мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 141


* * *
Минут через десять после начала спектакля в Большом ко мне наклоняется соседка слева, простая русская женщина:
- Скажите, а это "Золотой петушок"?
Вопрос был правомерен, потому что на сцене пылесосили ковровую дорожку, ходили охранники с миноискателями и живыми овчарками, приближенные царя Додона были одеты в форму российской армии, а сам он в черном костюме пел на трибуне.
- Да, это "Золотой петушок".
- Спасибо. А то я решила, что не туда пришла...

* * *
В одном супермаркете от сердитой кассирши получил на сдачу очень рваные и грязные 100 рублей. На просьбу заменить купюру последовал ответ:
- Я беру из кассы все подряд, исключений нет ни для кого, а купюра вполне нормальная.
Спорить было бесполезно - дама чем-то была разгневана, а я, видно, под руку подвернулся. Сложил товар в камеру хранения и пошел искать заведующую.
Иду и думаю - вот сейчас и с заведующей препираться, ругаться. У них же круговая порука. И тут понимаю, как надо себя вести...
В какой-то подсобке нашел заведующую в окружении продавцов. Протягиваю ей рваную и грязную купюру и спрашиваю:
- А что, такие деньги у вас не принимают?
Заведующая не успела ничего ответить. Продавцы набросились на меня, как волки на зайца:
- Молодой человек! Да вы посмотрите - она же рваная, грязная! Кофе, наверно, была залита. Цвет не такой. Может, вообще фальшивая. У вас ее и в банке не возьмут! Это вообще не деньги, а черт знает что!
- Вполне с вами согласен, - улыбаюсь в ответ. - Только почему тогда мне ее на сдачу пытаются впарить в вашем магазине?
Видели бы вы их лица! Внезапный столбняк у всех.
- На какой кассе? - мрачно вздыхает заведующая.
- Пойдемте покажу, - говорю.
Подходим к кассе. Заведующая протягивает купюру кассирше:
- Оля, поменяй деньги.
Кассирша начинает верещать:
- Но почему? Купюра же нормальная! Нормальные же деньги!
Я начинаю ржать.
Заведующая наклоняется к кассирше и сердито шипит:
- Оля, б(ой!)я, поменяй деньги!
Кассирша, видимо, испугавшись, что ее сейчас придушат, если она не выполнит приказ, суетливо меняет купюру. Заведующая извиняется. Я, сквозь смех, выдавливаю:
- Спасибо!

* * *
Понедельник. Офис. Все напряженно работают. Директор с тяжелым взглядом сидит за ноутбуком и по виду - чем-то очень занят. Вдруг он откидывается на спинку кресла и задумчиво произносит:
- Капец! Да где ж мне взять столько баблища-то?!
- Владимир Иванович, что случилось, счет пришел?
- Да не... Замок отвоевал, сейчас опять гоблины нападут... Ой...

* * *
Как-то в Туапсе загорала я на пляже. Смотрю, в метрах 50-ти от берега лежит хороший валун. Топлесс загорать можно, с берега не видно. Взяла полотенце и поплыла.
А на камушке уже наслаждался солнечными ваннами, лёжа на боку и распушив перья, жирный баклан.
Я, по праву царя природы, согнала птичку.
Только стала обустраиваться, расстилать полотенчик, как сердце замерло и ушло в пятки от звука, знакомого по фильмам о войне: вой пикирующего бомбардировщика.
Баклан явно решил отомстить и заходил на круг, откровенно прицеливаясь, но не сделал поправку на ветер, спикировал слишком рано. Увидел, что не попасть, сразу же пошел на второй круг. Я, сидя в оцепенении на камушке, ждала неизбежного.
Вторым заходом баклан просчитался и спикировал слишком поздно. Чётко развернулся, зашел на третий круг, идеально спикировал и сбросил бомбу.
Внезапный порыв ветра отнес килограммовый заряд воняющего рыбой помёта на метр в сторону. Ощущение "рядом бомбануло" - не передать.
Вздох облегчения вырвался из моей груди... И смешался со вздохом разочарования множества людей. Все на пляже, включая детей, бросили свои дела, смотрели и откровенно болели за баклана!

* * *
Кто не держал машину в гаражном кооперативе - считай, не мужик. Гаражи, особенно в советские времена, были таинственной и манящей территорией, где совершенно натурально сплетались все мыслимые мужские развлечения. Там можно было провести все выходные, наслаждаясь разговорами о политике, охоте, работе, садах и огородах, лечении болезней - то есть, всем тем, что забрал сейчас интернет.
Сейчас трудно представить, но тогда можно было отремонтировать машину самому. Любую поломку. Любой узел. Для этого были гаражи. И были соседи.
Мой сосед справа, дядя Леха, проводил в гаражах все вечера. Он знал всех и заходил запросто в любые открытые ворота. За стакан (а то и за хороший разговор) он с удовольствием помогал перебрать подвеску, приварить какую-нибудь железяку или перебортировать колеса.
В тот раз он завалился ко мне, когда я сидел перед четырьмя ящиками с тепличными стеклами, думая, как укоротить каждое на два сантиметра. Я купил дорогой стеклорез, почитал инструкцию, но ничего не получалось. Стекло ломалось по кривой и не там.
Дядя Леха оценил ситуацию моментально. Он забрал у меня алмаз, спросил размер и, как-то играючи, развалил стекло на нужные мне куски и совершенно ровные обрезки.
- Дядь Леха, а обрежьте их все! - взмолился я.
- А нахрена? Я тебя лучше научу! Беги за бутылкой! - ответствовал гаражный абориген.
Принеся искомое из подвала, я очень удивился, когда тот не упрятал бутылку, а спросил чашки и разлил на двоих. Дальше начался диалог из "Золушки":
- Ну что, дорогая крестная, теперь мы можем начать резать?
- Нет, дорогая Золушка, давай потрындим и вмажем еще...
В подвалах у всех хранились картошка и соленья, так что закусить было чем.
Вскоре бутылка опустела, а мы - повеселели. И теплица, и стекло ушли куда-то очень далеко. И тут дядя Леха спросил:
- Ну что, тебе не один хрен, порежешь ты стекло или нет?
- Мне похрену, - искренне ответил я.
- Ну, тогда режь! И выбрось эту сраную линейку! На глаз режь! И сразу ломай об ящик!
Спустя минуту, я обалдело рассматривал результат. Все было в пределах допуска. Я подумал и так же лихо отрезал еще три куска. Дядя Леха засунул в ухмыляющийся рот последнюю раздавленную "Приму" и ушел...
Через несколько лет я рассказал эту историю знакомому психиатру, и он объяснил мне, что тот сосед из гаражей просто мастерски излечил меня от типичной самоподпитывающейся фобии, когда боязнь ошибки начинает разрушать кинетику...
Я, собственно, почему это вспомнил? Сосед (программист) вчера заходил, стекло хотел разрезать. Ну, тяпнули. Теперь режет сам.

* * *
Женская логика - тема избитая. Но она не перестаёт меня удивлять!
Сижу вечером на кухне, пью чай, рядом жена готовит фруктовый салат. Просит:
- Подай мне, пожалуйста, пару клубничек!
Подаю. Пару клубничек.
Смотрит на меня широко распахнутыми глазами и с искренней, непередаваемой обидой в голосе говорит:
- Ну, не две же!

* * *
Есть такое понятие "мамины пироги". Это, когда черствые, воняют и мучное тебе вредно, но все равно жрешь - мама все-таки.
Так случилось, что подобных пирожков на мою долю выпало чуть поболее среднестатистического. Дело в том, что большинство сверстников из моей среды обитания давно и навсегда свалили из страны, и матушка моя систематически сдает меня осиротившим родителям в барщину. Понятно, что такой умноженный сыновний долг не вызывает у меня энтузиазма, но уклониться от него мне удается не всегда или не сразу.
И в тот раз все началось с обычного: "Ну, что тебе стоит..." Я скрежетнул зубами и заранее смирился с неизбежным.
- Светлана Михайловна едет в Израиль! - очень значительным тоном продолжала родительница.
- Так им и надо! - поддержал я беседу.
- Но Маркиза же туда не возьмешь, - полувопросительно-полуутвердительно, не обращая внимания на мои ответные реплики, продолжила мама.
- Туда только от барона пускают? Или земля обетованная вообще родовую знать не приемлет? Конрада Монферратского все забыть не могут?
- Так вот, позвони ей. Ты будешь заезжать к ней и кормить Маркиза.
- Трюфелями и устрицами?
- Телефон ты знаешь... - и - частые гудки.
Приехав к Светлане Михайловне, я обнаружил, что Маркиз - это огромная волосатая персидская скотина (слово кот тут не подходит - таких толстых котов не бывает) со взглядом падишаха и вальяжностью главного евнуха султанского сераля.
Когда мне описывали диету аристократа, я поначалу подумал, что на до мной просто глумятся:
- Надо взять вот этой рыбки и отварить ее ровно 12 с половиной минут (12 с половиной! - это очень важно). Маркизушка больше ничего не ест. Правда, Маркизик? (сюсюкает) Запишите.
- Я запомню.
- Нет, вы обязательно запишите.
- Простите, Светлана Михайловна, у меня вопрос.
- ?
- Так, чисто гипотетически, а что произойдет, если я отварю ему рыбу 13 минут или, мне страшно это даже произносить, - 13 с половиной?
- Вы что, с ума сошли?! Маркиз это есть не будет!
...В первый день после отъезда я заскочил к Маркизу, отломил в морозильнике часть фюзеляжа какой-то рыбины и неприцельно запустил этим в сторону кота. Авось, сам себе сварит.
Маркиз подошел, потрогал рыбину лапой, понюхал, посмотрел на меня, как на буйнопомешанного, демонстративно вытер лапу об пол и с достоинством удалился в коридор.
И мстительно нагадил мне в штиблеты. В оба.
- Ах ты ж с... аристократическая, - шипел я в поисках пылесоса и швабры. Кот бесстрашно и насмешливо отслеживал мои метания с высоты книжного шкафа.
Часа полтора гонял я эту зарвавшуюся знать с азартом и сноровкой озверевшего в своей классовой ненависти санкюлота и орал Марсельезу. Затем отбыл за новыми калошами...
Мне, честно, стыдно продолжать историю, но и "из песни слов не выкинешь". Эх! В общем, закрутило-замотало меня (был я тогда молодой-красивый, холостой-неженатый) и... Что тут объяснять?
...Через неделю позвонила матушка, справиться о коте. Мол, завтра хозяйка возвращается.
- Вот, черт! - пробило меня в пот.
Караул, что делать-то? - соображал я, лихорадочно пытаясь натянуть джинсы при надетых туфлях. - Помер ведь, небось, почил в бозе, сердяга... Может, с балкона его? Там высоко, вроде... Скажу, что недоглядел... Кот, мол, выбрал свободу...
Приехав, я с облегчением обнаружил сильно постройневшего, но вполне жизнеспособного кота.
Как выяснилось, сообразительности ему было не занимать: шевалье вскрыл хлебницу и выжрал из нее все плесневелые корки. Мороженую рыбу растерявший все манеры кавалер глотал, как удав, не прожевывая. Выл при этом и требовал еще.
На следующий день матушка сообщила, что Светлане Михайловне срочно нужно со мной поговорить.
"Кот застучал!" - привычно ворохнулась в мозгу шизофрения.
Но в телефоне засюсюкали-закудахтали:
- Я вам так благодарна! Просто выручили... Что бы я без вас... Только у меня один вопрос...
- ?
- Вы знаете, до поездки Маркизик ел только одну рыбку одного сорта. Мы волновались, пытались ему витаминчики заворачивать в рыбку, а он не ел. А теперь ОН ЕСТ ВСЕ! То есть, вообще все: хлеб, молоко, мясо, крупы. Даже, вот, вчера яблоко стащил со стола и сгрыз в углу... Мы вам так благодарны, но как вы этого добились?
- Лаской, Светлана Михайловна, исключительно лаской...
P.S: Стоит мне приехать к Светлане Михайловне с каким-нибудь очередным родительским поручением, как кот мгновенно исчезает. Дематериализуется. Найти его не могут три человека, как ни стараются. Но, часа через три после моего отъезда, он выползает из засады и начинает лихорадочно жрать все подряд.

* * *
Наблюдаю такую картину на детской площадке: молодой папаша выгуливает своего сына, которому года четыре. Тут к мелкому подходит кошка, и он, не долго думая, фигачит её со всей силы. Бедное животное тут же ретируется.
Отец подходит к своему чаду, не кричит, не ругает, а садится перед ним на корточки и спокойно говорит:
- Ты большой?
- Да.
- Сильный?
- Да.
- Такой большой и сильный, что можешь ударить маленькую слабую кошечку?
- ...
- Вот я больше и сильнее, но знаешь, почему я не бью тебя? Потому что сила нужна для того, чтобы защищать тех, кто слабее. А не для того, чтобы бить маленьких и беззащитных. Сильные так не поступают, понял?
- Понял...
- Что ты понял?
- Маленьких бить нельзя... А то никогда не станешь сильным...
- Молодец.

* * *
История не моя и даже не моих знакомых. Дошла через десятые руки, сначала к моей маме, она рассказала мне, а я уже делюсь с Вами.
Про Ваську...
"Моя бабушка всегда говорила, что тяжёлую блокаду и голод она и моя мама, а её дочь, пережили только благодаря их коту Ваське. Если бы не этот рыжий хулиган, они бы умерли с голоду, как многие другие.
Каждый день Васька уходил на охоту и притаскивал мышек или даже большую жирную крысу. Мышек бабушка потрошила и варила из них похлебку. А из крыски получался неплохой гуляш.
При этом кот сидел всегда рядом и ждал еду, а ночью все трое лежали под одним одеялом, и он согревал их своим теплом.
Бомбежку он чувствовал намного раньше, чем объявляли воздушную тревогу, начинал крутиться и жалобно мяукать. Бабушка успевала собрать вещи, воду, маму, кота и выбежать из дома. Когда бежали в убежище, его, как члена семьи, тащили с собой и смотрели, как бы его не украли и не съели.
Голод был страшный. Васька был голодный, как все, и тощий. Всю зиму до весны бабушка собирала крошки для птиц, а с весны выходила с котом на охоту. Бабушка сыпала крошки, и они с Васькой сидели в засаде. Его прыжок всегда был на удивление точным и быстрым. Васька голодал вместе со всеми, и сил у него было недостаточно, чтобы удержать птицу. Он хватал птицу, а из кустов выбегала бабушка и помогала ему. Так что с весны до осени они ели еще и птиц.
Когда сняли блокаду, и появилось побольше еды, и даже потом, после войны, бабушка коту всегда отдавала самый лучший кусочек. Гладила его ласково, приговаривая: "Кормилец ты наш".
Умер Васька в 1949 году, бабушка его похоронила на кладбище, и, чтобы могилку не затоптали, поставила крестик и написала Василий Бугров. Потом рядом с котиком мама положила и бабушку, а потом там же я похоронила и свою маму. Так и лежат все трое за одной оградкой, как когда-то в войну под одним одеялом."

* * *
Живу в Стокгольме, сын в восьмом классе. Вчера получаю мыло от директора его школы:
"Уважаемые родители! Полюбуйтесь на рисунок вашего ребенка. Немедленно примите меры. Школа - не место для выражения своих политических взглядов".
Далее приложением поясной портрет мужика со свастикой, из головы торчит топор.
Отвечаю:
"Дорогой директор. Спасибо Вам огромное за заботу о нашем сыне. Нам известно, что школа должна оставаться нейтральной в политическом и религиозном направлениях. Поскольку оба моих деда были настоящими героями в борьбе с фашизмом на полях Второй мировой войны, а обе бабушки - героями тыла, то данный рисунок не является агитацией политических взглядов, а всего лишь иллюстрирует наши семейные традиции. Еще раз спасибо за заботу.
Целуем и обнимаем,
Родители".
Утрись, сука.