мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 122


* * *
Сволочи... В соседнем кабинете апельсин жрут, а у меня на них аллергия. Сижу, слёзы текут. Ну, начальник спросил, чё реву.
- Да они там апельсин едят!
Сочувственно посмотрел, после обеда принёс мне два кило апельсинов...

* * *
На Валю и сейчас, после рождения второго внука, оглядываются мужики на улицах. А тридцать лет назад у ее ног лежал весь наш третий курс в полном составе. Но девушка на мелюзгу не разменивалась, а выбрала самый крутой вариант - пятикурсника, секретаря комитета комсомола, красавца с внешностью былинного русского богатыря. И все у них шло отлично, пока Валя, не обнаружив в положенный срок положенного недомогания, не обрадовала своего богатыря перспективой стать вскоре папой. Тут-то и выяснилось, что богатырь ничего такого в виду не имел, жениться не планировал, это у него была не любовь, а свободный секс свободных людей. И вообще, сама не убереглась - сама и избавляйся.
Родители дули примерно в ту же дуду: куда тебе рожать, тебе еще учиться и учиться. Вот у нас знакомый доктор, сделает с обезболиванием, даже не почувствуешь ничего.
Валя к проблеме отнеслась философски, аборт так аборт, не она первая, не она последняя. Села в трамвай и поехала к доктору. Но что-то такое под ложечкой жало и беспокоило.
Пробила талончик, положила его в карман пальто. И с некоторым удивлением обнаружила, что в кармане лежит конфета. Хорошая, шоколадная, марки "Золотая нива". Такие даже в Москве продавались далеко не в каждом гастрономе и стоили чуть ли не десять рублей кило.
Развернув обертку, Валя удивилась уже по-настоящему. Внутри фантика конфета оказалась завернута в записку. На обрывке тетрадного листка кривым почерком только что научившегося писать ребенка было написано:
МАМА МНЕ БОЛЬНА НИСЕРДИСЬ Я ТИБЯ ЛЮБЛЮ РОМА
Валя ни в какой степени не была ни религиозной, ни сентиментальной. Она попыталась объяснить происхождение записки рациональным образом, но ничего не вышло. Сладкое она любила, но именно этот сорт конфет не встречала очень давно. Знакомых по имени Рома у нее не было ни одного. Знакомых детей дошкольного и младшего школьного возраста - ненамного больше. Это пальто она не надевала с осени, до вчерашнего дня ходила в шубке, так что не оставалось даже шанса, что кто-то случайно положил конфету в карман в гардеробе.
В общем, при всем неверии в мистику, выходило, что игнорировать столь явное указание свыше никак нельзя. Валя дожевала конфету (вкусная!) и пересела во встречный трамвай. Родителей поставила перед выбором: либо они смиряются с ролью бабушки и дедушки, либо с завтрашнего дня у них будет на одну дочь меньше. А она как-нибудь проживет и даже институт закончит, в нашей стране матерей-одиночек поддерживают.
Родители, поразмыслив, выбрали первый вариант. Матерью-одиночкой побыть не довелось: на освободившееся от комсомольского вожака место немедленно нашлось не меньше трех претендентов, которых не смутил Валин растущий живот. Наученная горьким опытом, Валя выбрала из них самого скромного, я бы даже сказал - самого завалящего, и к моменту родов была уже счастливо замужем. Где и пребывает до сих пор, в отличие от многих ее товарок, вышедших замуж по ах какой любви и успевших с тех пор развестись, некоторые и не по разу.
Родив (мальчика, кто бы сомневался), Валя уперлась рогом еще раз: ребенка будут звать Ромой и никак иначе. Никто ее не поддержал, а больше всех фыркала младшая сестра-шестиклассница:
- Тьфу, что за имя, будет как мой Ромчик!
- Какой еще твой Ромчик? - насторожилась Валя.
Тут-то все и выяснилось. Оказывается, у шестиклассников был подшефный первый класс, и один из первоклашек зимой внезапно воспылал к Маше любовью. Проявлялась любовь в том, что он больше всех шумел, хулиганил и норовил поставить подножку. Маша в конце концов не выдержала и треснула его пеналом по голове. На следующий день Ромчик принес конфету - мириться. Маша конфету есть не стала, потому что все еще сердилась, а чтобы добро не пропало, сунула ее в карман сестре.
Валя еще раз перечитала записку. Да, конечно, там было написано не "Мама", а "Маша", как это она сразу не прочитала правильно? Но сына все равно назвала Ромой.

* * *
На олимпиаде у дочери-первоклашки была задачка на логику: "У бегемотика день рождения. На рисунке торт с пятью свечками, поделённый на шесть кусочков. Вопрос: сколько лет бегемотику, и сколько гостей он ждёт?" Всем классом дети ответили, что ему, естественно, 5 лет и он ждёт 5 гостей. Учителя всем исправили, что ответ неверный: он ждёт 6 гостей. Спрашивать у детей, почему они так думают, не стали.
И только дома дочь на наш вопрос: "Почему?" - ответила: "А сам бегемотик кушать торт не будет?"

* * *
В одной деревне на берегу реки жил-поживал один мужик. Вместе с ним тянул нелегкую лямку жизни пес непонятно какой породы по кличке Сарай. Нрава Сарай был добродушного, попрошайка, непоседа, бабник и драчун, как и все дворовые псы.
Вобщем-то, все относились к псу с симпатией, кроме одного городского знакомого, который просто терроризировал Сарая непонятно за что. Почем зря пинал его, кости из пасти вытаскивал, обливал холодной водой, подсыпал в похлебку Сарая гвозди и пепел и так далее. Поскольку это был знакомый хозяина, Сарай никаких ответных мер не принимал, лишь с ненавистью поглядывал на него из-под лавки. И дожидался своего часа.
Однажды зимой у мужика в доме собралась изрядная компания, в том числе и городской знакомый. Неожиданно, еще в начале действа, выяснилось, что в доме нет ни капли воды и спирт разбавлять нечем. Поскольку в тот раз городской знакомый был на правах халявы, он вызвался необходимое количество воды принести. Надо сказать, что сделать это было непросто: дом мужика стоял почти на обрыве, и к воде вела длинная деревянная лестница без перил, по которой и летом-то спускаться было страшно, а уж зимой по обледенелым ступенькам - и подавно.
Однако, городской знакомый, подхватив два ведра, пустился в путь и без приключений добрался до полыньи. Наполнив оба ведра и уравновесившись, он стал возвращаться, аккуратно поднимаясь по ступенькам в гору. Но он был не один: сбоку за его восхождением наблюдала пара внимательных глаз...
Дождавшись, когда враг достигнет середины маршрута, Сарай подбежал к лестнице, улегся с торца последней ступеньки, недалеко от ее обледенелого края, и зажмурился, притворившись спящим.
Городской знакомый, добравшись до финиша опасного маршрута и облегченно вздохнув, увидел спящего пса и, естественно, не удержался от хорошего тому пинка. Но пёс неожиданно резво увернулся, и нога ушла в пустоту. Другая, опорная, поехала по льду. Человек на мгновение завис над пропастью, балансируя ведрами и матерясь. Наконец, всемирное тяготение победило, и городской знакомый полетел вниз, гремя костями, с протяжным воем и предварительно запустив оба ведра с водой вертикально вверх. Достаточно быстро пролетев всю лестницу, он ударился о ледяной торос у кромки и затих, а затем его настигли ведра: одно по голове, а другое по ногам. Сарай, посмотрев на все это сверху, удовлетворенно помотал головой и побежал по своим собачьим делам...
Выписавшись из больницы, городской знакомый, приехав в деревню, первым делом изловил пса и сказал ему, держа того за ухо: "Квиты!" С тех пор они больше не ссорились.

* * *
Было это в классе третьем или четвёртом - не суть важно. Только с 8 Марта мы наших одноклассниц не поздравили и подарки им не вручили. Наша классная руководительница сказала:
- Как же вам не стыдно, мальчики?
Мишка, староста наш, поднял руку и сказал:
- А они нас с 23 Февраля не поздравили!
- Но ведь вы пока ещё не военнослужащие!
- А они тоже пока ещё не женщины...
Короче, на следующий год одноклассницы нас с 23 Февраля поздравили и подарки нам вручили. А мы им на 8 Марта сделали ответную любезность. Равноправие было восстановлено.

* * *
В середине девяностых жизнь на нашем небольшом аэродроме районного городка практически замерла. Оставался лишь один регулярный рейс в областной город, который выполнялся раз в три дня на последнем оставшемся на аэродроме АН-2.
В этот день до рейса оставалось еще часа полтора, но большинство пассажиров уже сидело на лужайке у диспетчерской.
Шофер КРАЗа - аэродромного заправщика (и, одновременно, тягача) только что заварил разболтавшийся крюк на сцепке и проверял надежность сварки, таская АН-2 по рулежной дорожке.
Когда пассажиры спросили у проходившего мимо техника, зачем таскают самолет по полю, тот мимоходом с серьезным видом бросил:
- Да, у "Аннушки" двигатель что-то не запускается, так они с толкача завести пробуют...
Рейс не состоялся ввиду отсутствия пассажиров.

* * *
На новой машине я техосмотр вообще ни разу не проходил: сначала она была новая, потом техосмотр наконец-то додумались отменить, так же, как и зимнее время, потом его додумались вернуть, как и зимнее время, но я как раз в прошлом году очень удачно заранее продлил ОСАГО - оформлял страховку для машины жены, и мой агент сказала, что если я прямо сейчас заранее продлю свою страховку, то не придется делать техосмотр.
Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Понадобилось тут делать новую страховку. Приехал к своему агенту. Она уже приготовила новый полис, выписывает бумажки на оплату. Потом спрашивает, все ли у меня нормально с техосмотром.
- Да, все в порядке, - отвечаю, - уже лет пять не проходил.
- Не пойдет, - говорит агент, - сейчас без техосмотра не имеем права оформлять страховку, я должна в базу вписать регистрационный номер техосмотра, иначе у всех будут неприятности.
Спрашиваю, что делать, потому что тратить сейчас день на этот чертов техосмотр я никак не могу, дел - по горло.
- Да никаких проблем! - отвечает агент. - У вас же машина в порядке?
- В полнейшем, - отвечаю я.
- Ну и все, - говорит агент. - Вы же можете подъехать буквально на двадцать минут, чтобы вам сделали техосмотр? - И агент почему-то подмигнула.
- Ну, на двадцать, конечно, могу, - отвечаю я. - Например, завтра часов в одиннадцать.
Агент сняла трубку, позвонила в сервис и записала меня на завтра на 11 утра. "Только машину, - сказала агент, - помойте и не опаздывайте". И снова почему-то подмигнула.
Ну, делать нечего, поехал помыть машину, на следующий день поехал на сервис. Нашел эту контору - какой-то мелкий грязный автосервис из серии "За такие деньги мы вам еще и немножечко сломаем". Поставил машину за углом, больше было негде, пошел ко входу.
Перед входом в сервис стоит толстый мужик и курит. Подхожу, спрашиваю, где тут техосмотр пройти. "А вы же от страховой?" - интересуется мужик. "Да, - отвечаю, - от нее, родимой. Только вчера ОСАГО оформил, но надо еще техосмотр". "А вы помните пробег машины и параметры резины?" - спрашивает мужик. "Не помню, - отвечаю я, - но могу посмотреть". "Посмотрите, - говорит толстый мужик, - вы же, наверное, на ней приехали?" "Ясный пень, на ней, - отвечаю я, - на чем же мне еще приезжать проходить техосмотр?" "Ну и молодец, - отвечает толстый мужик и подмигивает. - Посмотри пробег и марку резины. А потом подходи ко мне". С этими словами мужик открывает дверь автосервиса и исчезает там.
Иду смотреть пробег и марку резины. Посмотрел, запомнил. Захожу в дверь. Внутри - не особенно большое помещение, в котором стоит микроавтобус "Газель" с рекламой моей страховой. Внутри "Газели" за столом с компьютером сидит толстый мужик. Вдали виднеется цех автосервиса, в котором ни одного человека, и стоят на подъемниках пара автомобилей, причем ощущение такое, что стоят они там не первый год.
"Давайте, - говорит мужик, - 680 рублей, техталон на машину и страховку". Выдал. Мужик минут пять пощелкал клавишами на компьютере, распечатал листик, расписался, поставил печать и выдал мне мои документы плюс диагностическую карту, в которой был проставлен тот самый регистрационный номер, ради которого это все затевалось. "Поздравляю вас, - сказал мужик, - с успешным прохождением технического осмотра". И подмигнул.
"Кстати, - спросил я, - а если вообще без машины приезжать?" "Вообще без машины - запрещено, - строго сказал мужик. - Категорически нельзя. Но если вы знаете пробег и марку резины, тогда, конечно, можно. Но уже за тыщу"...
Так что наши - молодцы. Добились все-таки того, чтобы из механизма проведения техосмотра исчезла коррупционная составляющая. Равно как и непосредственно процесс осмотра. Все быстро и по-современному. Это и называется - модернизация!
И машину, кстати, помыл. Непонятно только, зачем.

* * *
Глядя, как рабочие в дождь закатывают ямы на дороге, вспомнил я, как лет двадцать назад ехал попуткой из Донецка в Ростов.
- Эта трасса Донецк - Ростов, наверное, одна из лучших в СССР, - рассказывал водитель грузовика. - Сколько езжу по ней - и не помню, чтобы ее кто-то ремонтировал. И ни одной выбоины на дороге. А знаете почему?
В 1946 году эту дорогу делали пленные немцы. Вместе с ними работал вольнонаемным мой отец.
Лето, жара градусов под 30. На одном участке дороги пленные немцы укладывают на щебень горячий асфальт. Руководит работой инженер, тоже из пленных немцев. В тени под деревом за ними наблюдает охранник с автоматом.
Туча закрыла солнце, и тут же инженер даёт команду прекратить укладку асфальта. Увидев это, охранник подбегает к инженеру и орет, наставив автомат: "Ты что делаешь, фашистская сволочь, саботаж устраиваешь?! А ну, приказывай продолжать работу, иначе я тебе сейчас изрешечу!" "Нихт температур!" - спокойно говорит инженер. И пальцем на тучу в небе показывает. И как не угрожал ему охранник, только когда солнце снова появилось, инженер дал команду продолжать работу...
Эх, нам бы таких инженеров, давно бы коммунизм построили!

* * *
Новогодние котэ - это такие котэ, без которых после Нового Года и вспомнить нечего. Хотя, в моем случае, лучше бы, действительно, "нечего"...
Все началось и закончилось в новогоднюю ночь.
Хотя нет, началось немного раньше, когда два достойных и благородных котенка, Сева и Лиса, научились не пыхтеть друг на друга, а играть. Хотя, как играть... Я раньше думал, ну, как играют два кота? Ну, в "ладушки", ну, в "догонялки". Ну, в крайнем случае, лапками друг друга по мордам постукают. Реальность оказалась намного жестче и громче.
Первый раз, когда ко мне под ноги выкатился орущий голосами хора Турецкого серо-черно-полосатый меховой комок, я подумал классическую мысль: "Все. Писец котенку". В данном случае - двум. Тем временем, комок наткнулся на мои ноги, распался на две неравных части, после чего части кинулись в разные стороны и настала странная тишина. Тишина стояла ровно пять с половиной секунд, после чего комок опять как-то образовался посереди комнаты и принялся орать и перемещаться.
Мне котов жалко. А двух жальче, соответственно, вдвойне. Поэтому я смело подошел к вертящемуся на одном месте комку и, мысленно попрощавшись с дорогой мне частью тела, сунул руку в середину орущего меха.
Странное дело, но руку никто не рвал, не кусал и даже не сосал. Орущий, как тысяча бабуинов, комок, казавшийся сцепившимся зубами и когтями намертво, на деле, оказалось, держался за счет крепких объятий лап, ну и совсем тихонького прикусывания. Зато орал так, что кровь стыла в жилах даже у соседской старухи-вампирши...
Итак - Новогодняя Ночь. Вторая ее часть. Я сплю. Сплю не совсем тихо (в смысле - храплю), поэтому супруга дальновидно не стала меня бить, а собрала подушку и ушла в зал. Там меня нет, там стоит елка и спят коты. Новогодняя идиллия, не омраченная моим храпом.
Часа через два я проснулся. Мне снилось, что я стою на железнодорожных путях, а на меня со страшным ревом несется паровоз. А я стою, как дурак, понимаю, что из меня сейчас сделает машина, а с места тронуться не могу. Открыл глаза, осознал, что это сон. Вздохнул. Но паровоз почему-то все продолжал выть и куда-то нестись.
Пришлось прислушиваться. Из места "тишины и покоя" доносились звуки работающего в шахте добычного комбайна. Среди редких пауз тишины слышалось робкое: "Пшик... Пшик... Пшик..." В комнате шла война. Вот это самое: "Пшик" - были звуки, издаваемые пульверизатором. Именно им, заправленным фильтрованной водой, мы иногда разгоняли зарвавшихся демонстрантов, вредителей и любителей лазить на стол. И любителей охотиться ночью на ноги, торчащие из-под одеяла, тоже.
В этом деле я достиг высот небывалых. Достаточно сказать, что через некоторое время боевых действий мне не нужно было даже открывать глаза. Я стрелял с любой руки. В темноте. На звук. На предельной дистанции. Был бы еще один пульверизатор, я бы палил и с двух рук. В общем, я был опытным и хладнокровным котобоем.
Чего не скажешь о супруге. Она нервничала и поэтому попадала редко, дальность стрельбы была невысокой, и после ее стрельбищ коты, обычно, ржали в углу, а на полу растекалась лужа неудачных выстрелов. В общем, девиз: "Выстрел - цель!" - был не для нее.
Заслышав крики играющих котенков и робкие выстрелы супруги, я решил пойти и показать мастер-класс.
- Ну, что тут у вас?! - я вломился в комнату, сея справедливость и трепет.
Н-да... Недооценил я снайперские навыки жены. Первый выстрел точняком влетел мне в правый глаз и начал стекать по щеке. Не ожидая второго, я ловко и технично ушел влево, где, не менее технично, вошел в наряженную елку. Понимая, что романтика новогодней ночи закончится с падением елки, я опять ловко и технично ушел вправо. Где меня и настиг второй выстрел, теперь уже в левый глаз. Супруга, засев в засаде за подушкой, палила короткими очередями на удивление метко. Вот, что опасность с людьми делает! - с некоторой гордостью подумал я.
- Надо прекращать этот балаган! - я решительно шагнул в центр зала, - Да, и почему так тихо?!
Это была последняя моя внятная мысль в эту ночь. В следующую секунду я решительным шагом ступил в большую лужу и резко обрел прекрасное и волнующее чувство невесомости. С некоторым удивлением я отметил, что красивая луна за окном почему-то закрылась моими мокрыми пятками, с которых романтично капала вода. А вот задница, как-то не согласованно с мозгом, ринулась вниз.
Звук удара моей туши об пол не смогла смягчить даже лужа. Правильно говорят, что вода не сжимается. Могу подтвердить со всей ответственностью! Было больно, обидно и мокро...
За окном сверкали фейерверки, радовались люди, на все на это с миллионнолетней мудростью смотрела луна. А в одной темной квартире, посереди лужи лежал техничный и ловкий человек, и только два кота сочувственно смотрели на него. И немного ржали.

* * *
Зима. Вечер. Уже стемнело. Полуразвалившийся рейсовый автобус (в нашем городе именно такие - привезённые со всех свалок ЕС, медленно ползающие по дорогам с ямами, чадящие так, что в салоне слышен запах несгоревшего топлива, и имеющие уже дыры в полу) медленно передвигается от остановки к остановке. Пассажиров немного, уже около восьми вечера. Все едут с работы, лица хмурые. И в этой суровой действительности слышится капризный голос ребёнка лет пяти:
- Мам, ты ведь обещала, но не купила мне гонку. Вон "Виктория" (большой универмаг, который мы в это время проезжаем), она ещё работает. Пойдём, купим. Ты ведь обещала...
Мама, конечно, отнекивается, обещает на 100% в следующий раз купить, но пацан ей уже не верит, обещаний, с его слов, было уже много, а гонки все нет и нет...
В конце концов, мама говорит сыну правду:
- Нет денег на гонку твою, вот получу денежки на работе - тогда и купим...
- Но ты же сегодня ходила на работу, где же деньги, мы ведь ничего не покупали сегодня?
- Но нам дают денежки только два раза в месяц. Надо ещё подождать несколько дней, - устало объясняет молодая мама.
Сын долго переваривает ответ и вдруг громко, на весь салон общественного транспорта, выдает:
- Но, если тебе платят только два раза в месяц, то зачем ты туда ходишь в остальные дни?!
В автобусе воцаряется тишина, лица пассажиров принимают задумчивый вид: действительно, зачем?