мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 121


* * *
У моей жены, перед выдачей водительских прав, ГАИ зачем-то затребовало справку, что она не беременна. Ну, с ГАИ спорить не принято, жена сходила в поликлинику и вернулась с этой справкой.
Читаю:
"Гражданка такая-то (Ф. И. О., паспорт: серия, номер, выдан тогда-то и там-то) не беременна".
И ниже: "Справка действительна в течение трёх лет".
А вы говорите - контрацептивы...

* * *
- Сережка! - прошелестела загадочно-пакостным шепотом Иринка. - Смотри, чо я у родителей нашла!
Осторожно осмотревшись, Иринка отогнула уголок ковра, лежащего у нее в комнате, и торжественно извлекла маленький, продолговатый пакетик.
- Ух ты! - искренне восхитился я. - Призирватит! Настоящий!
В свои десять лет я уже знал, как оно называется, а вот способ применения пока оставался тайной. Не, в общих чертах я, конечно, знал, но вот в волнующие подробности посвящен не был.
- А давай в него воду нальем, и с окна скинем! - Ирка была девочкой шустрой и пакостливые решения всегда были наготове. Я даже подозреваю, что эти решения не приходили к ней в голову, а уже там существовали, в аккуратном порядке разложенные по полочкам и пронумерованные, чтобы не разыскивать их при подходящем случае.
У меня в голове, конечно, тоже были свои полочки, может даже и побольше, чем у Ирки, но креативные решения на них были свалены в кучи, без всякой систематизации, поэтому я всегда несколько запаздывал с вариантами предложений.
- Не, Ир, давай чо-нить другое... - Я вспомнил, как мы с другом у него дома тащили к окну раздувшуюся от воды гандонную емкость, и как она шарахнула посереди зала. И как потом мы собирали по кусочкам разлетевшийся по комнате презерватив. А потом его мама нашла на люстре колечко от него и имела продолжительную воспитательную беседу на тему: "А ты знаешь, что это такое?" Друг краснел и клялся в своей необразованности. Мама была удовлетворена. Потом пришел папа, вник в казусную ситуацию и, в резко воспитательных выражениях, с применением продукции ременной отрасти, объяснил сыну, что трогать ЭТО нельзя. В дебри взаимоотношения полов папа как-то не стал углубляться, не позволил словарный запас, но, даже несмотря на это, воспитательный эффект был сугубо положительным. Больше у него дома мы не пакостили...
- А что другое? - удивилась Ирка. - Ну... Раз не водой, тогда давай надуем его! Только поскорей, скоро мама с работы придет. Она у меня, знаешь, какая?! - Ирка закатила глаза, но я и без этого знал ее маму, которая по своему словарному запасу и воспитательной энергии смогла бы в полминуты загнать папу друга под шкафчик.
В презерватив мы дули минут двадцать по очереди. Размером он уже напоминал воздушный шар, на котором сделала ноги группа товарищей с негром в "Таинственном острове" Ж.Верна, но запас прочности был еще безграничен.
- А давай мы его пылесосом надуем? - это с полки в моей голове свалилась подходящая идея.
Ирка с воодушевлением восприняла эту идею. Она вообще отличалась здоровым энтузиазмом к нетрадиционным и перспективным решениям.
Основным техническим устройством в нашей задумке выступал пылесос "Вихрь". Тяжеленная и мощнейшая зверюга советской отрасли пылесосостроения была призвана, одним только издаваемым ревом преодолевающего звуковой барьер истребителя, нагонять панический ужас на домашнюю пыль и сопутствующих живых организмов в лице котиков, собачек и прочих хомячков. Лично у меня дома, когда болонка слышала рев железного зверя, она неслась под диван, сшибая все живое, попадавшееся у нее на пути, и там, в поддиванной темноте, в бессильной и истеричной злобе грызла ковер...
Презерватив налез на трубу так, что оставалось только позавидовать дальновидности проектировщиков.
На старт! Ирка нажала кнопку, и, под наши радостные подбадривания, гандон начал быстро заполняться воздухом.
Пылесос ревел, мы радостно орали и не слышали, как тихо щелкнул замок, и на пороге появилась мама. Судя по лицу, она услышала звук пылесоса еще на первом этаже и, добрая душа, конечно же предположила, что любимая дочурка готовит ей сюрприз в виде пропылесосенной квартиры.
Сюрприз, конечно, наличествовал. В виде необъятных размеров полупрозрачного шара в смазке. Помню, Ирка тогда еще пошутила, дескать, мы присутствуем при рождении сверхновой звезды. Она, вообще, была начитанным ребенком...
Ы-ы-ы? - какие-то слова, видимо, позастревали у мамы во рту, поскольку она с первого взгляда идентифицировала нашу "сверхновую звезду", - Э-э-э?..
Мы стояли, и в оцепенении, как пара трепещущих мышек перед разинутой пастью анаконды, честными глазами смотрели на мычащую маму. В голове крутились вполне убедительные оправдания, от "на улице нашли" и до "включили пылесос, а ОНО как давай надуваться. И, главное, так неожиданно!"
И в этот самый момент ОНО, достигнув максимального объема и заполонив почти весь коридор, РВАНУЛО!
Презерватив разлетелся на тысячу маленьких презервативчиков, из которых минимум пятьсот попали в мамино удивленное выражение лицевой части тела.
- Та-а-а-к! - выдохнула мама, сплюнув кусочек резины, - И как это называется?!
Как, как... Гандон это называется, - подумал я и неожиданно для себя пискнул, - Гандон.
- Чито-о-о?! - маман ожидала услышать всякое, но правды не ожидала.
- Гандон, - повторил я упавшим голосом, сам удивляясь, какой черт меня дернул на такую вопиющую откровенность.
- Значит га... кхм... кхм... - мама тактично проглотила половину такого прекрасного слова и как-то странно посмотрела на меня. В животе стало тревожно, и что-то задергалось под ребрами...
Потом я быстро-быстро перебирал в воздухе ногами и, казалось, парил над этим несправедливым и жестоким миром. Парил я ровно до первого этажа, именно настолько хватило у мамы задора и энергии, что бы периодически нахлобучивать меня в заднюю часть организма совсем не женскими тычками. Сильная и целеустремленная женщина. Уважаю.
А с Иркой мы потом все равно дружили. Ибо настоящую дружбу никакой презерватив разрушить не может. Даже порванный.

* * *
Был я в Германии. Гуляю по улице, вижу, возле закусочной сидит голодный пес. Бюргеры из кафешки выходят, жуют, но собачке никто ничего не дает. В общем, матерые капиталисты - ни жалости, ни сострадания. Но я же из России, я не так воспитан! Угостил его сосиской. Благодарный песик увязался за мной. Через 50 метров меня остановили полицейские и оштрафовали на 300 евро за то, что моя собака без намордника и не на поводке. Перевоспитался моментально.

* * *
Месяц назад, когда я пришла домой с работы, меня встретили непривычно тихая Муся и Дима с задумчиво поднятой бровью.
- Мама! Ты ведь правда не рассердишься?
- Ты продала Осю за миллион? - легкомысленно откликнулась я. Ося - наш лысый кот породы "петерболд". С родословной такой длины и чистоты, что все мы против него дворняжки. Даже Дима, чьи родственники по отцу восходят практически к царю Давиду. Осю, если очень захотеть, действительно можно продать за миллион. Ну... или около того.
- Нет, что ты, - с жаром заверила меня Муся, - наоборот!
- Что "наоборот"? - не поняла я. - Ты купила за миллион еще одного кота?
Муся заулыбалась, как человек, призванный сообщить Очень Хорошую Новость.
- Ну, что ты, мамочка! Никакого миллиона платить не пришлось! Мне все досталось совершенно бесплатно!
В этом месте на Диму напал такой смех, что я решительно потребовала объяснений. Точнее, я уже и без них все поняла, но меня интересовали масштабы бедствия.
Масштабы бедствия оказались велики. Мусина одноклассница Элия нашла в канаве крошечного котенка. Она забрала находку домой. Но из дома их с котенком немедленно попросили - там собака, и вообще. Поэтому Элия принесла киску в класс, несчастную, с дикими глазами (у обоих - у котенка и у Элии) - возьмите кто-нибудь.
- Понимаешь, мама, - объяснила мне Муся, - ее совсем никто не хотел. И мне ее стало так жалко...
В этом месте я захотела убиться веником. Потому что жалко мне стало прежде всего себя, несчастную, с дикими глазами, один раз уже игравшую весь этот водевиль. Восемь лет назад Дима подобрал на нашей парковке слепое полосатое нечто возрастом около недели, которое мы попытались выкормить из бутылочки. Выкармливали три недели, после чего полосатый клиент внезапно умер, в одну ночь. С такими маленькими котятами это бывает - они просто не выживают, и все. Собственно, после этого у нас и появился Ося. Но дырка от того котенка еще долго болела и напоминала о себе.
Эта дырка от котенка во мне немедленно отозвалась, как только я представила заново весь процесс. С настолько непредсказуемым - точнее, легко предсказуемым отрицательным результатом, что... Да и вообще, я не планировала сейчас еще одного кота.
- Ну, показывай, что там тебе совершенно бесплатно досталось.
Мне продемонстрировали картонную коробку. В коробке лежала груда тряпок, а на ней... Вот, знаете, в чешском языке есть слово "страшидло". Так это было именно оно. Размером меньше Мусиной ладони, грязно-серого цвета и такое худое, что рука с ним казалась легче, чем без него. Облезлый скелет кота с глазами умирающего гоблина. Было, в общем, понятно, почему его "совсем никто не хотел".
Мы провели с Мусей экспресс-беседу на тему "ты в ответе за тех, кого приручил" - но больше для проформы, потому что всем и без беседы было ясно, что этот суповой набор остается у нас. Как минимум потому, что больше он никому не нужен. Честно говоря, в тот момент мне здорово казалось, что и мы бы без него обошлись.
Поскольку наш дом уже богат младенцем и еще одним котом, на сутки до визита к ветеринару скелет кота отправился в карантин. Карантин состоял из отдельной комнаты, большой картонной коробки, мягкой подстилки, грелки, туалета и пары плюшевых зверей. Каждые четыре часа скелет кота приходили кормить. Выяснилось, что распорядок нашего дома очень удобен для кормлений раз в четыре часа: мы с Димой поздно ложимся, Муся рано встает, а Роми просыпается по ночам. Так что круглые сутки можно найти кого-нибудь бодрствующего и годного для засовывания бутылки со смесью в кошачий рот. (Нет, Роми пока на это не способна, зато способен тот, кто проснулся вместе с ней).
Между кормлениями в карантине непрерывно тусовалась Муся, которая боялась, что киске будет грустно.
То, что киске не слишком грустно, я поняла, когда ночью обнаружила ее угревшейся под пледом на диване. Сбоку стояла картонная коробка - кошачий временный отель. Каким образом крошечная скотинка умудрилась выбраться из закрытой коробки, да еще и вскарабкаться на довольно высокий диван, осталось загадкой. Юный Гудини дергал тощими лапками и отказывался давать показания...
Ветеринар двумя пальцами выудил скелет кота из переноски и восхитился:
- Красавица!
Красавица выкатила на него свой коронный гоблинский взгляд и пискляво сказала: "Мяу".
- Умница, - одобрил ветеринар.
Меня вот все интересовал вопрос, чем ее мыть, да как ее мыть, да как вытирать, да как вообще. Крошечная же киска, ста грамм не наберется, и слабенькая, как снежинка под дождем. Кажется, криво посмотри - сломаешь лапу. Ветеринар подошел к проблеме проще. Он бесцеремонно смешал наши сто грамм кота с чем-то пенным, вымыл под краном, примерно как бабушка учила меня в детстве стирать колготки, практически раскатал под полотенцем и только что не отжал. Сто грамм кота, что интересно, ничего протестующего не сказали. То ли им все это понравилось, то ли травма оказалась столь глубока, что была немедленно вытеснена в подсознание.
(Не спрашивайте меня, какое может быть подсознание в башке размером с грецкий орех. С моей точки зрения, там и сознания-то никакого не может быть).
Ветеринар, не переставая восхищенно цокать языком, провел с животным кучу процедур и сообщил, что киска, в целом, "ничего". Но у нее крайнее истощение, анемия и очень мало сил.
- Ты ее спасла, - сказал он Мусе. - В канаве ее бы очень быстро съели блохи. Живьем.
- Это Элия ее спасла, - ответила честная Муся. - А я просто забрала домой из школы.
- Из какого класса? - деловито уточнил ветеринар.
- Из шестого.
- Тогда точно спасла.
Судя по интонации, шестой класс, с точки зрения ветеринара, являлся не более подходящим местом для умирающего котенка, чем та канава.
В помытом виде наше страшидло несколько распушилось, и не то что бы похорошело, но приобрело смутные очертания кота. Первые полторы недели оно либо лежало, либо ело. И болело всякими желудочными неполадками, приводившими меня почти в отчаяние - ужасно не хотелось, чтобы и этот котенок вдруг отдал концы. Я круглосуточно проверяла, дышит ли чучело, съело ли оно хоть что-нибудь, и что произошло потом с тем, чего оно там съело. Ветеринар уже начал узнавать меня по голосу. Когда мы притащили ему клиента с очередными жалобами на неправильные отходы, он погладил заметно округлившееся животное и весело сказал:
- Все, можете не волноваться. Вы влипли с этим котом на много лет.
Смешно устроен человек. За пару недель до этого я знать не знала ни о каком коте, и, если бы меня спросили, хочу ли я взвалить на себя помоечного вида страшидло с когтями - я бы даже не ответила "нет", я бы просто не поняла вопроса. Но стоило Мусе притащить домой эти кошачьи мощи, а нам - понервничать за их здоровье, как сообщение о том, что "мы влипли с этим котом на много лет" становится лучшей новостью дня и даже месяца.
Эх. Видели бы вы эту лучшую новость месяца. Как пели грифы в мультфильме "Книга джунглей", набор костей - и ходят сами по себе.
Первые сутки мы считали, что наша находка - девочка. Но перед походом к ветеринару я присмотрелась и поняла, что, наоборот, мальчик. И полчаса - дорогу до врача - мы с Мусей обсуждали, как назвать кота. А накануне мы показали ей мультик про домовенка Кузьку, после чего ребенок ходил по дому и взывал: "Нафаня! Нафаня!" "Нафаня" у нее звучало идеальным выражением жалобности и жалобы. Котенка было решено назвать Нафаней.
Но ветеринар сообщил, что животное все-таки женского пола. А имя-то уже есть! Так Нафаня-мальчик стала Нафаней-девочкой. Или просто Фаней. Она же - Фанька, Фантик, Фунтик, а если уважительно - то Евфания. Или еще как-нибудь. Ромочка, например, называет ее "Уиииииии!!!".
На данный момент наши сто грамм кота превратились в полкило и здорово прибавили в нахальстве. Красотой она по-прежнему не блещет, но почему-то каждый вечер возникает очередь из желающих держать ее на руках. Когда на коленях урчит этот шерстяной кошмар, сразу теплеет на душе. Не понимаю, почему.
Кстати, ветеринар объяснил, что она трехцветная. Как так, там же серый на сером и серым погоняет! А вот, видите, белый подшерсток? Это раз. Серый - два. А три - у нее же через всю морду бежевая полоса! Как маска-домино от лба до подбородка. Вот вам и трехцветная. Почти голландский флаг.
А сегодня я встретила возле дома здоровенную взрослую кошку - яркую и совершенно дикую. Кошка с озабоченным видом шастала по кустам. Увидев меня, метнулась прочь, но продолжала оглядываться на дом. Кошка была трехцветной. Я ей сказала, что у Фани все в порядке.

* * *
Эта история случилась на той неделе. Начнем с того, что мне отдали месячного щенка - породистого красавца. Попросила я своего парня купить бутылочку для кормления (как для младенцев). Самую дешевую, что он найдет, и чтоб с собой возить можно было.
Спустя час, звонит он мне:
- Привет. Тут есть за 300 и за 500 рублей. Тебе какую?
- Мммм. Как-то дороговато... Тогда не бери, - отвечаю я.
- Ага. Точно! Пусть с руки жрет!
Вдруг наступает пауза, и слышно, как он обращается к кому-то рядом:
- Блин, женщины! Да что вы на меня так смотрите?!

* * *
Лето 1944 года, Белоруссия. Через спаленное село, наступая на пятки продвигающейся армии, шла батарея МЗА ПВО. Батарея серьезная и заслуженная. 37-мм зенитные пушки держали тогда самый опасный диапазон высот - 2.0 -3.0 км. - и надежно прикрывали переправы, вокзалы и аэродромы от Фоккеров-190 до Юнкесов-88. Мессеров, и особенно Лаптежников, в тот год уже почти не осталось.
Короткий привал на развалинах деревни. Слава Богу - колодец цел. Времени - едва набрать фляжки и перемотать портянки. Единственная живая душа в селе щурилась на солнце на останках сгоревшего сруба. И этой душой был рыжий котенок. Люди или давно погибли, или ушли в Полесье, от греха подальше.
Пожилой старшина, докуривая цигарку, долго смотрел на котенка, а потом взял его и посадил на облучек. Накормил остатком обеда, нарек кота Рыжиком и объявил его седьмым бойцом расчета. С намеком на будущую славу уничтожителя мышей и прочей непотребности в местах расположения, а особенно - в землянках.
Молодежи лишь бы беззлобно позубоскалить, безусый лейтенант тоже не возражал, так Рыжик и прижился на батарее. К зиме вырос в здорового рыжего котяру со скромным, покладистым и честным белорусским характером, чем и расположил к себе всех бойцов.
Во время налетов вражеской авиации Рыжик исчезал, неизвестно куда, и появлялся на свет только тогда, когда зачехлят пушки. Тогда же за котом и была отмечена особо ценная особенность, за непонимание которой и получил в морду связист полка, попытавшийся пнуть сапогом животное, путавшееся у него под ногами.
А особенность эту заметил наш старшина - за полминуты до налета (и перед тем, как смыться) Рыжик глухо рычал в ту сторону, с которой появятся вражеские самолеты. Все выходило так, что его дом был разбомблен немецкой авиацией. И звук, несущий смерть, он запомнил навсегда.
Такой слух оценила и вся батарея. Результативность отбоя редеющих атак противника выросла на порядок, равно, как и репутация Рыжика. Во время войны никому не приходило в голову послать в действующую часть инспектора по чистоте подворотничков и зелёности травы, по этой причине Рыжик и дожил до апреля 45 года, до своего звездного часа.
В конце апреля батарея отдыхала. Было это то ли в Восточной Пруссии, то ли в Германии - я не помню - да это и не важно. Война отгремела и шла к концу. За последними фрицами в воздухе шла настоящая охота, поэтому, батарея МЗА ПВО просто наслаждалась весенним солнышком, и Рыжик откровенно жал на массу на свежем воздухе, исключая законное время приема пищи.
Но вот, айн секунд, и Рыжик просыпается, делает шерсть дыбом, требует внимания и недобро рычит строго на восток. Невероятная ситуация, ведь на востоке - тыл, но народ служивый и доверяет инстинкту самосохранения. 37-миллиметровку можно привести в боевое положение из походного за 25-30 секунд. А в данном статичном случае - за 5-6 секунд.
Тишина, стволы, на всякий случай, наведены на восток. Ждем.
С дымным шлейфом появляется наш ястребок. За ним висит на минимальной дистанции FW-190. Батарея вклинилась двойной очередью, и Фокер, без лишних телодвижений, воткнулся в землю за 500-700 метров от наших позиций.
Ястребок на развороте качнул с крыла на крыло и ушел на посадку, благо, здесь все базы рядом - 10-15 км.
А на следующий день мы встречали товарищей. Пришла машина, полная гостей, и привезла летчика - грудь в орденах, растерянный вид и чемодан с подарками. На лице написано: кому сказать спасибо? Говорит: как вы догадались (долбанные ПВОшники), что мне нужна помощь, да так оперативно? Да, чтоб так точно в цель. Я вот вам, в благодарность, портсигар привез, сало и подарки.
Мы киваем на Рыжика - ему скажи спасибо! Летчик недоумевает, думает, что его разыгрывают. И старшина рассказывает длинную версию истории, вы её уже прочитали.
К его чести, на следующий день лётчик вернулся с двумя килограммами свежей печенки для Рыжика. И уже не шутил, угощая кота, поверил и благодарил. Судьба - штука тонкая.
Демобилизовавшись, старшина забрал Рыжика с собой. А это значит, что в Белоруссии и сейчас бегают разноцветные потомки того рыжего УКВ радара. Это была родина старшины.

* * *
Сын сейчас ходит на курсы, дабы приобщиться к непомерно разросшейся группировке автолюбителей. Рассказывает, что в их группе из 15 человек только 5 (пять) мужиков, остальные - представительницы, как вы догадались, не самого отвратительного пола. И среди них две типичные блондинки. Как по цвету оперения, так и по способу мышления.
Преподаватель, как водится, рассказывает разные истории из жизни, чтобы разнообразить скучную зубрежку правил ДД.
Итак. На проезжей части, прямо на трамвайных путях, припаркована крутая тачка. Подъезжает трамвай. На его истерические звонки никто не появляется. Народ выходит из вагона и начинает пинать железного коня, чтобы тот своим ржаньем позвал своего ковбоя. Пять минут - никого. Десять минут - никого. Один из пассажиров трамвая, старичок, достает из кармана ключи и, не спеша, со смаком, проводит по "шкуре" этого коня: от морды и до хвоста. Отошел немного в сторону, посмотрел оценивающе на творение рук своих, как Леонардо, нанесший последний мазок на свою Джоконду, и, также, не торопясь, пошел по пути следования трамвая. Окружающие, как говорится, аплодировали.
После рассказа препода в группе возникло веселое оживление. Ну, как же, справедливость-то восторжествовала! Любит наш народ подобные рассказы. Хоть кто-то, хоть где-то, хоть как-то!
И только одна блондинка говорит другой:
- А чего ты радуешься? А если бы твою машину так поцарапали?

* * *
Настя вышла замуж по большой-пребольшой любви, и молодая семья сразу задумалась о продолжении рода. Несколько лет не получалось забеременеть, но ребята старались, и вот оно счастье - родилась дочка Олечка.
Сероглазая блондинка, ангелочек Олечка была болезненной худенькой малышкой - из аллергий скатывалась в простуду, оттуда плавно перетекала в ветрянку и дисбактериоз, диатез у ребенка начинался даже от взгляда на фрукты. Настя вилась вокруг дочки и мужа, бессонные ночи стали правилом, на работу она так и не вышла, свободные минуты были действительно минутами.
Несчастье случилось, когда Олечке было уже пять - неприхотливая Настя за хлопотами пропустила первые признаки аппендицита, и на скорой ее увезли уже с перитонитом. Операция, реанимация, две недели Настю выхаживали и кормили через капельницу. Как только смогла ходить - удрала из больницы. Придерживая распотрошенный живот, по стеночкам. К Олечке ненаглядной, к мужу любимому, неприсмотренным, голодным-холодным-несчастным.
Увидела свою доченьку и обомлела - округлившиеся румяные щечки, выпирающее пузико.
- Оленька, я что ты кушала на завтрак?
Потупив глазки и ковыряя туфелькой ковер:
- Сюп...
- Зайчик, а что вы с папой на обед ели?
- Сююююп...
- Ну, а на ужин, что мы с тобой будем готовить?
- Сюп!!!
Папа был бесталанным в быту, но знал - тушёнку можно есть, даже не разогревая. И картошка рано или поздно сварится, особенно, если ее почистить и порезать. А морковку с луком надо обжарить на масле, прежде чем добавлять в блюдо. Каком масле? Конечно же сливочном, о существовании других масел муж не догадывался. Если еще все получившееся водичкой разбавить, то будет жидко, значит - суп. А суп детям есть полезно. И вот этим супом кормились ребенок с папой на завтрак, обед и ужин.
Как ни странно, Олечку миновали аллергии и несварение, а румяные щечки говорили в пользу такого "диетического" питания.
Прошло три года с того события, и все у ребят хорошо. По выходным, если мама не против, папа готовит любимое дочкино блюдо - сюп. Про Олечкины аллергию и диатез ребята больше не вспоминают.

* * *
Мой дед научил попугая разным приколам и шуточкам времен СССР, типа: "Тебя посодют... А ты не воруй..." На прошлой неделе я после дачного сезона вез вещи домой и по дороге нарушил правила. Вышел из машины и предложил ГАИшнику тысячу рублей. Он говорит, что мало. До этого в салоне попугай сидел в клетке и просто щебетал, а тут вдруг произнес громко и четко:
- Прокурор добавит!

* * *
1983 год, студенческая пьянка в общежитии ЛГУ, куда случайно затесался и я, старший лейтенант СА. Один из студентов, бармалеевского вида араб из северной Африки, возрастом лет под тридцать, начинает ругать нашу страну и порядки в ней. По ходу разговора выясняется, что этот сын очень высокопоставленных родителей 5 лет отучился в Сорбонне и ещё 5 лет в каком-то американском универе, прежде чем его родители, креативные, я считаю, ребята, для разнообразия задвинули его для продолжения обучения ещё и в Ленинградский.
Претензии данного персонажа к моей стране заключались в следующем: "Вот мы здесь уже напились, и теперь я хочу бабу. У меня очень много денег, - достаёт из кармана пачку и демонстрирует окружающим. - В любой нормальной стране, для того, чтобы поиметь желаемое, мне достаточно было бы щёлкнуть пальцами. А у вас, если на улице или здесь, в общежитии, предложить женщине деньги, то получить можно только по морде... Ненормальные вы тут все, одним словом..."
Спорить с ним никто не пытался, все просто хохотали, как над клоуном.
Вот тут-то меня и пробила нереальная гордость за свою страну и наших женщин. А ещё я гордился тем, что из всех европ и америк наша страна самая нормальная.
Сегодня мне нечем гордиться. Мораль, вывернутая наизнанку, завоевала и мою страну.