарыша, знаешь как?! Я думал, ты утонула!!!
- Ты почему на меня орешь?! - Елена включила командный голос.
- Да потому, Лена, еб..ни меня калиткой, что Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!!!

* * *
На одной из улиц, по которой я ежедневно кручу педали на работу, есть дом с кошками. Они живут в подвале, выбираются на тротуар через вентиляционную дырку - там стоит пластиковая миска, кто-то их кормит. Сегодня еду - навстречу бежит котенок. Подросток - лапы длинные, ломкие, весь несуразный, как портовый кран, ухо покусано. Шпана, в общем. Бежит непосредственно ко мне и бодро так:
- Мя! Мя!
Слов не разобрать, но по интонации совершенно отчетливо читается:
- Дядь, а, дядь! А пойдем со мной.
- Привет. Тебе чего? - спрашиваю.
- Пошли, сейчас покажу.
Разворачивается, бежит впереди меня, показывает дорогу, иногда оглядывается:
- Давай, давай, тут недалеко.
Возле своей квадратной норы останавливается и лапой показывает вверх:
- Вот, смотри. Достань мне, а?
Гляжу, а на кирпичном выступе стены в метре от асфальта лежит килька. Одна. Кто-то, похоже, из окна сверху бросил горсть - остальное уже съедено, а эта вот не долетела, застряла.
- Не вопрос, - говорю. - Держи.
Снимаю кильку, бросаю в миску. Шпаненок тут же начинает есть. Протягиваю руку, чтобы погладить, он отстраняется:
- Не, руками не надо. Не люблю.
- Ну, бывай тогда.
Сажусь на велик, трогаюсь, и уже за спиной слышу короткое:
- Мя!
- Не за что.

* * *
Мой сын оказался среди ленивых халявщиков, и седой тренер, Валерий Евгеньевич, раздал им скакалки и заставил прыгать 758000 раз или что-то около того. Боксерский зал наполнился гулкими звуками ткацкой фабрики, обиженные, краснощекие бойцы потели, но прыгали.
Довольный тренер подсел ко мне на лавочку:
- Любят сачковать, пускай полюбят и прыгать. Они думают - если я отвернулся, то можно и не вкладываться в удары, бьют по мешку еле-еле, как безрукие беременные старухи. А ведь я и спиной слышу - кто как ударил и даже какой рукой.
Когда я был таким же, как эти, даже еще мельче, то тоже любил похалявить. Зачем мне все эти нудные упражнения, если я и так был самым быстрым и самым сильным в зале? Даже голову никогда не прикрывал, успевал нанести противнику контрудар, как только тот отрывал руку от "бороды". Мне легко все давалось, и через полгода я уже гонял всю мою весовую категорию, даже тех, кто по четыре года отзанимался.
Мой первый тренер, Виктор Семенович, отцу так и говорил: "Ваш мальчик от природы очень одаренный, но любит увильнуть от рутины, и если поборет свою лень, то наверняка добьется в спорте всего, чего захочет, а если не поборет, то я его сам выгоню". Кстати, только благодаря тренеру я и стал потом мастером спорта международного класса. Но тогда мне всё было пофиг, я и так чувствовал себя Мухаммедом Али.
И вот однажды к нам в зал пришла мамаша, привела ребенка. Обычный такой рыжий мальчик, конопатый, с большой головой. Тренер посмотрел на него, заставил пару раз ударить по мешку, подтянуться на турнике, еще что-то сделать, и взял.
Прошла неделя. Рыжий с нами бегает, прыгает, старается, а тут спарринги начались. Тренер поставил нас с ним в пару и сказал мне:
- Валера, ты ж смотри не убей его, делай скидку, ты все же целых полгода занимаешься, а он только неделю.
Начали мы боксировать. И этот рыжий вдруг - "дах", "дах", я даже не понял сперва, что это было. А уже звезды в глазах.
Собрался я, сконцентрировался. Какая там нахрен "скидка".
Весь зал притих, смотрит.
Улучил я момент и зарядил свою "коронку" - левый боковой в "бороду". Так этот рыжий даже уклоняться не стал - просто выбросил мне навстречу прямой в голову. Это был мой первый в жизни нокдаун.
Я, конечно, вставал и снова бросался в бой, но, после третьего моего падения, тренер нас остановил.
В тот момент с меня и "слетела корона". Как же так? Без году неделя занимается и размотал меня, как маленького. Я понял, что никакой я не герой и не особенный, и что нужно пахать, пахать и пахать. Стал впахивать больше всех.
А рыжий с родителями переехал в другой район, и больше я его никогда в жизни не видел.
Прошло года два, я был уже разрядником, показывал неплохие результаты, и вот однажды тренер отвел меня в сторонку и говорит:
- Валера, нужна твоя помощь. Ты ведь любишь фильмы про шпионов?
- Ну да, а что?
- Тогда тебе шпионское задание: тут, недалеко отсюда, пару остановок на метро, есть боксерская секция, их тренирует мой старый друг, так вот у него появился хороший новичок, талантливый и перспективный, только ленивый очень. Так что ты запишись туда и походи немного. Тренер тебе все расскажет. Дел всего на неделю, максимум на две. Нужно этому малому слегка "звездочку сбить". Ты ведь помнишь того рыжего клоуна, который тебя когда-то обработал?
- Конечно, помню.
- Ну, вот. Я, кстати, его для тебя там и одалживал, а долг, как говорится... Теперь пришла твоя очередь побыть "рыжим клоуном"...