мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 120


* * *
Дочка замужняя размышляет:
- Мама, у нас папа толстый, и муж мой толстеет, вот в чем проблема?
- Мы им вкусно готовим, они отказаться не могут и просят добавки.
- О, идея! А давай им готовить невкусно! Тогда они будут худые... - Ненадолго задумывается, прямо на глазах мрачнеет и, чуть не плача, заканчивает, - ...а мы - одинокие...

* * *
Мужик, лежащий на надувном матрасе, лениво приподнял голову и посмотрел в нашу сторону...
За пятнадцать минут до этого.
- Гражданин хороший! Не могли бы Вы покинуть это место, ибо это территория предприятия, и здесь сейчас будут производиться кой-какие работы. Боимся вам помешать, знаете ли...
- Пошли на х..й, - меланхолично молвил гражданин и перевернулся на другой бок.
Ну, что ж... Туда, значит, туда... Значит, судьба...
Мастер, руководивший работами, дал отмашку и полез на взгорок, с которого хорошо просматривались и место работы, и тело загорающего на берегу речки товарища. Дизельный экскаватор реванул заведенным мотором и, выпустив из выхлопной дыры нехороший запах, засунул ковш в дамбу, которую следовало разобрать, чтобы сбросить лишнюю воду.
Мужик, лежащий на надувном матрасе ниже дамбы, лениво приподнял голову, посмотрел в нашу сторону. Через секунду глаза его обрели страшного диаметра размер. Раскрытый рот издавал звуки, больше похожие на рев турбины самолета, сзади от напряжения запарусились трусы, но за грохотом работающего экскаватора его не было слышно. Побелевшими пальцами он вцепился в матрас, и никакой домкрат не оторвал бы его от этого лежбища.
Поток освобожденной воды, размывая дамбу, ринулся вниз. Речка, до этого напоминающая тоненький ручеек из-под описавшегося котика, в один момент превратилась в бурный поток, который становился все шире и шире.
Мужик еще продолжал орать, когда мутная вода вперемешку с грязью, щепками и еще каким-то дерьмом шустро подхватила этого любителя загара и, моментально превратив его в серфера, понесла куда-то вниз.
Матрас с лежащим на нем телом периодически на скорости налетал на торчащие подводные валуны, отчего весь этот водоплавающий комплекс совершал красивый прыжок над водой, сопровождаемый каким-то несуразным ревем, после чего плюхался обратно и продолжал стремительное плавание до следующего препятствия. Мелькнула мысль, что неплохо бы это сделать олимпийским видом спорта.
Вполне вероятно, что резво уплывающий товарищ и не согласился бы со мной, но красота, с какой он проходил дистанцию, завораживала и удивляла. Даже экскаваторщик, бросив копать, вылез из кабины и с уважением смотрел на храбреца, уносящегося в неизведанную даль.
Вскоре любитель насильно-экстремального отдыха скрылся за поворотом, и бригада продолжила свою работу.
Через час к нам подошел давешний, унесшийся за горизонт экстремал. Вид у экстремала был немного озадаченный, голова подергивалась, и в волосах торчала небольшая веточка, отчего он напоминал вылезшего из дерьмоотстойника маленького олененка. Через плечо у него была перекинута какая-то грязная и драная тряпка, которая при внимательном изучении оказалась надувным матрасом.
"Ну что, щас нам будут говорить матерщинные слова и даже, может быть, ругаться", - подумали все. Но странно, коллектив оказался не прав.
- Мужики! - молвил очумелый гражданин. - Вы когда в следующий раз будете воду сбрасывать? А то мы с пацанами приедем, покатаемся на матрасах. Охренительно получилось! Спасибо!
P.S. Вот в этом и есть Россия. С ее неласковым "Пошли на х..й" и душевным "Спасибо"...

* * *
А кто из нас по молодости не куражился?
Помню случай. Мы с приятелем были в командировке. В свободное время гуляли по городу Н., и нам обоим захотелось по малой нужде. Нигде не было общественного туалета. Проходя мимо милицейского участка, мы решили зайти и попроситься в туалет.
Сидевший за столом дежурный старший лейтенант милиции нам заявил: "У нас здесь не общественный туалет, товарищи офицеры!"
Выйдя от него, мы тихонько помочились на их входную дверь...

* * *
Ирина, учительница химии, долго думала, что наказание божье - это живущий этажом выше малолетний убийца Гедике и Шопена, из которого наивные родители надумали вырастить Святослава Теофиловича Рихтера. Зря она так считала - по ночам потенциальный Рихтер спал, грех жаловаться.
2012-й год наступил, когда соседи съехали, а купивший их квартиру мужик закончил ремонт и вселился.
Днём тихо. А по ночам там, наверху, радостно гарцевало упитанное многокопытное животное. Ладно бы непрерывно, к постоянному шуму привыкнуть можно, а то поскачет-поскачет, замрёт, и в самый момент соскальзывания в сон - на тебе, получи. Часа два помучаешься, потом вроде как всё угомонилось, но уже от злости не можешь уснуть.
Неделю Ирина терпела, но когда со звонким треньканьем лопнул последний нерв, пошла разбираться.
Сосед сказал:
- Девушка, вы что, окститесь, я по ночам сплю, а не вертепы устраиваю, ничего не слышу, может, это у вас нервное?
Прошла ещё неделя, бедная Ирина дошла до ручки. Тёплой июньской ночью, когда сверху опять заплясало, она пометалась по квартире - спасенья не было, оделась, долго звонила соседу в дверь - этот гад не открывал, тогда сходила в круглосуточный, купила там пачку сигарет и зажигалку, вернулась и на скамейке под окнами закурила, чего не делала со студенческих времён. И мрачно подумала, что надо бы было и чего-нибудь в районе сорока градусов купить - чтоб забыться.
Половина второго ночи. Подъехало такси, из которого вышел малость подвыпивший сосед.
- Бодрствуем? - осведомился он. - Глюки спать мешают?
- Вот что, - рявкнула озверевшая Ирина, - а ну пошли со мной, сами услышите!
- Точно глюки, вам, девушка, успокоительного бы попить, - заметил сосед, послушав тишину.
И тут наверху сначала отбили чечётку, а потом неизвестная лошадь начала разбегаться и прыгать то ли в длину, то ли в высоту, то ли вообще через гимнастического коня.
- Во блин! - удивился сосед. - Это что ж, у меня там гости незваные, что ли?
В соседской квартире им навстречу вышел толстый кот тигровой масти, мявкнул недовольно. Всё. Больше никого.
Кот постоял, порассматривал Ирину, а потом прямо с места сиганул на буфет, свалился, побежал в комнату, покружил там и снова приступил к штурму буфета.
- Видите? Один Ерофей, больше ни души, - сказал сосед.
Но Ирина уловила знакомый ритм в котиных эксерзисах.
Ну, потом они по очереди бегали в её квартиру - точно. Ежели слушать на пятом этаже - мягкие прыжки, ежели на четвёртом - ужас.
- Ага, - сказал сосед, - понятно. Значит, так мне они ламинат положили, сэкономили себе в карман, ворюги, без изоляции - вот он и резонирует. Ну халтурщики, ну я их достану!
- А мне-то что делать, пока вы их доставать будете? - спросила Ирина. - Может, запирайте кота в ванной?
- Не, обидится, нельзя. А знаете что, возьмите его к себе на ночь, он спокойный, утром его заберу, хоть выспитесь.
Кот Ерофей вместе с лотком был спроважен вниз, походил, обнюхал все углы, а потом запрыгнул на Иринин диван, улёгся в ногах и замуркал благостно.
Господи, после двух недель вынужденной бессонницы - это было счастье. Правильнее будет сказать - это было Счастье.
Утром Ирину разбудил звонок - сосед пришёл за котом.
А кот отказался уходить. Наотрез. Шипел, выгибал спину, лапами отмахивался. Вообще делал вид, что видит соседа в первый раз в жизни и подозревает, что он, Ерофей, нужен этому незнакомому живодёру не для дружбы и любви, а на шапку.
Когда они сменивали две квартиры в одну, то экс-сосед лично наблюдал за укладкой ламината. Хотя, может и зря - уж больно скандальная семейка обитала этажом ниже, не стоила она таких затрат и усилий.

* * *
Один мой знакомый снял квартиру в хрущобе. В комнатах был срач и развал: обои облезлые, линолеум рваный, розетки вывернуты. Естественно, взяли с него за такое жильё немного.
Ну, товарищ в таком сраче жить не захотел, съездил на рынок - закупил, что нужно, сделал ремонт, всё как у людей.
Хозяин наведался в отремонтированную квартиру, не сразу её узнал и... первым делом повысил плату.

* * *
История может показаться неправдоподобной, но ее правдивость может быть подтверждена оригиналом документа, который до сих пор хранится в семье главного героя этого повествования.
В 1916 году в армию имперской Австро-Венгрии забрали по мобилизации молодого паренька из западно-украинского села неподалеку от Галича. Призыву подлежал один мужчина со двора, жребий бросали на пальцах, не повезло.
Дальше судьба была к нашему герою более благосклонна - попал он на Западный фронт, уцелел в позиционных боях во Франции и вернулся живым домой после капитуляции Германии. Зажил неплохо - родные выделили ему хороший земельный пай, газдой (хозяином) оказался практичным и расчетливым, ну и, как фронтовик, пользовался большим уважением общины. Спокойно пережил период польской власти. В 1939 году, с присоединением Западной Украины к СССР и приходом советской власти, пострадать не успел, а даже наоборот - после беседы с партактивом, которая сопровождалась обильным застольем, был признан благонадежным элементом, т.к. "сражался против царизма".
Летом сорок первого одним мигом оказался под оккупацией и, когда новая власть установилась в достаточной мере, почувствовал серьезный дискомфорт от произошедших перемен - каждая сотка обрабатываемой земли была обложена значительным денежным и натуральным налогом на благо Рейха и вермахта. Так как данное бремя серьезно нарушало микроэкономику его хозяйствования, газда решился обратиться к новым властям с прошением как-то послабить поборы. Взяв на вооружение главным аргументом факт службы на стороне Германии в прошедшей войне, он пошел обивать бюрократические пороги и дошел до головы районной управы.
Тот выслушал, посмотрел в документы, и, видимо, осознавая, что прецедент предоставления подобной льготы весьма небезопасен, решил красиво отшить просителя - все, мол, замечательно, но факт достойной службы на благо великой немецкой нации должен быть подтвержден свидетелем - желательно арийцем, желательно военным, который бы готов был удостоверить изложенное выше и поручиться за украинца. Вот только в этом случае, и никак иначе, а если свидетеля такого нет, то...
- Есть свидетель! - сказал селянин и указал на стену позади чиновника. - Вот этот пан может все подтвердить, как вы просите, уважаемый.
Чиновник недоуменно обернулся, но кроме портрета фюрера немецкого народа ничего за своей спиной больше не обнаружил. Тем не менее, начиная что-то вяло соображать, уточнил: правильно ли он понимает, что мелкий земледелец неарийского происхождения хочет представить своим поручителем вождя победоносного германского Рейха?
- Авжеж (а как же), - прозвучал ответ. - Это ефрейтор из моей роты, я его очень даже замечательно узнаю. Вместе хлебали из одного котла и кормили вшей в окопах.
Можно только представить смятение, которое пережил глава управы после этих слов, и с какими мыслями он сообщил, что будет проверять изложенную информацию и даст окончательный ответ относительно льгот попозже.
Неизвестно также, сколько ему понадобилось времени, чтобы подобрать слова и выражения для запроса в Имперскую канцелярию (или куда там еще по цепочке), но именно из этой канцелярии через некоторое время был получен ответ именным постановлением на просителя: "Ввиду заслуг перед Рейхом и лично Фюрером, такого-то герра освободить от всех видов налогов и податей, а также оказывать ему необходимое благоприятствование по необходимости".
Так зажил наш газда, может даже лучше, чем когда-либо. Но такое фантастическое везение безвозвратно закончилось в 1944 году. С приходом Красной Армии герой истории был осужден как пособник оккупантов и оттрубил 20 лет на лесоповалах без амнистии. Умер на родине, в скорости после возвращения из заключения.

* * *
Меня вчера муж развеселил. Лежим, смотрим телевизор. Он, улыбаясь, интимным голосом мне говорит:
- Вот сейчас сын уснёт, мы знаешь чем займёмся?
Я, такая вся в предвкушении чего-то необычного, спрашиваю:
- Чем?
Он наклоняется и шёпотом мне на ухо:
- Конфеты с детских подарков жрать будем!

* * *
Случилось эта жуткая история со мной. Думала поседею...
Весна. Народ переобувается, ну и я надела утром новые туфли. К обеду ногу натерла, как и положено новой-то обувью. А после обеда на переговоры ехать. Решила воспользоваться метрополитеном.
Сижу в вагоне метро. Ехать с окраины до центра долго. Достала книжку, читаю. Ножка болит, распухла. Народу полно, и я решила, что никто не заметит, если я туфель сниму. Так и сделала. Стянула туфельку, ножку сверху поставила. Испытав огромное облегчение, с удовольствием углубилась в детективчик. На нужной остановке я нащупала ногой туфель, с трудом в него влезла (оно и понятно, ножка-то распухла), и выбежала из вагона.
Какой шок я испытала на платформе - трудно передать словами. На одной ноге у меня был черный туфель, на другой бежевый, причем обе туфли были левые...
Я стояла и держалась за колонну, чтобы не упасть. У меня начиналась маленькая истерика. Как в таком виде идти на переговоры? Доехать до дома я уже не успевала, денег с собой на новые туфли у меня нет...
И тут я услышала тихий плач (поскуливание). Думаю, интересно, кому это сейчас хуже, чем мне? Обошла колонну. Там оказалась девушка, стоящая на одной ноге и прижимающая мой туфель к груди...
Какую гамму чувств я испытала при этом, передать невозможно.
Я молча взяла свой туфель, отдала ей ее, развернулась и пошла. Слов у меня не нашлось. У нее, судя по всему, тоже.

* * *
Принято считать, что чиновники - счастливые люди, что гребут чёрный нал лопатой, талантливо морщат лоб на совещаниях и в процессе своей кипучей жизнедеятельности переводят тонны бумаги. Но это не так. То есть, это, конечно, так, но иногда их увольняют. И от такого стресса чиновники надолго впадают в особую чиновничью депрессию. Вот и с одним моим знакомым чиновником приключилась великая несправедливость - его уволили.
С месяц о нём не было слышно. Опасались, что он подался в монахи, поселился в горах, в буддистском храме, где предаётся молитвам и песнопению. Но однажды, повстречав нашего общего знакомого, я поинтересовался:
- Ты Михал Иваныча давно не видел? Где он сейчас?
- В Альпах он, на лыжах катается. Говорят, сильно переживает...

* * *
У нас в ассортименте был один кот, муж, я и два младенца, строго следящих за тем, чтобы не спать одновременно. Дедушки с бабушками интересовались нашей жизнью так же, как я интересуюсь жизнью кольчатых червей. Если и приходили, то посмотреть через стекло с табличкой: "Это ваши дети. Та, что в мужских трусах - самка. Не спариваются, не едят, не спят. Если решите покормить (не решили), крошить сразу в рот".
Однажды дети сбились и заснули одновременно, мы через "камень-ножницы-бумага" определили, кто идет спать, а кто - жарить картошку. Разбудили соседи, у вас, говорят, дым из кухни валит.
Как-то я застряла в лифте, вызвала лифтера и попросила прийти вызволять меня попозже, мне надо выспаться.
Еще однажды я проснулась, посмотрела на мужа и спросила: "Ты кто?"
От недосыпа я постоянно забывала, что хотела сделать. И тогда я решила с утра написать себе на бумажке важные дела. Естественно, я тут же забыла, куда положила бумажку и что там написала. Весь день у меня крутилось в голове, что я забыла сделать что-то важное. Поздно вечером нашла под подушкой ту записку. Там было написано: "Сходить в туалет". Встала и пошла.
Первые пару месяцев, когда кто-то спрашивал меня: "Когда родились дети?" - Я отвечала: "Подождите, у меня записано".
Чтобы не перепутать, кого из детей я кормила, а кого еще нет, я стала помечать их зеленкой. Вскоре я стала помечать зеленкой и кота, потому что он тоже научился у детей все время орать и ни хрена не объяснять по какому поводу.
Когда уже два раза за день помеченный кот впился с воплем мне в ноги, я пошла ткнуть его мордой в корм. В миске была насыпана сырая гречка.
Однажды на автомате я так пометила мужа, когда тот доедал свой бутерброд. Пошел на работу как индус, с точкой между глаз.
Муж рассказывал, что во сне я часто говорила хнычущим детям: "Чичичи, скоро дам сисю". Однажды проснулась от того, что младенец ответил низким мужским голосом: "Ты только обещаешь".
У Спока в книге есть картинка "Как одновременно кормить близнецов". Там была нарисована женщина с младенцем в каждой руке. Голова ребенка лежала у нее на ладони и сосала грудь, весь остальной ребенок и рука женщины уходили куда-то за спину. Я даже потренировалась на двух пятилитровых канистрах воды. Канистры упорно отказывались так жрать. Кормила детей по-очереди.
У того же Спока муж прочитал на свою голову, что мальчики-близнецы чаще других становятся геями. Успокоился только, когда в 4 классе увидел, как сын за 10 минут признался в любви двум девочкам.
Еще как-то вычитали, что очень важно, как ребенок во сне держит кулачки, где лежит большой палец - сверху или внутри кулачка. Оказывается, есть большая разница, и от этого что-то зависит (не помню уже что, но что-то, может быть, даже вся жизнь). Мы, роняя тапки, бросились смотреть на детей. Дети спали, сложив все 4 кулачка в фиги.
Когда подруга родила третьего ребенка с небольшим перерывом между первым и вторым, да плюс собака, то на мой вопрос: "Как ты все успеваешь?" - Ответила: "Когда у тебя один ребенок и собака взяла его соску, то ты отбираешь соску, промываешь ее в трех водах, потом два часа кипятишь и возвращаешь ребенку. Когда у тебя два ребенка и собака взяла соску, то ты отбираешь соску, облизываешь ее и возвращаешь ребенку. Когда у тебя трое детей и собака взяла соску, то это проблема ребенка, как отнять ее обратно".