мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 112


* * *
В Петергофе на газоне лежала собачья стая в классной конфигурации - строго по окружности, мордами наружу. Как лучи от солнца, их тела хвостами указывали на здоровенное собачище в центре, назову его Вождь. Он беспечно развалился на спине в бессознательном состоянии, лапы торчали в разные стороны.
Вдруг Вождь поднял голову и перелёг на бок. Он посмотрел мне прямо в глаза и лениво сказал: "Гав!". Вокруг раздалось: "Тяв-тяв-тяв!". Высказались все, тоже уставившись на меня. Стало неуютно.
Но Вождь зевнул, посмотрел в другую сторону и сказал: "Гав" - ещё более грозно.
Окружающие пёсики все вскочили на ноги и залились исступлённым лаем, злобно глядя в ту же сторону.
Совсем как у людей...

* * *
Свадьба закончилась, разъехались гости, и дочь переехала к мужу. В квартире опустело. Неделю промаявшись в тишине, мы с женой решили купить животное. Предполагалось, что оно станет достойной заменой дочери и не даст угаснуть родительским рефлексам - кормить, дрессировать, выводить погулять и убирать нагаженное. Но, в отличие от дочери, животное не будет огрызаться, воровать мои сигареты и шуршать по ночам в холодильнике. Кого будем покупать, еще не решили и планировали определиться по месту.
В воскресенье мы с женой поехали на Птичий рынок. Возле входа продавались симпатичные морские свинки. Я вопросительно взглянул на жену.
- Не пойдет, - отрезала она. - Наша была сухопутная.
Рыбки отпадали из-за своей молчаливости. Попугаи, похожие раскраской и болтливостью, вызывали у жены аллергию на птичий пух. Мне понравилась мартышка. Ее ужимки напоминали дочь в период полового созревания. Но жена обещала лечь между нами трупом. Пришлось, как обычно, уступить. Ну, и ладно. В конце концов, с этой обезьяной мы знакомы едва ли пять минут, а к жене я уже привык.
Оставались собаки и кошки. Но с собаками надо по утрам гулять. А кошек я отсек сразу. Что-то я себя плохо представляю в роли продавца котят у метро. Да и ведут себя кошки отвратительно, когда им кота хочется, а хотят они его непрерывно. Итак, коты.
Нашего Кота мы узнали сразу. В плексигласовом аквариуме лежал средних размеров комок серого меха. Его облепили несмышленые котята и тыкались носом в брюхо. Кот спал. Наверное, он был очень добрым и не прогонял котят. На аквариуме висела табличка - "Кузя". Продавец рассказала трогательную историю, что кота продают из-за того, что в доме подросла собака и не дает ему житья. Внешне наш избранник казался породистым персом. Но документов, подтверждающих, что сплющенный нос не родовая травма, а признак породы, не было. То ли сгорели бумаги при наводнении, то ли утонули при пожаре. По пропавшим документам кота официально величали Кайзер, но он легко отзывался на "Кузю". И мы его купили.
Поднимаясь в подъезде по лестнице, жена ехидно поинтересовалась:
- А ты уверен, что он не кастрированный?
Я напрягся. Не то, чтобы я плохо отношусь к сексуальным меньшинствам, просто кот должен быть Котом. И при каждом удобном случае обязан делать котят. А кастрировать животное, по-моему, вообще последнее дело.
Я распластал Кузю прямо на лестнице и, не взирая на его протесты, провел первичный урологический осмотр. В полумраке подъезда закрытые мехом кошачьи гениталии визуально не просматривались. Все толстенькое пушистое брюхо было в свалявшихся комках шерсти и казалось, что яйца росли по всему животу. Тщетно пытаясь вызвать в себе чувства зоофила, я провел рукой по кошачьей промежности. Кот взвыл, но яйца я, кажется, нащупал.
В этот день с ревизией холодильника к нам в гости заявилась дочь. Увидев Кузю, она оставила в покое изрядно обглоданный тортик и напала на зверя. Вдвоем с мамашей они засунули его в ванну и отмыли детским шампунем. Кот противно помявкивал. Потом его спеленали и, растерев моим полотенцем, высушили феном.
Принявшего достойный вид Кузю жена стала расчесывать, выстригая свалявшиеся комки шерсти.
Идиллия раскололась душераздирающим мявом и грохотом. Прозвенели стеклянные брызги и раздался вой. Я отставил пиво и не спеша прошел в комнату. Жена сидела на диване и в такт своим подвываниям покачивалась, вытянув на коленях руки с набухавшими кровью царапинами. Рядом валялись ножницы и клочья кошачьей шерсти.
Мы с дочерью столпились у тела пострадавшей.
- И что случилось?
Жена посмотрела на нас тоскливыми глазами и снова взвыла:
- Я-а-а-й-ц-а-а.
- Что яйца?
- Оторва-а-а-ались.
- Откуда?
- От кота-а-а-а.
Я далек от медицины, но у меня есть стойкое подозрение, что яйца просто так не отрываются. Даже у котов. Даже, если за них дернуть. Долго и безуспешно, сквозь рыдания, я пытался понять, что произошло. По натуре я добрый человек, поэтому мне ужасно хотелось придушить любимую. Мне всегда хочется убить рыдающую женщину. Из чувства сострадания. Как тяжелораненого бойца, чтобы она не мучилась сама и не рвала стонами душу окружающим.
Наконец, жена раскрыла крепко сжатые до этого кулаки. На окровавленных и мокрых от слез ладонях лежали два пушистых комочка. Серая шерстка на них поблескивала капельками крови. Оказалось, что, когда жена выстригала колтуны между задними лапами, кот дернулся. Она же, ранее нацелившись ножницами на свалявшийся комок шерсти, по инерции состригла то, что туда попало. А попали, с ее слов, туда именно яйца. Сквозь слезы и непрерывно текущие сопли удалось разобрать, что кот взревел от боли и спрятался под диваном, предварительно расцарапав в кровь руки жены. И, естественно, по пути разбил вазочку. Если честно, то на его месте за отрезанные яйца я откусил бы голову и разгромил всю квартиру. О чем и сообщил жене, вызвав новый всплеск истеричного воя.
Мы с дочерью вооружились шваброй и залегли на полу. Под диваном, в самом дальнем и пыльном углу янтарем светились глаза новоявленного кастрата. Кот недобро урчал. Как мужик мужика я его понимал. На ласковые призывы, подкрепленные сосисками, он не реагировал. Дочь осторожно подпихивала Кузю шваброй к внешнему краю дивана, а я пытался прихватить жертву доморощенного хирурга за выступающие конечности. Котяра оказался на редкость сметливым и не расслаблялся. Он непрерывно огрызался и стучал лапами по деревянной ручке, оставляя на ней глубокие царапины.
Наконец, он удачно вцепился когтями в швабру и подъехал на ней поближе. Боже, в каком он был виде! Сумасшедшие ярко желтые глаза. На морде и усах паутина, на хвосте столетняя поддиванная пыль. За полчаса общения с моей женой из красавца перса он превратился в бомжеватого кастрата. Мне взгрустнулось от пришедшей в голову аналогии.
Я прижал к себе настороженно затихшего зверюгу и успокаивающе почесывал за ухом. Понемногу Кузя успокоился, напружиненные лапы расслабились, и он хрипло замурчал. Мурлыкал он громко, слегка прикрыв глаза. Похоже, жена что-то напутала - надо быть последним идиотом, чтобы мурлыкать после кастрации.
Дражайшая встала на цыпочки, и, пытаясь разглядеть увечья, как обычно, несла чушь:
- Ему плохо? Он хрипит? Я вызову скорую!
Кот открыл мутный глаз и, разглядев мучительницу, напряженно затих. Похоже, он и впрямь собирался захрипеть. Я разогнал женщин и отнес кота на кухню.
Мы пили с ним пиво и снимали стресс. Я рассказывал ему, как тяжело живется мужику, когда в доме одни бабы. Кузя понимающе взмуркивал. Казалось, что мы нашли общий язык.
Минут через десять котяра валялся кверху брюхом у меня на коленях. Его мурлыканье согревало душу. Взаимное доверие подошло к стадии выяснения интимных подробностей. Меня волновало, не повредила ли жена мужское достоинство. Кот распростер лапы, и я углубился в осмотр. Яиц не было. Я еще хлебнул пивка и снова разгреб шерсть. Яйца не появились. И, судя по всему, их никогда и не было.
У меня на коленях лежала кошка. Достаточно крупная для женского пола, симпатичная персидская кошка. С округлившимся животиком. И то, что жена отрезала, очевидно было клочками свалявшейся шерсти с кровью от царапин.
Мы не пошли бить морду продавщице за подлый обман. Общие с кошкой переживания нас сроднили. И зовут ее теперь не Кузя.
А вчера у Козы родилось четыре пушистых котенка. У нас в доме снова дети.

* * *
Разговариваю сегодня с главным архитектором города.
- Я заметил, что в этом году вы стали красить реставрируемые или новые здания в историческом центре как-то по-другому. Раньше цвета были мягкие такие, пастельные. Светло-желтый, нежно-салатовый... А теперь - то охра рыжая, то будто лук зелёный. Наверное, решили сделать фасады поярче? Чтобы повеселее было?
- Ну, не совсем так. Мы же по каждому объекту целый проектный альбом делаем. С описанием, расчетами, рисунками цветными. После утверждения они становятся обязательными для подрядчиков, те должны им строго следовать.
- И что?
- Да принтер у нас, на котором альбомы эти печатаем, раскалибровался. Смещает цвета при печати, зараза...

* * *
Мы с сыном носились друг за другом по Кузьминскому парку на бренчащих самокатах. Устали и бухнулись на лавочку немного передохнуть.
Рядом сидели две неулыбчивые дамы, обеим лет под восемьдесят. Дамы чинно вели какой-то свой неспешный разговор, и нам пришлось стать его невольными слушателями.
- Да, он очень умный, Вы даже не представляете какой.
- А дорого ли обошелся?
- Ой, лучше не вспоминать, баснословно дорого. Две пенсии, больше даже. Мой покойный муж ни за что бы не позволил купить такого дорогого.
- Ну, а как он вообще, не жалеете, что купили?
- Нисколечко не жалею, за месяц уж привыкла, даже имя ему дала, Геной назвала, как крокодила, он и по характеру на него похож. Я с ним как с человеком разговариваю. Поначалу творил, конечно, черти что. Фарфоровую балерину скинул с этажерки, но теперь я научилась с ним управляться. А вообще Гена мне очень помогает, очень. С моей-то спиной. Залезает повсюду, за ним не угонишься. Я выделила Гене место под телевизором, он там спит целыми днями. Когда меня нету дома, я не разрешаю ему гулять, мало ли что... Образ жизни у Гены ночной. Днем спит, а ночью ходит-бродит по всей квартире, у меня все равно бессонница, лежу слушаю, как он рычит. Кушает. Все-таки, Вы знаете, уже как будто и не одна дома, какая-никакая, а компания.
Я Гену очень полюбила, теперь даже не представляю, как обходилась без него? Забот с ним никаких, одна польза.
Сын мне прошептал на ухо:
- Котенок.
Старушка между тем продолжала:
- А прошлой ночью пришел к моей кровати, вертится вокруг, не отходит. Я ему говорю: "Гена, ну чего ты тут крутишься? Залезай под кровать, там для тебя есть что покушать, и спать уже иди, хватит бродить". Он так и сделал - немного поел и спать пошел.
А бывает, что запутается где-нибудь в шторах, бедняжка, а вылезти сам уже не может, и ни туда, ни сюда, как рыба в сети. Пищать начинает, меня зовет, чтобы спасала. Иду спасаю, выпутываю. Дурачок такой.
Мы с сыном одновременно посмотрели друг на друга и тихо сказали:
- Не котенок...
А Генозаводчица все расхваливала взахлеб своего питомца:
- С Геной лучше, чем с собакой - ни гулять не нужно, ни кормить, и аллергии никакой, а даже наоборот. И запаха от него почти нет.
Сын удивленно зашептал:
- И не собака...
Мы немного отдохнули, опять запрыгнули на свои самокаты и покатили дальше. Отъехали от старушек метров на сто, сын и говорит:
- Папа, а все же, кто этот Гена, если не котенок и не щенок? Может, черепашка?
Я говорю:
- Нет, черепашка не умеет кричать и звать на помощь, когда в шторах запутается.
- А удав может?
- Нет, тоже не может.
- Тогда, что же это за зверек? Может, крыса?
- Может и крыса, но я слабо себе представляю как крыса может рычать...
- Папа, а давай вернемся, и ты спросишь.
- Хорошая идея, вот поезжай и сам узнай. Учись разговаривать с незнакомыми людьми.
Сын засомневался, но любопытство пересилило, и он погнал к старушкам. Поговорил, вернулся очень хитренький и с конфеткой в руке.
Мы возвращались к машине, время шло, а Юра только улыбался и говорил:
- Папа, я-то знаю, кто такой Гена, а вот ты будешь до конца своей жизни мучиться и страдать, но так и не догадаешься!
Я и правда был очень заинтригован. Пришлось кой-чего пообещать своему шантажисту, чтобы наконец узнать, что любимый бабушкин питомец Гена - это всего лишь... робот-пылесос.

* * *
Случай, произошедший 1 сентября на дворе одной из вологодских школ в 80-е годы. Рассказ ведётся от имени героини. По-моему, есть причина улыбнуться...
"Перед линейкой к нам подошёл парень из 10-го, внимательно осмотрел всех первоклассниц и, одобрив мой рост и вес, выбрал меня.
На линейке юноша подошёл ко мне и, посадив на плечо, двинулся по кругу вдоль умиляющихся родителей и учителей. Учительница в последнюю минуту сунула мне в руку колокол, не набатный, но тяжёлый. Чтобы издать хоть какой-то звук, пришлось сделать изрядный размах. Финал размаха пришёлся на лоб выпускника.
Он опустил руку, которой держал меня, чтобы перехватить колокольчик, и я поняла, как шатко моё положение на его плече. Чтобы не познать тягость падения, свободной от колокольчика рукой я схватила его за чёлку. Он попытался отцепить меня от своей чёлки, но тут я ему снова въехала по лбу. Парень кинулся на перехват колокольчика, я покрепче стиснула кулачок с его чёлкой... Народ на площадке перед школой просто стонал, не имея больше сил смеяться. Не смешно было только мне и этому парню.
В мае перед последним звонком в наш класс пришли выпускники выбирать подходящих девчонок, кого можно без потерь для здоровья посадить себе на плечо. Один из них двинулся было ко мне, но тут тот самый парень с первой линейки схватил его за рукав и громко зашипел:
- Это же она!
С карьерой звонаря было покончено из-за дурной репутации".

* * *
История про оказание первой помощи. В начале 90-х работал я в электросетях. На предприятиях подобного рода с техникой безопасности (ТБ) довольно строго: постоянно экзамены, противоаварийные тренировки и прочее. Отправили как-то меня и ещё одного мужика из нашего РЭСа в город на недельные курсы. Мужику было к пенсии, но раз сказали надо, то никто не спорит.
На курсах рассказывали разное специальное по технике, но стержнем шло ПТБ и оказание первой помощи (с тренировками на тренажере). В конце курсов, как и положено, экзамен с билетами, и в каждом билете есть вопросы по ПТБ и оказанию этой самой первой помощи.
Заходим, берём билетики, готовимся. Выходит этот мужик отвечать, довольно хорошо отвечает (оно и понятно - не первый год в электросетях), да только либо экзаменатор первый раз с этим мужиком столкнулся, либо что-то другое, но дошла очередь до вопроса об оказании первой помощи при поражении электротоком. Мужик спокойно рассказал, как нужно освобождать пострадавшего, потом говорит, что нужно занести пострадавшего в помещение, уложить, дать теплого чаю, ну, типа, отлежится и успокоится - и на этом замолкает. Экзаменатор некоторое время молча ждёт, а потом спрашивает:
- Какие ваши дальнейшие действия?
- Ну, если пострадавший не помер, то можно отправить его домой.
Видно, что экзаменатор слегка растерян, да и всё внимание окружающих уже приковано к этой паре.
- И больше ничего?
- Так я и говорю, - невозмутимо продолжает мужик, - если живой, то чего зря человека тормошить?
Экзаменатор слегка офигевает, понимая, что столкнулся с человеком, твердо уверенным в своей правоте, и делает последнюю попытку спасти ситуацию:
- А разве не нужно вызвать скорую помощь или доставить пострадавшего в медицинское учреждение?
- Если у человека никаких травм нет, - уже сердится мужик, - то нечего его в больницу возить. Я одного вот так же отвёз, а его там врачи убили...
Понятно, что тут офигели все. А мужик продолжает:
- Работали мы как-то с автокраном возле ЛЭП. Крановщик чего-то не углядел и завернул стрелу в "десятку". Сверкнуло, колёса задымились, он выпрыгнул из кабины, и его шаговым ударило. Мы сработали быстренько - вытащили его, и в бытовку. Он там отлежался, мы ему чаю налили, посидели немного, и он попросил отпустить его домой. Но все же умные: "домой нельзя", - и повезли крановщика в больницу. В больнице только услышали, что током человека ударило, так сразу забегали, засуетились. И вот подходит доктор с шприцем, вколол что-то, крановщик задёргался и у нас на руках помер. С тех пор я никогда и никого в больницу не повезу!
В наступившей тишине преподаватель молча поставил моему коллеге "зачет", а я теперь даже и не знаю, надо ли возить в таких случаях пострадавших в больницу...

* * *
Продираюсь сквозь толстенный том дневников капитана Кука, собрал уже целую коллекцию его приколов. Вот один из них: на острове Болабола капитана поразил добрый нрав туземцев. Мягкие, деликатные, приветливые. Но, проходя по их селению, он увидел разделанный труп, рядом куски мяса. Явно готовилось барбекю. Оказалось, в жертву там иногда приносили самого злобного и сварливого члена коллектива. Такой вот генетический отбор.
Я рассказал эту историю нескольким знакомым. Двое искренне ужаснулись, остальные начали мечтательно подбирать кандидатуры из коллег по работе...

* * *
Пошли мы как-то за пивом в магазин один. Коллега внутрь поперся, а я покурить на крылечке остался. Красота, лето же.
И тут вижу, как спаниель молодой черного окраса несется. Надо сказать, кобели спаниельские - гниды еще те. Этот не лучше. Всех ему облаять надо, а то и цапнуть. Сзади хозяин шкандыбает с мордой бодигарда. Типа, че моя собачка хочет, так и будет.
Ну, этот черный придурок облаял всех алкашей, меня, голубей, забор, магазин, погоду и подустал. Глядь - навстречу ему мужик с огромным пожилым сенбернаром. Сенбернар - сама флегма - прется потихонечку, сопит, об ужине думает. Идиллия. Ну, ни хрена себе, - подумал спаниель и лающей торпедой ринулся в атаку.
Обежал вокруг, захлебываясь лаем - сенбернару пофиг. Тогда эта сволочь обнаглела и прямо в рожу сенбернару прыгает и орет на своем собачьем что-то типа: "Чмо, нахрена пацанов не уважаешь?".
Сенбернар офигел. Сел на задницу даже. Подумал... Потом резко клацнули челюсти и... - Я чуть не сожрал свою сигарету! Алкаши охренели! - Потому что голова бедолаги спаниеля с концами исчезла в пасти сенбернара. Из который теперь раздавался исполненный ужаса визг...
- Ты чо, ты чо, в натуре, сделай чо-нибудь, меня же жена убьет! - Это орет потерявший мигом всю спесь хозяин визжащего узника.
- Да ничего с ним не будет, зубки мы уже год как все потеряли, вот задохнется разве что... - Это флегматичный хозяин сенбернара.
- Ииииииииииииууууууууууууу!!! - Это спаниель.
В довершение позора, под спаниелем начала расползаться огромная лужа.
- Ладно, Рекс, пошли, нехрена с зассанцами тут делать, - неспешно сказал сенбернарский хозяин, и его собака тут же аккуратно выплюнула мокрого, с прилипшими ушами и красными от полного опупения над поворотами жизненной кривой глазами спаниельчика.
Сенбернар проплевался. И пошел вслед за хозяином так же не спеша, как они вместе и шли. Изредка брезгливо встряхивая попавшей в лужу лапой...

* * *
В кабинете жарко. Перекусываем возле открытого окна во двор, а там ходит большая важная ворона. Ходит она там не первый день, потому что знает - дадим поесть. Смотрит на нас, приближается, прыгает на подоконник и громко орет - на нас орет!
Даю кусочек сала. Ворона перемещается подальше, клюет, снова прыгает на подоконник, орет, получает кусочек сала. Напарник предлагает ей вернуться попозже, к обеду. Ворона каркает и улетает. И прилетает к обеду... Снова орет у окна.
Подозреваю, что она полагает нас вполне поддающимися дрессировке, и даже имеющими некие зачатки разума...

* * *
Работаю в одной военной "закрытой конторе". Есть в нашем коллективе один уникальный молодой кандидат наук, который, даже несмотря на обладание 10 даном по алкоголизму, остается одаренным ученым и исключительным генератором позитива для всего отдела. Так вот, уходя в отпуск на целых полтора месяца, данный индивид решил провести эксперимент: оставил у себя в рабочем столе полную колбу от кофеварки сладкого свежесваренного кофе, чтобы выяснить, не забродит ли он за 45 дней его отсутствия? Вдруг получится "кофейный ликер"?!
Перед его приездом весь отдел пришел на полчаса раньше на работу, в официальной обстановке слили смердящую мохнатую жижу и заменили ее на смесь кофе с коньяком в соотношении 1 к 1...
Стоит ли говорить, что прибывший отпускник первым делом, мимолетом поздоровавшись с затаившим дыханием отделом, ринулся к заветной колбе. Ошарашенно ее осмотрел, покрутил, взболтал... Понюхал... Обвел взглядом уткнувшихся в мониторы коллег и дрожащей рукой поднес колбу к губам...
Трудно описать те эмоции, которые отразила его физиономия после трех осторожных глотков. Наверно, это было схоже с эмоциями алхимика, который сумел получить золото из свинца.
Всем хорошего дня! Шутите друг над другом по-доброму!