мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 154


* * *
Иду сегодня к метро, как говорится, никого не трогаю, наушники втыкаю. Слева, сзади от меня, бежит парень, толкает меня плечом и бежит дальше.
Я, от неожиданности, восклицаю:
- Опа!
Парень, не останавливаясь, кидает через плечо:
- Сам ты жопа!!!
И теряется в толпе...

* * *
В деревне у истоков Белой, где река течет в несколько широких русел и из-за этого совсем не так быстра, медведь задрал корову. И не только корову, он еще чего-то там набедокурил, этот медведь, но хозяин коровы на такой беспредел крепче остальных пострадавших обиделся. В современном мире чистогана живем, частная собственность, а тут коров дерут без зазрения совести. Пакостники всякие.
И через неделю бывший хозяин покойной коровы, ловивший с лодки рыбу, стоя на якоре прям в середине реки, увидел этого медведя, переправляющимся на другой берег. Вплавь.
Медведи, да и не только медведи, когда плывут, беспомощны, как дети. Этого никто, слава богу, проверять не пытается, но слухи такие ходят: раз медведь плывет, то делать с ним все, что угодно, можно. Он от плавания оторваться не может. Потонет потому что.
И вот этот хозяин коровы возжаждал немедленной мести. Снялся с якоря и, при помощи приятеля из той же лодки, погреб догонять медведя. И догнал. И тут вспомнил, что ружья нет. Мало того, что с собой нет, так и не было никогда. Не охотник ведь. Ружья нет, зато весло есть. Небольшое. Алюминиевое. Схватил он, значит, весло и стукнул мишку по голове.
Медведю это не понравилось. Кому понравится, когда веслом по голове стукают? Ага. Медведь рыкнул и поплыл от лодки в сторону. А на лодке - за ним. С веслом. То есть, одним веслом гребут, а другим медведя по голове фигачат.
Тому неприятно, хотя и не смертельно. Чего ему от легкого алюминиевого весла-то сделается? У него голова с лодку размером вообще, а глаз... А чего глаз? Глаза у медведей маленькие и злые. А всему медведю то весло, что мне зубочистка. Но все равно неприятно. Поэтому медведь ускорился. Быстро погреб медведь. Хозяин коровы тоже не отстает. Вообще, как швейная машинка, веслом дерется. Частит, старается.
Тут медведь на мель выплыл. И обернулся. Приподнялся, загривок встряхнул и на лодку двинул. Мужики от него сразу же двумя веслами погребли. Быстрее, чем одним дрались. Хорошо, там возле мели омут начинался. Булькнул туда медведь. Тревожная вода сомкнулась над его многострадальной головой, как пишут в романах. Потом все-таки вынырнул.
Пока зверь выныривал и фыркал, хозяин коровы с приятелем уже на свой берег выгребли. Почище скоростного торпедного катера рванули. Сами попробуйте, у вас тоже получится, когда с медведем рядышком окажетесь. А они выгребли и стали переживать, что мишку упустили. Расстроились даже. Мишка тоже огорчался. Смотрел на них огорченно и головой тряс. Укоризненно.
Весло потом выкинуть пришлось. Хлипкое оказалось весло-то. Изуродовалось все об медвежью голову. Зато за корову отомстили, хоть и не до конца, но обидно.
- А что было делать? - оправдывался мужик перед односельчанами. - Была б корова у медведя, я б её, конечно, задрал, а так чего делать-то? Нечего...

* * *
У московской знакомой два сына. Близнецы, три с половиной года. Один - смышленый, хорошо развитый парнишка. Другой... Тоже не дурачок, но не говорит. Совсем. Родовая травма. Врачи уверяют, что интеллект сохранен, и речь тоже постепенно наладится, еще брата переговорит, надо только не опускать руки и продолжать заниматься. Но пока, пытаясь что-то сказать, мычит, кривит мордаху, тычет пальцами, на посторонний взгляд выглядит дебил дебилом.
История.
Родители знакомой переехали на новую квартиру и взяли внуков погостить. Дедушка пошел во двор погулять с тем, который не говорит. На площадке, как водится, толпа мамаш с отпрысками. И одна тетка, увидев, как мальчик мычит и кривится, начала громогласно возмущаться: мол, понарожают уродов по пьяни неизвестно от кого, а нам их потом содержать на наши налоги, надо таких ублюдков усыплять маленькими, и дальше по нарастающей в том же духе. Остальные мамаши - кто поддакивает, кто молчит в тряпочку. Известное дело, как у нас к таким деткам относятся.
Дедушка пытался что-то объяснить, но человек пожилой, интеллигентный, от базарных свар отвык, он ей слово - она в ответ двадцать, из них десять матом. Малыш, наслушавшись этих воплей, от страха описался. Дед повел его переодевать.
Тетка, увидев, что поле битвы осталось за ней, торжествующе закричала в спину:
- Вот-вот, убирайся! И ублюдка своего забирай и не приводи больше, пока говорить не научится!
Дома дед оставил внука бабушке - ему как раз пора было заниматься - и вышел во двор со вторым близнецом. Тетка, видя, что дед с внуком возвращаются, стала орать еще громче, что она такого безобразия рядом со своим драгоценным ребенком не потерпит, и что двор для нормальных детей, а не для немых дебилов.
Пацан, конечно, офигел от такого ласкового приема и на весь двор звонким детским голосом выдал:
- Деда, а чего тетя на нас плохими словами ругается? Она дура, да? Дай ей по голове палкой!
Тетка поперхнулась на полуслове. Остальной двор тоже замер в обалдении: немой заговорил! И в наступившей тишине дедушка подытожил:
- Мы, как видите, в вашем культурном обществе сразу научились разговаривать. Теперь ваша очередь...

* * *
На днях стою в очереди в сетевом магазине. Время 22:56. Народу немного. Передо мной небритый дядька с "Охотой" крепкой, 0,5 водки и пакетик сухариков. Просто дядька, правда огромный. Расклад очевиден: пивко по дороге с сухариком, водочки дома... Перед нами парочка. Андрогин мужского пола в желтых джинсах в обтяжку. Шарфик, пальто синее, телефон в ладошке сжимает. В общем - метросексуал, прости Господи. Корзинка с йогуртами, кашка быстрорастворимая, хлебцы пенопластовые, в общем - все полезное. При нем девушка, красивая. Фигурка ничего так, шубка... Тоже в телефон пальчиком тыкает.
Интересно, вот кто первый додумается варежки с карманом под телефон сделать? Все одно из рук не выпускают. Озолотится!
Что-то сбился. Так вот, стою, скучаю. Андрогинистый начинает громко митинговать:
- Что за дела?! Почему у вас гречка дороже в чеке, в буклете другая цена была! Позовите администратора! Будем разбираться!
Девочка мелко кивает:
- Да! Задай им! Мой герой! - читается в ее глазах.
Вот далась им эта гречка, от нее же потолстеть можно.
Дядька с "Охотой" и пузырем хмуро на все это смотрит и выдает:
- Слышь, казуар! Если я до одиннадцати не успею, ты у меня прямо здесь всю эту крупу склюёшь!
Парочка рассосалась сразу. Только от двери эхом донеслось:
- Алкоголик! Козел!
Эх... Наверное, не дала она ему тем вечером... Точно не дала...

* * *
Отыскал старый папин журнал "Химия и жизнь" и за пару часов прочитал его от корки до корки. Снова ничего не понял.
Я эти журналы уже полгода регулярно читаю. Ничего не понимаю, но, как было написано в "Юном технике", это единственно правильный метод познания окружающего мира. Ведь кто такой настоящий ученый? Это человек, который начинает изучать совершенно незнакомую ему науку, определяет ее законы, придумывает формулы и термины, проводит исследования и опыты.
Всё. Решено. Теории достаточно. Переходим к практике.
- Пашка! Привет! Быстрей ко мне! Приступаем к опытам! - протараторил я в телефонную трубку лучшему другу.
Через десять минут он стягивал куртку в моей прихожей.
- Где химичить будем? - рожа его с мороза раскраснелась и была похожа на лицо Деда Мороза в миниатюре. - Как всегда на кухне?
Я вздрогнул и машинально потер затылок. Затрещиной по затылку мама после прошлого эксперимента очень ясно дала понять, что кухня - это самое неподходящее место для любых опытов, кроме кулинарных.
Я не стал ей возражать, что работа с льняным маслом - это как раз самый что ни есть кулинарный опыт. Мне всего-то надо было пропитать свежевыструганную ложу арбалета специально приготовленным раствором, чтобы дерево перестало впитывать влагу. Ну и в пятницу прошлой недели я пораньше смотался из школы и сбегал в хозяйственный магазин, где купил на сэкономленные от завтраков деньги два литра льняного масла. На всё про всё у меня было шесть часов, должно хватить с запасом.
Рецепт пропитки древесины вычитал в журнале "Охотник и рыболов", который выписывал папа: "Взять сто грамм нерафинированного льняного масла и, постепенно повышая температуру до 85-90 градусов, производить выварку в течение двух-трех часов".
Я вылил масло в кастрюлю, включил газ, открыл настежь окно, вышел с кухни и закрыл дверь. И пошел делать уроки. О масле вспомнил часа через полтора.
Н-да. Я еще на подходе к кухне почуял неладное. Нет, не так. Неладным ВОНЯЛО так, что глаза слезились. Зря я не придал значения предупреждению в рецепте: "Осторожно - процесс выварки сопровождается обильным выделением резкого запаха!"
Достал с антресоли противогаз, с трудом его натянул и заглянул на кухню.
Вот это да.
И полез на антресоль за костюмом полной химзащиты, его папа на рыбалку с собой всегда берет. Напялил кое-как, противогаз опять же мешается, уф. Поскрипывая толстой резиной костюма, ввалился на кухню. Помахал руками, чтобы разогнать дымину.
Ну, могло быть и хуже.
Немного масла пролилось на плиту. Ровным, сантиметровым слоем. Немного на пол. Немного забрызгало стену и полки. Обидно, что в кастрюле осталось мало.
Убавил газ. А кипящее масло всё взлетает и, весело булькая, разлетается искрящимися звездами. Подумал и выключил плиту совсем. Жарко в этом костюме. И так понятно, что раствор для пропитки древесины готов.
Через пять минут позвонили в дверь. Второпях (кто бы это мог быть?), как был в противогазе и костюме химзащиты, открыл дверь. За ней стояли двое пожарных в похожих на мой костюмах. Думаю, удивились все. И я, и пожарные. Я им все быстро объяснил про масло, арбалет и папину химзащиту. Но они все равно предупредили, что сообщат родителям и в школу о ложном вызове.
Ох и умаялся я в тот день! Почти все отчистил. Кроме потолка и деревянных полок, которые успели впитать кипящее масло. И со шторами непонятно что делать. Масла на них почти нет, но воняет от них так, что голова кружиться начинает. Я почти успел проветрить квартиру, когда пришли мама и папа.
Вообще, папа говорит, что мама еще на улице запах почувствовала и сказала ему. Но то, что он идёт именно из нашей квартиры на пятом этаже, она догадалась только когда из лифта вышла.
Она назвала кухню "святым местом", добавила, что я это место осквернил, понюхала шторы, расплакалась и влепила мне затрещину. Считаю, что я легко отделался. Индейцы за осквернение святых мест вообще убивали.
Квартиру проветривали все выходные, даже соседи начали жаловаться, но запах так и остался. Папин рыбачий костюм химзащиты пришлось выкинуть. Самое плохое - мне категорически запретили любую деятельность на кухне, кроме поедания еды.
Ну, что ж, придется в таком случае проводить опыты в гостиной комнате, хорошо, что в этот раз плита нам не нужна. Надо постараться диван родителей не запачкать ничем. Диван - это "святое место" папы...
- Чего химичить будем? - спросил Пашка и достал из карманов четыре пузырька двадцатипроцентного раствора аммиака.
Я задрал подбородок повыше, так все ученые делают, и с гордостью ответил:
- Будем синтезировать йодистый азот! - поправил несуществующие очки на носу, достал из своих карманов восемь пузырьков обычного йода и зачем-то добавил: - Эврика!
- Ух ты! А что такое эврика?
- Забудь. Расстилай клеёнку, я за кастрюлей пошел.
- Слушай... А что мы будем делать с этим... как его... азотом?
Пока мы скручивали крышки с пузырьков с йодом, я своими словами быстро повторил Пашке статью из "Химии и жизни", где описывался процесс синтеза йодистого азота.
- ...И главное - быть очень аккуратным на завершающей стадии кристаллизации. Йодистый азот в жидком состоянии совершенно безопасен, но стоит ему высохнуть и кристаллизоваться, как любое сотрясение, даже прикосновение, будет вызывать детонацию. Понял?
- Детонация - это взрыв? - глаза Пашки загорелись особым таким образом. Я знаю этот взгляд, после него всегда кому-то из нас доставалось. А еще, не было в этом мире ничего более увлекательного для Пашки, чем взрывы.
- Ага. Только детонировать будем на улице. Понял?
- Ага. Не дурак, знаю, что в квартире нельзя.
Мы смешали растворы йода и аммиака в нужной пропорции и последовательности и добились равномерного цвета и состояния смеси. От раствора начала подниматься неприятная вонища, Пашка даже пару раз чихнул, но повезло - густота запаха была не такая жуткая, как после выварки льняного масла. Да и противогазы в доме закончились.
Я достал два десятка заранее приготовленных из плотной бумаги желобков, чайной ложкой перелил в них полученную в кастрюле жидкость и положил на горячую батарею сушиться.
- Сидим. Ждем.
И мы уставились на батарею с бумажными снарядами из йодистого азота.
Десять минут прошло, пора снимать. Пашку прям пробило на насморк. Бумага внутри желобков покрылась черной коркой, кое-где образовались трещинки. Точно надо снимать, а то пересохнет и - труба. Тяжела жизнь экспериментатора, в статье не было написано, сколько именно ждать в минутах, вот и приходится ученым всё на глазок делать.
Я снял первый желобок с йодистым азотом и аккуратно положил на пол. Снял второй. Положил с другой стороны. Пашка, шмыгая носом, начал помогать, складывая желобки на диван.
Мы держали в руках последние желобки, которые лежали на батарее дольше всех, когда Пашка очередной раз шмыгнул носом, замер на пару секунд - я как раз успел заподозрить неладное - и тут он чихнул...
Это был последний звук, который слышали мои уши в следующие три часа.
От "бабаха" кристаллов в двух желобках, что были в наших руках, лопнуло стекло в окне и всю комнату заволокло черной пылью. Помню, в первую минуту я очень обрадовался, что не сдетонировали кристаллы в желобках, разложенных на полу и диване - они остались немного влажными и для "бабаха" высохли недостаточно.
Через пять минут в дверь позвонили. Мы не слышали, Пашка заметил мигание в прихожей. Папа специально сделал дверной звонок со световой сигнализацией.
Я открыл. За дверью стояли пожарные. Они что-то спрашивали, но слух отказал полностью. Пожарные прошли по квартире, что-то грозно сказали на прощание и ушли.
Н-да. Опыт стоит признать удачным с точки зрения науки. И неудачным с точки зрения последствий.
Я прибрался, конечно. Как смог. Но кристаллы разлетелись по всей комнате. Ко мне как раз возвращался слух, когда папа вернулся с работы и прошел к себе в комнату. Тут и раздался второй за этот день взрыв.
Я сразу понял в чем дело. Кристаллы высохли. Папа наступил. Бабах!
Он вытащил меня из шкафа, где я зашкерился, глаза его были неестественно выпучены, волосы взлохмачены, я никогда его таким не видел. "Прости, папа," - сказал я и закрыл глаза.
А тут мама пришла. Она сразу поняла - что-то не то в её доме. А тут еще и папа слух потерял. На время, понятное дело. Ну, мама сразу в гостиную - врачу знакомому звонить. Тут и раздался третий взрыв. Мама тоже куда-то наступила. Я прятаться не стал, от мамы бесполезно.
Тут прозвенел дверной звонок. Я-то уже слышал, а вот родители еще нет. Открыл дверь. А там пожарный. Усталый какой-то.
- Что, - говорит, - у вас тут опять? Соседи жалуются.
А я ему спокойно так отвечаю:
- Да все нормально у нас, опыты проводим.
Позади меня мама с папой бегают, суетятся чего-то. Пожарный как-то обреченно махнул рукой и, сгорбившись, ушел.
Целая серия из "бабахов" прогрохотала, когда папа решил прилечь на свое "святое место". Как оказалось, на родительском диване высохло до нужного состояния наибольшее количество кристаллов.
Пожарные больше не приезжали.
Спали родители на кухне.
Диван они выкинули. И ковёр. И два кресла. Все было покрыто черной йодистой пылью. И жутко воняло.
Мама с папой не пошли на следующий день на работу. Не смогли отмыться. Да и слух еще не полностью вернулся.
Со мной провели "серьезный и взрослый разговор". Отныне вся квартира, наш подъезд и дом целиком, вместе с подвалами и чердаками, объявлены "местом запрещенным для опытов".
Вынужден был согласиться. Но теперь ума не приложу - где мне проводить опыты по созданию электрохимического лазера высокой накачки? Я как раз схему в "Журнале технической физики" нашел...

* * *
Вечером вышел на балкон покурить. По карнизу крадется соседский кот - явно разорить воробьиное гнездо. Я как заору: "А ну, брысь отсюда! Что ты тут, сцуко, делаешь?!"
С места сорвалась бабка, срывавшая какие-то семена с цветков под балконом; паренек, пивший пиво на трубе, свалился с нее и - бежать; девушка, вешавшая объявление на подъезде, мгновенно испарилась... И только кот продолжал медленно красться...

* * *
Возвращаюсь вчера вечером домой. На железнодорожном переезде происходит что-то странное. Несмотря на мигающий красный и характерный звуковой сигнал, останавливаются не все. А что? Поезда не видать, а футбол начинается уже через полчаса. Я же законопослушен, дорожу честно купленными правами и ни разу не Анна Каренина, чтобы бросаться под поезда. Поэтому останавливаюсь и в этот момент вижу следующую сцену.
Блондинка была счастлива. Был прекрасный вечер, она ехала смотреть футбол и распространяла вокруг себя лучи радости и позитива. Из заднего окна весьма и весьма неплохой машины торчал, развеваясь, президентский штандарт откровенно нескромных размеров. Всех обладателей подобного штандарта или флага России, встретившихся на пути, блондинка одаривала лучезарной улыбкой и выстукивала клаксоном пам-пам-па-па-пам.
Вдруг, ей наперерез, злобно сверкая красным глазом, бросился железнодорожный переезд. Но она прекрасный водитель! Она не мыслит себя без автомобиля, и её реакции могут позавидовать многие. Она останавливается. Да, немного дальше, чем все остальные, но какое это имеет значение?
Из будки (господи, как можно жить в таком месте?) выходит хмурый дядька и, размахивая флажком, начинает что-то артикулировать в её сторону.
"Господи. Во дурак-то! - подумала блондинка, - Даже триколора нормального купить не удосужился. Нашёл какую-то грязную фигню, а всё туда же - за Россию болеть..."
Но настроение у неё было прекрасное, поэтому она приветливо помахала ему рукой.
В ответ на это дядька не только не обрадовался, а, казалось, наоборот, ещё больше раззадорился и, вращая глазами, начал что-то кричать.
"...УЙ!!! ...БНЕТ!!! ...ЗДУ!!!" - сквозь хорошую звукоизоляцию и музыку доносилось странное.
"Бедненький. Глухонемой, наверное," - подумала блондинка. И улыбнулась убогому во все свои 32 жемчужины.
"...УРА!!! ...И ...ЫНУ ...УЙ!!!! ...ЗДА ....Я!!!" - не унимался мужчина.
Блондинка пробибикала ему футбольную кричалку. Мужчина махнул флагом последний раз и схватился за голову.
И именно в этот момент по крыше машины е..нуло шлагбаумом.

* * *
Стою сегодня возле магазина, курю. На ступеньках этого самого магазина сидит собака. Обычная мелкая, лохматая дворняга, я ее там периодически вижу - еду выпрашивает. Сам пару раз ей пирожки покупал. Но сегодня, видимо поняв, что кроме жвачки и бычков у меня выпрашивать нечего, она особо на меня внимания не обращала.
Тут из магазина выходит прилично одетая женщина бальзаковского возраста. Кило под 120. И с полным пакетом еды. Собака, разумеется - к ней. В надежде на перекус. Но не тут-то было. Тетка с размаху фигачит её ногой под ребра и громко орёт, что она "всякую мразь кормить не собирается", и что "давно уже пора перестрелять всех этих псин". Собака же, жалобно скуля, юркнула в какую-то щель в заборе.
Я тут немного охренел и спросил:
- А что Вам, собственно, эта собака сделала? Чего Вы ее так?
Ну, конкретного ответа я не получил. Зато был послан по адресу из трех, так хорошо знакомых любому русскому человеку, букв. И был назван наркоманом, позором нации, отбросом общества, который отравляет воздух, и прочее.
И вот, когда она уже перешла к части, в которой выражала мнение о моих родителях, которые воспитали такую мразь, она топнула ногой и с размаху уселась жопой на лед. Смачно так. Звук этот у меня еще долго стоял в ушах. Пакет при этом вылетел из рук и упал рядом. Из него что-то потекло (видимо, какой-то сок из банки).
И вот знаете... Просто стоя и глядя, как она барахтается на льду (проклиная меня, собак, Обаму и всю Вселенную в целом), и прикидывая, что самой ей при таких габаритах не встать, я вдруг почувствовал такое волшебное умиротворение... Бросил бычок, развернулся, и пошел прочь, и ее проклятия в спину на тот момент звучали для меня, как самая прекрасная музыка.

* * *
В 2010 году мы отделом готовили очень серьезную экспедицию на Северные Курилы (Парамушир, Шумшу, Матуа). Кто копался в архивах, кто готовил ТЗ на извлечение техники, кто планировал оборудование, а моей задачей было обеспечение документооборота между нашим музеем и различными инстанциями. Так вот, пришло время отправить подготовленный пакет документов в ФСБ.
Звоню на Лубянку, объясняю, что за документы, и спрашиваю, каким способом лучше передать (курьерская служба или отдел по связям с общественностью). На что мне порекомендовали курьерскую службу. Диалог был примерно таким:
- Сколько будет идти пакет до вас?
- Ну, дня два, наверное.
- Так зачем столько ждать? Давайте, я сам заеду. Мне тут до Лубянки минут 40, максимум. Передам, и время тратить не будем.
- А вас не примут.
- Это еще почему?!
- Там очередь на два дня вперед расписана.
- Это из кого очередь-то?
- Из граждан.
- А что им всем от вас нужно?
- Стучат... - печально сказал голос в трубке, а я задумался: ведь ХХI век на дворе, ни тебе репрессий, ни Сталина, а стукачи все идут и идут...
Видимо, все же не в Иосифе Виссарионовиче дело-то.

* * *
- Для чего мы живем? - спросил однажды я сестру, - в чем смысл жизни?
Я только-только вырос из малышей, и этот вопрос стал меня занимать.
Алла уже ходила в школу и должна была знать, - думал я.
Нет, вначале я спросил, конечно, маму. Мама на меня ласково посмотрела, погладила мой едва наметившийся "ёжик", улыбнулась и ответила:
- Мал ты ещё задавать такие вопросы. Подрастёшь - поймешь.
Вот тогда-то я и решил задать тот же вопрос сестре.
Когда я задавал вопрос, Алла о чем-то мечтала. Это было как раз мне на руку. Когда человек мечтает, он всегда говорит правду. Потому что не отвлекается на враки, а думает о своей мечте.
Алла на секундочку задумалась и ответила:
- Хочу выйти замуж за хорошего человека и родить двоих девочек. Дашу и Аню.
- Хорошо, - сказал я. - Вот тебя родили. Твоя цель родить двоих девочек. Тогда какие цели будут у Ани и Даши?
- Тоже рожать детей! - не задумываясь ответила Алла.
Она, также как мама, посмотрела на меня с сожалением и снова продолжила мечтать.
Рожать, чтобы твои дети из поколения в поколение мечтали только об этом?! Рожать себе подобных, чтобы те, в свою очередь, рожали себе подобных?!
- Стоп! - подумал я. - Что-то тут не так. Я был мальчиком и рожать мне совсем не хотелось. У меня были совсем другие мечты, из которых я никак не мог выбрать Самую Главную. Такую, чтобы она стала Целью Всей Моей Жизни.
Я уже видел, как белые топили матросов. Как ради светлого будущего матросы сознательно шли на смерть в к/ф "Мы из Кронштадта". Я уже видел, как дрались и умирали за Советскую Власть. Как плыл и боролся с водами Урала Чапаев. Ради чего такого они шли на смерть? Ради чего они убивали? Чтобы рожать и рожать?! Нет! Такая перспектива меня не устраивала.
И я решил. Я решил полететь на Луну. Луна, она ведь совсем рядом. В звездную ночь до неё можно было почти дотронуться рукой. А на ней, из людей которых я знаю, ещё никто не побывал. Я решил стать первым.
Для начала, я решил узнать всё про Луну. Оказалось, что на ней уже побывали барон Мюнхгаузен и Незнайка. Но истории были какие-то путаные. Фотографий не было, а нарисовать могли что угодно. Я к тому времени уже стал догадываться, что взрослые что-то от нас, детей, скрывают. Есть у них какая-то большая, огромная тайна. О которой знал один Мальчиш-Кибальчиш. А может даже и не одна. Тогда, в детстве, я даже не мог представить, насколько лживы взрослые.
Позже я узнал, что они, взрослые, создали целую систему, чтобы держать нас в дураках. Вначале сказки перед сном, затем книжки, потом кино, газеты, журналы, - всё было направлено на то, чтобы вводить нас в заблуждение. Они так прямо писали и говорили - "Радиопередача для детей", "Детские мультфильмы", "Литература для детей", "Фильмы для детей". Волей-неволей мы были вынуждены играть ту роль, которую нам отвели. Быть глупыми. Для этой цели ими была создана целая "Детско-юношеская киностудия"! Сами же они читали совсем другие книжки, у них было своё кино, свои кинотеатры. Если было что-то интересное, они, взрослые, так и писали - "Детям до 16 вход воспрещён!" А строгие тётки неумолимо отслеживали и выволакивали за уши всех просочившихся в кинозал хитрецов.
Целая индустрия, и не одна, работали в этом направлении на взрослых. Мы же были изолированы от общества. Нас не просто держали в неведении, нам нагло врали с мягких ногтей. Каждый из нас, детей, был надёжно, со всех сторон упакован в ложь, как гусеница в кокон. Кокон, материал которого гораздо мощней самой толстой брони танка. Мы надёжно были защищены со всех сторон от правды. Поэтому, как ребёнок, я был обречен на несмышленость. У меня не было ни единого шанса пробить эту субстанцию, сотканную из лжи и фарисейства. Как же в таких условиях я мог понять "В чем смысл жизни"?! Никак! Оставалось одно - полагаться на свою детскую интуицию.
Летом мы всей семьёй спали на улице. Мы так и говорили:
- Сегодня жарко. Айда спать на улицу.
И это была правда. Дворов, как таковых, тогда ещё не было. Была только улица с каким-то названием. Межи между соседями, разделявшие выделенные участки земли на окраине города, были ещё достаточно условными. Мы выкладывали какие-то доски, на них какие-то матрасы с одеялами, и спали на улице.
Закутавшись от комаров, я оставлял щёлку и, под пение цикад, вглядывался в звёздное небо. На нём я без труда находил абрикосовый диск и мечтал. Мечтал оказаться на нем.
- Как? На чем до него долететь? - думал я, каждый раз засыпая. Время шло, а в голову не приходило ни одной мысли. Ни одной, чтобы можно было хоть как-то на неё опереться.
Однажды, по радио передали, что на околоземную орбиту запустили искусственный спутник.
- Ракета! Вот, что мне нужно! Как же я не смог догадаться до этого сразу?! Надо найти ракету, сесть в неё и полететь на Луну. Всё просто и ясно, - осенило меня. - Но где? Где взять ракету? Как в неё попасть?
По тому же радио я узнал, что уже есть такая школа. "Школа космонавтов".
- Надо закончить школу космонавтов, сесть в ракету и полететь. Это было уже совсем просто.
И я пошел в школу. Только другую. Не космонавтов. Мама сказала, что чтобы поступить в "Школу Космонавтов", нужно вначале закончить эту. Детскую. Маме я верил.
Я уже с отличием заканчивал 1-й класс, когда на перемене услышал по школьному репродуктору, что какой-то никому не известный Юрий Гагарин полетел в Космос. Вокруг дети и взрослые радовались, что-то кричали. Все были счастливы. И только один я сидел на ступеньках школы и горько плакал. Он, Юрий Гагарин, полетел вместо меня. Он лишил меня Главной Цели Моей Жизни.