мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 140


* * *
Недавно сделал то, о чем давно мечтал. Когда мне позвонили после собеседования с приглашением на работу, я ответил в их стиле:
- Спасибо за ваш интерес, но, к сожалению, вы не прошли конкурс, и выбор был сделан в пользу другого претендента.
- Какого претендента?! - Девочке на том конце провода точно замкнуло бы мозг, если бы он был.
- Претендента на должность моего работодателя...

* * *
Я, как фрилансер, в последний раз видевший стены офиса лет восемь тому назад, интересуюсь: а у нас всё ещё пытаются укрепить корпоративный дух всякими там сатанинскими экзерсисами?
Вспомнилось, как году, эдак, в 2004-2005 устроилась я на работу в одно туристическое агентство. Приличное такое агентство с приличным директором Натальей. Выхожу первый день на работу (пораньше даже пришла, это три плюсика к карме потому что), и тут ко мне подходит та самая директор Наталья, и, улыбаясь, как Дед Мороз, говорит:
- Пойдёмте, Лида, я вас провожу в комнату релаксации.
Я так немножко перетрухнула. Думаю: какая ещё релаксация в десять-то утра? Я понимаю в пятницу ещё. Вечером. А утром в понедельник кто ж релаксирует-то? Может, в той комнате сидят мужики с камерой, и стоит одинокий кожаный диван? А дальше я уж и сама догадаюсь, как правильно релаксировать...
Думаю я это, а сама всё ж иду несмело. Захожу в ту комнату и вижу человек пятнадцать сотрудников. И рояль в углу. Похоже на прослушивание в музыкальной школе. Я даже логику в этом нашла: понятное дело, что у операторов на телефоне должен быть приятный голос. Кто ж купит путёвку на Мальдивы у девушки с голосом Никиты Джигурды? Но всё оказалось ещё интереснее.
За рояль села Наталья, сотрудники взялись за руки и запели:
- О, Иисус! Славься! Славься! Тебе поём мы эту песню-ю-ю-ю! Укрой наше турбюро крылами своей Любви, о, Иисус! А мы и дальше будем славить твою доброту-у-у-у!
И тут вступает Наталья:
- Сегодня, Иисус, нам надо продать десять путёвок в Туни-и-и-ис!!! Кто, как не ты, поможет нам сделать это благое дело-о-о-о-о? Славься, славься, Иисус!!!
Наталья наяривает на рояле проигрыш, и тут начинается танцунг. Танцунг, надо сказать, просто адовый. Не знаю, видел ли его Иисус, но вот Сатана определённо должен был явиться с минуты на минуту. В последний раз такие танцы я видела на школьном огоньке в восьмом классе, после совместного распития польского ликёра-дристухи под песню "Иц май лайф". Страшная вещь.
И тут, не отрываясь от рояля, Наталья мне говорит:
- А почему вы, Лида, не участвуете в корпоративной молитве? Вам чужд дух нашей корпорации? Вы, может быть, не верите в Иисуса? Вы не хотите продать путёвки в Тунис?
Я говорю:
- Очень хочу. И верю в Иисуса. Но что-то я неготова к такому вот в 10 утра. Да и пою я, скажем так, не очень. А можно мне не петь и не плясать?
Наталья перестала играть. Сотрудники прекратили танцевать. Птицы на улице умолкли. Воздух в комнате релаксации сгустился. И все посмотрели на меня.
Это были самые страшные десять секунд в моей жизни. А потом Наталья сказала:
- Братья и сёстры, спасибо всем за молитву, храни вас Иисус. Ступайте работать с Его помощью. А с Лидой мы сейчас поговорим...
Разговор с Лидой занял у Натальи ещё десять секунд, и я поехала домой. Это было самое стремительное завершение карьеры за всю историю моей жизни.
И вот с тех самых пор есть у меня пунктик: теперь, подписывая трудовой договор, я сначала дотошно интересуюсь на предмет корпоративного духа и их отношений с Иисусом. Чтобы потом стресса ни у кого из нас не было.

* * *
Сижу на работе. Рядом болтают две коллеги - незамужние девушки. Одна жалуется на жизнь:
- И вообще почему-то все не так...
- Как, не так?
- Ну, все через одно место...
- А тебе как надо?
- Ну-у-у... Через другое место!

* * *
В Лондоне много и русских, и украинцев. И удивительно большое количество как одних, так и других, как-то не очень уверенно владеет английским.
Я из России, и нужно было мне отвезти рабочие документы в посольство Украины.
На входе встречает охрана - "гарний хлопец". Объясняю по-русски, что привезла документы. Хлопец в ответ лопочет на мове. Я все понимаю, но ответить на мове не могу. Перехожу на английский (все-таки это ж украинское посольство в Англии). Хлопец тут же (как подменили!) переходит на русский...
Стою и думаю: и стоило с самого начала выеживаться?

* * *
В какой-то мере навеяло фразой "я бываю крайне агрессивным, когда задевают меня или мои интересы".
Сейчас, как говорится, только ленивый о Крыме не пишет. Я хоть и ленив, но тоже, пожалуй, пару строк напишу. Вот, правда, политики особой не обещаю, аполитичен я, что поделать.
Сначала - не о Крыме, а о Сухуми. Был я там в восьмидесятых, в сентябре, поехал отдохнуть после военных сборов. Зашёл в обезьяний питомник. Получил огромное удовольствие от наблюдений за обезьянами. В основном, были они гораздо приветливее, добрее и смышлёнее дорогих соотечественников, да и в общении приятнее. Но вот дошёл я до вольера с павианами, двинул вдоль него по песчаной дорожке и чем-то не приглянулся краснопопому павианскому пахану, сидевшему у своего гарема. Был он грузен, злобен и угрюм. Очень уж нелестно предполагать, что увидел он во мне конкурента, но других версий мне что-то не измыслить. Одним словом, вскочил он, подбежал к решётке и начал мне всячески угрожать. Скалился, яростно верещал, размахивал руками, подпрыгивал и приплясывал. И пока я шёл вдоль его вольера, так и бежал рядом со мной вприпрыжку, что-то выкрикивая и злобно беснуясь. Ну, кинул я ему пару орехов, посмеялся и дальше пошёл.
Теперь - о Крыме. Отдыхал я в девяностых на Тарханкуте. Из моря почти не вылезал, то с маской нырял, то устраивал долгие заплывы вдоль берега. И вот как-то раз плыву я себе вдоль обрывистого скалистого берега, думаю о чём-то своём. А кое-где там под обрывом небольшие пологие пляжи встречаются. И вот проплываю я такой пляжик, длиной он - метров сто, от силы. А с краю пляжа этого расположился какой-то отдыхающий со своей семьёй. Был он грузен, злобен и угрюм. И, видимо, заподозрил, что направляюсь я к другому концу этого пустого пляжа. Подскочил он, подбежал к берегу и начал мне всячески угрожать. Скалился, яростно верещал, размахивал руками, подпрыгивал и приплясывал. И пока я плыл вдоль берега, так и бежал рядом со мной вприпрыжку, что-то выкрикивая и злобно беснуясь. И пока я не скрылся за скалами, так и преследовали меня визг, мат и дежа вю.
Не знаю уж, какой он национальности был - украинец, русский или ещё кто. Но с сухумским собратом своим он был схож чрезвычайно. Правда, тарханкутский клон был намного гнуснее, так что орехов я бы ему, пожалуй, не дал. Даже если бы они у меня с собой и были...

* * *
Вспомнился один случай, о котором рассказывали несколько лет назад. Может, кто помнит.
В каком-то американском университете объявили специальную льготную программу по поддержке афроамериканских студентов (стипендии и прочие блага). И вот в комиссию, которая этим занималась, приходит парень и заявляет:
- Я афроамериканец, студент вашего университета. Будьте любезны, предоставьте причитающиеся мне льготы.
Комиссия на него смотрит и тихо охреневает - жгучий блондин, кожа белее снега, голубоглазый.
Они ему говорят:
- Молодой человек, что ж вы нам так беспардонно врете! Какой же вы афроамериканец?!
На что он спокойно отвечает:
- Самый что ни на есть настоящий. Я родился и вырос в ЮАР. По нации - бур. Мои предки живут на юге Африки с XVI века. Лишь недавно я эмигрировал в США. А большинство ваших чернокожих ребят видели Африку только по телевизору. Если же вы ориентируетесь только на цвет кожи, то так прямо и скажите! Расисты!
Я не помню, чем кончилась история, но, кажется, парню таки отказали...

* * *
Иду я домой недавно. Вижу парня посреди тротуара. Не особо симпатичный, одет простенько. Подходит такой и спрашивает:
- Здравствуйте. Девушка, как пройти к ближайшей станции метро?
Ко мне часто мужчины знакомиться подходят, достают невероятно, так что ответ у меня заготовлен:
- Господи, ну что за банальный способ? В какой книге пикапа тебя этому научили?! Тренируйся!
Он извинился и сделал шаг в сторону. Я удивилась, обычно в ответ хамят.
Начинаю уходить и краем уха слышу негромкий монолог парня вслух. Он, видимо, думал, что я, в капюшоне, спиной к нему, не услышу:
- Епона мать! Да что не так с этими москвичами?! Дороги хрен допросишься...

* * *
Сейчас все по-другому. Сейчас в Канаду уезжают либо молодые (но уже все знающие-понимающие), либо старики - доживать к обосновавшимся детям. А я уехал в сорок. И сполна вкусил веселой иммигрантской судьбы. Полтора года копеечных, тяжелых и временных работ, вперемежку с языковыми курсами и сдачей экзаменов. Три месяца рассылок абсолютно брехливых резюме. И когда, наконец, меня взяли в качестве электрика, я радовался этому больше, чем чину прораба в прошлой жизни. И, как учили на курсах трудоустройства, искренне считал, что на испытательном сроке нужно угождать абсолютно всем.
Поэтому, когда один из уборщиков, толстый и одышливый негр, попросил меня подключить телефон в его квартире, я счастливо выпалил: "O'Кey!"
У него не было машины, и сразу после работы я повез его на своем Oldsmobilе Cutlass Supreme '85, восьмицилиндровом роскошном и ржавом монстре, который я купил за 400 долларов (почти как в том эпизоде в "Брате-2", который вышел через три года).
Уборщика вроде как звали Элиа. Он жил в типичной многоэтажке в Брамптоне. Сшибающий с ног запах кари в коридоре говорил о необычайной дешевизне этого апартамента. Убранство квартиры это подтверждало еще больше. Разномастная мебель, похоже, была просто подобрана на улице. Обилие пустых коробок из-под готовых завтраков. Заляпанный высохшей едой стол. Зато стены были плотно завешены религиозным китчем. Десятки Спасителей, богоматерей и ангелочков представляли себя в фотографиях, картоне, фарфоре и пластмассе. Практически все горизонтальные поверхности были использованы для установки статуэток аналогичной тематики. Многодневная пыль даже как-то облагораживала этот склад.
Но самое поразительное - я увидел два телефона, установленные на расстоянии трех метров друг от друга. Зайдя в спальню, не удивился наличию телефона и там.
А тем временем Элиа совал мне в руки потертый телефон, который ему подарили. Он хотел бы иметь его в ванной.
На вопрос, на хрена ему четыре телефона в квартирке длиной в восемь шагов, он очень серьезно ответил, что не хотел бы пропускать важные звонки. И, как сейчас помню, как-то виновато моргал своими выкаченными глазами.
Через двадцать минут работа была сделана. Я попросил, чтобы он позвонил кому-нибудь, с тем, чтобы тот перезвонил для проверки.
И вот тут оказалась засада. Элиа надолго задумался. Потом достал блокнот с номерами. Стал его читать, что-то припоминая возле каждого номера. Время шло. Наконец, он собрался с духом и сделал звонок. Насколько я понял, это был пастор из его церкви. Элия долго мямлил свою просьбу. Пастор, явно опешивший, все же перезвонил. Все было в порядке, и я ушел, получив в качестве оплаты приглашение посетить воскресную службу.
Через десять минут я с наслаждением выехал из этого вонючего дома. Открыв окна, я мчался к себе. Меня ждала жена и две дочки. Светлая, чистая и теплая квартирка. Борщ и рюмка водки.
И все больше становилось расстояние от той бетонной башни, где, в самой ее глубине, в тусклой ячейке, сидел на продавленном кресле, между четырех телефонов, затравленный, несчастный человек. Вечер за вечером тоскливо мечтающий об одном: чтобы ему позвонили...

* * *
Стою, жду поезд на небольшой сортировочной станции рядом с городом. Ночь. На перроне кроме меня ни одной души. На одном из путей стоит состав-автовоз. Луна.
По тому же пути медленно подкрадывается локомотив, несколько раз аккуратно бадает автовозный состав сцепкой. Зацепления не происходит. У локомотива выключаются двигатели, открывается дверь, оттуда вылезает машинист и обращается ко мне:
- Слышь, эт чо за станция? Придача, штоле?
- Да-да, она самая!
- А... Ну, понятно...
Мужик залезает обратно в локомотив, включаются двигатели, и он медленно сваливает откуда приехал. Луна...

* * *
Историю поведал препод с нашей кафедры. В далекие времена, когда был он аспирантом, руководителем у него был тогдашний зав.кафедрой. Мужик был суров, но справедлив. Не без чувства юмора.
И вот как-то этот самый препод (тогда еще аспирант) приходит к руководителю на предмет обсуждения деятельности по кандидатской диссертации. План работ приносит свой, чтоб его, значит, с шефом обсудить, утвердить и работать по этому плану. Открывает свои записи и говорит шефу:
- Вот это я планирую сделать в январе, это в марте, а вот это - на лето оставлю.
Шеф задумался, посмотрел на него и говорит:
- Валера, а вам известно, на какую букву начинается слово "работа"?
- На "Р", - ответил аспирант (а что еще можно было ответить?).
- А известно ли вам, Валера, что в году из 12 месяцев в названии четырех нет этой самой буквы? Это Май, Июнь, Июль и Август. Не оставляй на лето, сделай сейчас...

* * *
Говорят, что этот случай произошел на Физическом факультете в Томском Политехе. Шла обычная лекция по физике или математике, профессор, изрисовав всю доску формулами, наконец, ввел новую величину - число пи с волнистой линией сверху. Затем обернулся к аудитории и громогласно заявил:
- А эту величину мы назовем ПИ С ДУЖКОЙ!
В аудитории истерический хохот. Профессор, глядя на студентов непонимающими, наивными глазами поверх очков, произносит финальную фразу:
- Ну, хорошо, не хотите пи с дужкой, назовем тогда ПИ С ДОМИКОМ!

* * *
Середина 90-х. Чукотка. Маленький поселок на берегу сурового моря, считающийся почему-то эскимосским, хотя тех же украинцев в процентном отношении там было куда больше, чем титульной нации. Время нереста горбуши. Берега тундры в это время кишат паломниками краснорыбицы: песцами, бурыми мишками-камчадалами, человеками.
В самый разгар нереста лосось человекам уже не нужен - забиты уже все бочки и лари, поэтому добывается только икра, а сама рыба просто выбрасывается (да простит вездесущий Дух Гринписа неразумных детей тундры и жертв переходного периода!) Я тоже участвовал в этом хищническом промысле в качестве помощника у дяди Коли.
В один прекрасный вечер возвращаемся мы с нашей точки в поселок. Дядя Коля за рулем мотоцикла, я сзади, в люльке два пластиковых ведра икры и нехитрые пожитки. Проезжаем мимо стоянки смотрителя авиационного радиопривода, мужика угрюмого и нелюдимого, и видим такую картину:
Сидит Степаныч, рядом сеть, перед ним штабель улова, ведро и разделочная доска, на которой он кесарит очередную жертву. А слева в трех метрах, чуть позади, сидит здоровенный мишка и терпеливо наблюдает за соседом. Наконец, рыбий акушер закончил извлекать икру и, не глядя, бросает рыбу точно в лапы медведя! Последний, деловито помяв добычу, начинает ее меланхолично жрать. Картинка из ряда лубочных про льва и ягнят, которые так любят освидетельствованные Иеговой.
Слухи о дружбе Степаныча с шаманами тут же пришли на ум, обретя такое неожиданное наглядное подтверждение. Собираясь ехать дальше своей дорогой, дядя Коля напоследок бросил:
- Ну и помощника ты себе, Степаныч, нашел!
Человек и медведь синхронно через правое плечо с одинаковым недовольством посмотрели на нас.
Пожав плечами, мы тронулись, отвернувшись от странного дуэта.
И тут в меня сзади кто-то вцепился железной хваткой, стаскивая с мотоцикла. Я заорал в ужасе, понимая, что расплата за былое неуважение к последователям шаманизма ко мне уже пришла в виде ручного гризли. В безнадежной попытке спастись, я вцепился в дядю Колю. Чуть не опрокинув "Урал", мы рухнули на землю.
Оказалось, что в меня вцепился Степаныч, только сейчас увидевший своего соседа, забредшего "на огонек" из тундры и быстро осознавшего всю выгоду сотрудничества с человеком. Не его вина, что человек к этому оказался морально не готов.
Обернувшись в нашу сторону, медведь удивленно наблюдал за нашими суетливыми попытками "сделать ноги". Его перепачканная чешуей морда и свисающий из пасти рыбий хвост как бы спрашивали: "Куда ты, мужик?! Хорошо же сидели!"
Как выяснилось позже, мотоцикл и лодку "тот другой, который живет в тундре" (дословный перевод с эскимосского выражения, означающего медведя) не тронул, а вот сеть порвал, икру и улов конфисковал, хотя значка рыбнадзора мы у него и не заметили.

* * *
Кошки очень хитрые и умные животные. Как-то хозяйка достала из холодильника колбасу и пошла за оставленным в комнате ножом. Коты в это время спали на кухне. Раз спят, значит, украсть ничего не успеют.
Возвратившись, хозяйка не обнаружила колбасы. Один кот продолжал спать, а другой сидел под столом и смотрел на хозяйку честными глазами. Ясное дело, бодрствующий кот получил по ушам. Но колбасы не было, а съесть ее он никак не мог успеть.
Наказанный кот сел в прихожей, обидевшись. Хозяйка же решила подождать. Налила себе чаю и второго кота, который все время разборок мирно спал на стуле, свернувшись клубком, спихнула, чтобы освободить себе место. Кот развернулся, и оказалось, что колбаса лежала непосредственно под ним! На стуле! Кот украл колбасу, а, услышав шаги хозяйки, надежно спрятал добычу под собственным брюхом и прикинулся спящим!
Колбасу пришлось поделить между обоими: одному за сообразительность, другому - за незаслуженную обиду.
А говорят, что у них интеллекта нет. Есть у них все! Только они достаточно умны, чтобы этого не показывать.