мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Смешные истории - 106


* * *
На бойком месте Павелецкого вокзала увидел двух ДПСников. Они ошеломлённо разглядывали квитанцию, выплюнутую банкоматом. Я примерно представляю, что они там увидели, сам один раз нарвался. Комиссия 40% - это не для слабонервных. Наконец один из них нерешительно хохотнул товарищу:
- Да мы по сравнению с этим банком - просто дети...

* * *
Таксист - деятельность специфическая, я бы даже не называл это профессией. Скорее - образ жизни.
После суток непрерывного кружения по городу и окрестностям еду на пересмену, утром, часов в семь. Обычное дело - за напарником, машину передал, потом пару пива и спать... И так, сцуко, два с лишним года. Год прожит в машине - кто я после этого?
На противоположной стороне улицы стоит мужик и жестом ловит машину. Кручусь через сплошную, и вот он миг радости - последний "стольник" на пути к напарнику, сын просил новый картридж на Сегу (2001 год, если что).
Видимо, стояли они и ждали меня, то, что именно меня, не вызывает сомнений.
"Водитель Ситроена гос номер... принять вправо, остановиться!"
Патрульная машина становится следом за мной, и инспектор, не скрывая радости, я бы даже сказал, потирая ладони, с бодрым видом приглашает меня "к старшему" для беседы и составления протокола.
Сев на заднее сиденье патрульной машины, отдаю документы и с обреченным видом слушаю словесный напор двух служителей дороги. Монолог каждого длится две-три минуты, причём, как только заканчивает говорить один, сразу же вступает другой, и так, попеременно, раза три-четыре.
Не буду приводить дословно, смысл всё равно понятен - я попадаю на лишение прав и лишаюсь куска хлеба на ближайший год. И, что характерно, упор в беседе делается именно на последнее. Видимо понимают - от хорошей жизни не идут в такси.
Странно, но даже не слушал всё это. Прекрасно понимаю, что развод на деньги, что штраф максимум 100 рублей за разворот через сплошную (это сейчас подняли до полутора тысяч, кстати, правильно сделали).
Вдруг всё навалилось как-то разом: и сутки, проведённые за рулём, и усталость, и злость, что пацан остался без игрушки, и злоба за неудачную смену. Всё разом нахлынуло, захлестнуло безысходностью ситуации. Какого хрена я делаю тут на дороге, в седьмом часу утра, слушаю этот бред? Я, преподаватель с десятилетним стажем работы в ДОСААФе, профессиональный механик с высшим профильным образованием?
Глаза режет, визин остался в машине, эти ещё курят без перерыва, в машине хоть топор вешай. На улице моросит дождик, окна практически закрыты.
И чувствую, по лицу текут слёзы... Не могу удержать их, глаза нестерпимо режет. Сижу, отвернувшись к окну, и тихо злюсь. Сам на себя злюсь. На патрульных этих злюсь, на погоду. На работу эту грёбанную. Как уйти, как перестать сутками жить в машине, куда уходить? Штуку вынь да положь каждый день, квартиру не оплачивали месяц, лекарства надо, пацан болеет...
Работу вроде обещали, но на семь тысяч кто протянет в Ростове, это селяне огородами живут...
Вернуть бы то время, когда тачки из Владика гонял, пара штук баков за неделю - заработок средний был. Или контрабанда на Украину: поездка - пятьсот гринов...
И тут замечаю, что монолог стих, и оба инспектора, открыв рты, смотрят на меня и слушают. А я и не заметил даже, что мысли мои начали переходить в бормотание, а постепенно - и в связную речь. Слёзы так и текут по лицу, уже не пытаюсь остановить их, просто сижу и ПЛАЧУ... РЫДАЮ, твою мать...
Такого удивления на лицах гаишников я не видел никогда.
Конечно, я уехал через пару минут.
Конечно, денег я не дал, и протокола не было.
Можно было бы тут сказать, что они ещё и денег мне дали, но это уже был бы перебор...

* * *
История эта произошла в начале перестройки, когда махровые цветы капитализма только начали распускаться. И не все еще о новых радостях знали.
Приехала как-то простая деревенская девчонка поступать в один из Красноярских институтов. Далее последовала стандартная схема: экзамены - облом - работа на заводе - общага. И вот, прошло время, денежки кончились. В деревне, понятное дело, занимать не у кого, и наша красавица в конце концов объявила: хочу, мол, подработать где-нибудь.
- Хочешь подработать - нет проблем! - отозвались местные грубые бабы и вывели подругу вечерком на площадь перед железнодорожным вокзалом. - Стой здесь, скоро кто-нибудь подъедет.
А девчонке лет 16-17. Стоит, ждет.
Подъезжает машина с двумя парнями.
- Чего стоим?
- Подработать хочу.
- Садись, поехали.
Приезжают они на квартиру, парни проводят ее в ванную и, сказав: "Ну, вымой тут чего надо", - уходят в зал... Шампанское разливать...
Проходит время. Много времени. Парни теряют терпение и идут взглянуть на свое приобретение. Открывшаяся взору картина лишает их дара речи.
Ванная вымыта до блеска, кухня тоже, девушка заканчивает мыть на кухне пол.
Придя в себя, парни дают ей 200 рублей и говорят:
- Все нормально, иди.
А девушка, добивая несчастных, отвечает:
- Ребята, это так много, давайте я вам еще окна помою?

* * *
Один инженер (назовём его Иванов) был командирован в Китай, на завод по производству гидромелиоративной техники. И хоть был он инженером-консультантом, выполнял фактически обязанности главного инженера завода. Специалист был очень ценный, отношения с Советским Союзом ещё дружественные, поэтому ему ни в чём старались не отказывать и все условия для работы всячески обеспечить. Главному инженеру полагалась персональная машина с шофёром-китайцем для выезда на работу и на объекты и квартира, которую регулярно приходила убирать симпатичная горничная, с того же завода к нему прикомандированная. Семья инженера осталась в Москве, человек он был в самом расцвете сил, и до того истосковался по женскому вниманию, что примерно через полгода работы сделал недвусмысленное предложение китайской горничной. Горничная покраснела и быстро ушла. Назавтра был выходной. Инженер трезво поразмыслил и решил как-то не обращать внимание на эту историю, а при случае поискать себе знакомств с известными целями за пределами завода, а то мало ли что...
В рабочий день, с утра, как обычно, за инженером заехал его шофёр и по дороге на работу сообщил:
- Понимаете, Вы только не обижайтесь и поймите правильно, но у нас вчера в коллективе было профсоюзное собрание. Так вот, собрание большинством голосов вынесло решение, чтобы горничная с вами не жила. Так решил трудовой коллектив.
Дальше шофёр подробно рассказал слегка подрастерявшему дар речи Иванову, что на собрании горничная выступила с заявлением, что у неё появилась проблема с тем, как прореагировать на предложение советского товарища. С одной стороны, против него лично она ничего не имеет, сама она относится к нему хорошо, на заводе его знают и ценят, поэтому, если собрание решит положительно, она будет готова начать жить с ним как жена, тем более, что работу по дому она и так регулярно выполняет. С другой стороны, всем известно, что у товарища Иванова в Москве другая жена и дети, поэтому его поведение может быть оценено, как недостойное. Поэтому пусть решает собрание.
Дальше на китайском профсоюзном собрании разгорелся нешуточный диспут. Значительная часть китайцев считала, что на предложение надо соглашаться, потому что благополучие ценного специалиста из братской страны очень важно, тем более, что горничная не была активно против. Большая же часть была против, потому что такие вещи явно будут отвлекать инженера от работы, а его поведение, с учётом русской семьи и детей, недостойно ни порядочного человека, ни специалиста, ни коммуниста. В итоге проголосовали и незначительным большинством голосов постановили отказать.
На этом историю можно было бы закончить, если бы не её реальный финал. Председатель профкома уведомил о решении собрания по партийной и международной линии. Вполне могу допустить, что из Москвы в посольство или торгпредство очень быстро пришла телефонограмма или бумажка в стиле: "Иван Иваныч! Чем вы там занимаетесь?! Уберите этого чудилу с его половыми проблемами, не позорьте наших специалистов!" В результате, инженера Иванова убрали из Китая в следующие 48 часов. А китайский партком рекомендовал перевести девушку из горничных на сельхозработы в подшефное заводу хозяйство. Во-первых, подальше от города и лишних разговоров, а во-вторых, потому что, если уж такое предложение было, значит она дала к нему повод.
Что стало с китаянкой, я не знаю. Инженер Иванов по приезде получил строгий выговор за аморальное поведение, в должности понижен не был, но твёрдо стал невыездным.
В середине девяностых он был ещё жив и на чём свет стоит материл советскую власть, ограничившую его свободу личности и, заодно, передвижения. Но карьеры на этом себе сделать не сумел...

* * *
Я живу во дворе супермаркета, где, естественно, мы все отовариваемся. Вчера встретила соседа Андрея, шедшего как раз оттуда. Рядом с ним бежала собачка. Андрей и рассказал мне эту историю.
Рассказ Андрея.
Я уже стоял в очереди в кассу, когда услышал крик дежурной по залу: "Держи его! Мясо украл!". За кассами, почти у выхода из магазина, я увидел пса. Черный дворняга с подбитой лапкой бежал к дверям на 3-х здоровых конечностях, держа в зубах кусок магазинного мяса в целлофане.
Здоровенный охранник бросился к вору. Я понял, что скоро пес, как минимум, лишится ещё одной лапы. Похоже, песик тоже почувствовал ужас. Вместо того, чтобы убегать из магазина, он, видимо, решил найти помощь у людей. Он как-то весь сжался и тесно приник к чьим-то ногам. Но ноги оказались ненадежной защитой, они быстро направились к выходу, оставив пса один на один с охранником.
Я закричал:
- Не трогайте! Это моя собака. Я оплачу мясо.
Но не так-то просто было остановить охранника. Ехидно глянув на меня, он произнес:
- Твоя, говоришь? Так он тут каждый день ошивается. Вчера не успел догнать его, стащил, гад, колбасу!
- А-а-а, понятно, - парировал я. - А я-то думал, где ж мой Платоша взял эту на месяц просроченную колбасу? Оказывается, у вас...
Вдруг заговорила стоявшая все это время молча дежурная по залу:
- Ну, что ты, Василий, - мягко обратилась она к охраннику. - Это совсем другая собака. Вчера рыжая была, а этот черный. Я его раньше не видела. - И, посмотрев на меня, добавила: "Всё в порядке".
Выслушав рассказ, я сделала вывод, что опасно покупать продукты в этом магазине, раз просроченное продают.
- Да не... - засмеялся Андрей. - Не было никакой колбасы. Это я придумал, чтобы спасти пса.
И, хитро улыбнувшись, добавил:
- А ты все же проверяй сроки годности. Не зря же они испугались!

* * *
Швейцария. Крутой ресторан. Сижу, пью пиво и, разглядывая меню, понимаю, что поесть придется в другом месте - цены заоблачные. В дальнем углу сидят за полностью заставленным столом три конкретных насоса и, не переставая материться по-русски, на ломанном английском заказывают коллекционное вино за 2500 франков. Через некоторое время официант с поклоном ставит нераспечатанную бутылку на стол и уходит.
Обматерив ненавязчивый швейцарский сервис, один из них достает из кармана складной штопор и, уверенно открыв бутылку, разливает на троих это дорогущее вино. Насосы выпили его залпом и, скривившись, почему-то сразу же стали запивать водкой. Весь обслуживающий персонал с неподдельным ужасом наблюдал за сим действом, бросив на время работу.
Допив пиво, я подзываю официанта и на хорошем немецком прошу счет. Приняв меня за голландца (у них похожий акцент), официант негромко решил со мной пооткровенничать:
- Странный народ эти русские - пьют коллекционное вино!
- Наверное, деньги некуда девать,- осторожно предположил я.
- Да дело ведь не в деньгах... Вино после 25 лет уже пить не стоит - оно уже скисло и на него можно только смотреть, как на музейный экспонат.
- А этому?
- А этому 120 лет - это чистый уксус...

* * *
Пятница, вечер. Небольшой круглосуточный магазин на остановке. Передо мной в очереди стоит мужчина, обычный такой работяга, который, наверное, с дневной смены приехал. Уже немного нетрезвый. Покупает 1,5 литра самого дешевого пива.
В магазин заходит семья. Мама, папа и девочки-тройняшки, года по три им. На вид очень небогатые, такие, знаете, печально-виноватые лица. У девочек застиранная купленная на вырост (или просто отданная) одежда, стоптанные сандалики, спутанные волосенки без каких-либо бантиков и заколочек. Папа уходит в магазин за молоком, мама остается с дочерьми возле камер хранения.
И вдруг мужчина в очереди передо мной срывается, подходит к холодильникам с мороженым, достает 3 упаковки. Кассир пробивает сначала его. Видимо, вместо обычного пломбира (которое стоит рублей 10) мужчина по ошибке взял дорогое фисташковое мороженое. За 3 стаканчика - 90 с чем-то рублей. А у него всего сотня была, я уже потом это поняла. Он смотрит на кассу и убирает пиво с ленты. Отдает деньги, забирает сдачу мелочью. Отдает мороженое девчушкам и уходит. Они ему даже "спасибо" не сказали, только проводили удивленно-испуганными глазенками. Мама девочек чуть не заплакала.
Вся очередь словно оцепенела на секунду. Кассир сбилась на дежурной фразе про пакет...
Честно говоря, я бы не поверила, если бы просто прочитала об этом где-нибудь в интернете.

* * *
- На Новый год положено делать подарки! - сказал я, и внимательно посмотрел на родителей. - Желательно дорогие и приятные!
- Вот как? - удивилась мама. - А я и не знала... - и посмотрела на папу, ища поддержки.
Но папа ее не поддержал.
- Сын прав! - сказал он. - Видишь, он уже становится взрослым...
Я победоносно глянул на маму и постарался вытянуться, чтоб стать повыше ростом.
А папа продолжил, обращаясь к маме:
- ...так что, нас ждут с тобой прекрасные новогодние подарки!
- Правда? - обрадовалась мама.
- Конечно! Раз сын сказал... - папа был серьезен, как никогда.
Я хотел было ответить, что подарки надо дарить только мне, но прикусил язык. Так опозориться перед родными, поверившими в меня, я не мог.
Ситуация... До Нового года десять дней, а денег у меня - рубль с мелочью! Маловато...
Ладно. С деньгами что-то придумаю. Потом. А сейчас важно узнать, какие подарки больше всего обрадуют маму и папу.
- Что можно подарить маме? - спросил я себя.
И честно ответил:
- Не знаю!
Аналогичной была ситуация с папой...
Я - плохой сын!
Что-то горько на душе стало... И я вдруг вспомнил, что никогда-никогда за свои немалые уже десять лет не делал родителям подарки. Нет, мы что-то ненужное и уродливое клеили в детском саду, рисовали какие-то придурочные открытки в школе, но это было не более, чем испорченные плоды урока "ручной труд".
Я долго думал, а потом пошел к маме.
- Мама! - спросил у нее. - А что папа больше всего хочет?
- Чтоб ты всегда был здоров! - сказала мама. А потом подумала и добавила: - И счастлив!
- Это неинтересно... - отмахнулся я, - ты мне лучше скажи, что папа хотел бы получить от Деда Мороза?
Мама задумалась.
- Знаешь, - сказала она, - у папы нет хорошей авторучки. Стыдно смотреть на то, чем он пишет...
Поблагодарив маму, я принялся за папу.
- Па-а, а что мама попросила бы у Деда Мороза в подарок?
Папа тоже подумал, а потом сообщил, что у мамы заканчиваются любимые духи "Красная Москва".
На следующий день после школы я пошел по магазинам. Итоги этого мероприятия меня просто убили. Да, я нашел в магазине "Военторг" на Ленина прекрасную китайскую авторучку с золотым пером! Да, в парфюмерном отделе там же имелись духи "Красная Москва". Но! Авторучка стоила сорок пять, а духи - пятьдесят пять рублей! Где взять такие невероятные деньжищи?
Весь день я ходил, повторяя и повторяя вопрос:
- Что делать?
А ночью мне приснился наш кот Василий, который, расправив усы и хватив валерьянки, предложил:
- Возьми деньги у меня!
С тем я и проснулся, зная, что выход найден.
По-моему, уже когда-то, краснея, рассказывал, что у меня была копилка в виде кота. И я частично методом пожертвований, частично методом прямого вымогательства собирал в копилку деньги на фотоаппарат "Смена". Стоил фотоаппарат сумасшедшие деньги - сто сорок рублей! Но он был больше, чем цель. Фотоаппарат был мечтой заветной!
А теперь предстояло мне расстаться с мечтой.
Глаза немного слезились, когда я, расстелив газету на полу, взял с полки копилку-кота. Он был у меня очень и очень долго, больше года, и я привык к нему... Мне казалось, что кот смотрит на меня укоризненно.
Отвернувшись, я ударил по донышку молотком. Слабо, наверное. Донышко не разбилось. Я ударил сильней, потом еще сильней. И... Вместо того, чтоб проделать дыру в донышке, я разбил кота на пять частей! И заплакал.
Потом все же собрал среди осколков рубли, трешки, одну красную десятку и мелочь. Подсчет богатств показал, что уже есть девяносто два рубля. С копейками.
Ближайшие два дня я просто вымогал послать меня за покупками. Еще бы! Ведь вся сдача мелочью, по негласному уговору, оставалась мне. Честно говоря, покупая сахар, я смошенничал, попросив продавщицу тетю Катю дать рубль двадцать сдачи мелочью...
А потом пришел к нам мой дядя Женя. Он погостил, попил чай с родителями, а уходя, вынул пять рублей и сказал:
- А ну, тащи сюда своего кота!
- У меня его нет... - пробормотал я.
- Как нет? - удивилась мама. - Я твоего кота только на днях видела!
- Я его разбил! - и я показал маме обломки копилки, которые зачем-то тщательно сберегал.
- А где деньги? - спросила мама.
- Потратил...
- На что?
- Не скажу!
Почуяв неладное, дядя сунул мне пятерку и поманил за собой.
- Пойдем, проводишь!
- Достанется? - спросил он во дворе.
Я пожал плечами. Было очень-очень обидно!
- Хоть с толком деньги потратил? - спросил он.
- Еще не потратил...
И я рассказал ему все.
- Сколько не хватает? - деловито спросил дядя и, впервые в жизни, погладил меня по голове.
- Уже хватает...
- Тогда вот что, сходи-ка ты в гастроном и купи родителям и себе по пирожному. Это успокаивает! - и дядя протянул мне десятку.
- Пошли вместе! - оживился я. - Нам же до угла по пути!
Но дядя Женя сослался на какие-то дела и остался.
Когда я с пирожными вернулся домой, у мамы с папой был смущенный вид. Они шумно радовались пирожным, но, почему-то, отдали мне еще и по половинке своих... О разбитой копилке больше разговоров не было. Сами осколки копилки тоже пропали.
Ручку с золотым пером и духи я купил назавтра. И спрятал.
Тридцать первого декабря, ложась спать, подарил родителям, перед тем, как они ушли встречать Новый год, авторучку и духи. Они обрадовались, стали благодарить. Это было так приятно!
Утром, проснувшись раньше всех, я глянул под елку. Все-таки и я надеялся на подарок. Под елкой на каком-то постаменте стоял мой копилка-кот, кем-то умело склеенный. Собирать в него деньги, конечно, было уже нельзя, но... Я обрадовался. А потом огорчился. Склеили кота и все! Неужели я больше ничего не заслужил? Я сидел, сдерживая слезы, и думал над тем, что поблагодарю за подарок и виду не подам, что обижен...
А потом я глянул на довольно большой куб, служивший коту постаментом.
Не может быть!
Но это было так. Постаментом коту служила коробка, и я знал, знал, знал, что в ней найду!

* * *
Давно. 80-е годы. Приехал к нам во двор как-то знакомый парень на мотоцикле "ЯВА". Мечта всех парней, красно-вишневые бока, никель выхлопной трубы, рык мотора. Естественно, все начинают у него просить прокатиться. А чё, ему не жалко, нате, катайтесь.
Дошла очередь и до меня. Получаю краткий инструктаж: где газ, где тормоз, сцепление и т.д. Сажусь, ручкой газа: дрын-дрын-дрын. Ух, ты! Сзади девчонка садится, мол, прокати. Я ей кричу сквозь грохот мотика, что я первый раз, слезай. "Ерунда - говорит - все в первый раз". Ну, ладно, сама напросилась.
Молодость, кровь кипит, девчонка сзади, понтов выше крыши. Проехались по своему двору, по соседнему, вдоль школы, чтобы все видели: Я С ДЕВЧОНКОЙ, НА МОТОЦИКЛЕ. Повернули назад. Чтобы подъехать обратно к дому, надо повернуть налево и подняться одновременно в горку. В это время "ЯВА" начинает "чихать" и дёргаться. Я, как заправский гонщик (казак на лихом скакуне, мля), добавляю газу. Что произошло - понял только потом. Мотоцикл КА-А-АК ЗАОРЁТ, КА-А-АК ПОНЕСЁТСЯ. А-А-А-А!!!!
Дальше всё как в замедленной съёмке: не вписываюсь в поворот; медленно, очень медленно приближается бордюр, в который я и въезжаю передним колесом; "ЯВА" уходит вправо в кусты, а я, согласно всем законам физики, продолжаю прямолинейное движение... Низенько так лечу, на бреющем, видимо к дождю. А надо мной летит девчонка, машет руками, как птица, и орёт во всё горло: "ТВОЮ МА-А-А-А-А-АТЬ!!!".
Очнулся, смотрю, обнимаю люк канализации - не долетел сантиметров десять головой. А у женщин, видимо, лётные качества лучше (другая аэродинамика, опять же крыльями махала), потому что перелетела она меня метра на два. Тоже, наверное, дождь почуяла: залетела под скамейку - какая-никакая, а крыша.
Ржали потом все: мы вдвоём от стресса, остальные над нами. Мотоцикл не пострадал, заглох в кустах.

* * *
Настроение поганое. Сидим с тещей у телевизора, болеем за наших и от волнения глубоко вгрызаемся в воблу. Жена и сын уже спят. Соседи за стеной - бедолаги, вообще от каждой неудачной атаки орут как резанные.
Стоп. А чего они там так раздухарились?
Ту квартиру уже год снимает Алик с семьей. Я даже не уверен - Алик ли он. Так, услышал при знакомстве. Скорее всего, он - Али. Национальность тоже непонятна, может быть курд, может турок или даже афганец. Главное, что люди спокойные и не конфликтные. Иногда к Алику на пару дней приезжают земляки - торговцы с рынка, но тоже ведут себя тихо, как их полосатые сумки - никого не видно и не слышно. А сегодня отчего-то пошли вразнос. И что характерно - болеют за Россию. Футбол - дело хорошее, но зачем же так орать?
Когда нашим забили гол, в комнату вошел сонный сын и, не открывая глаз, сказал:
- Папа, эти соседи так кричат, как будто они кого-то сбросили с балкона, а потом передумали и теперь страдают...
Да, это и вправду было громко. Страдания за стеной по поводу гола переросли в дикий скандал.
Я отложил тараньку, натянул штаны и, воспользовавшись перерывом в матче, решил сходить узнать - кого и за что там убивают?
Звоню, вопли за дверью моментально стихают, открывает Алик. Он, виновато улыбаясь, приглашает меня на кухню и начинает оправдываться:
- Извините за шум, просто России забили гол, и они переживают.
"Они" - человек восемь смуглых, нерусских мужиков, недобро смотрели на меня, как фанатский сектор смотрел бы на заглянувшего к ним капитана нашей сборной. Я вдруг почувствовал себя виноватым за вялую игру наших. Вроде пришел ругаться, а выглядел как капитан тонущего "Титаника", который пришел к пассажирам третьего класса извиняться за айсберг.
Маленький телевизор издевался с холодильника повторами гола в наши ворота, но никто на него не смотрел, болельщики грустили. В углу стоял не по росту огромный для кухни российский флаг.
Я, окончательно сбитый с толку, миролюбиво сказал:
- Ну, ладно, не переживайте, может после перерыва наши еще забьют. Я даже не ожидал, что вы... а оказывается такие яростные болельщики нашей сборной.
Алик:
- Да не... Просто им очень нужно, чтобы Россия вышла из группы... Извините, мы будем потише.
Второй тайм.
У Алика за стеной поначалу все было тихо, но потом дети разных народов опять начали кричать и ругаться. Мы с тещей решили потерпеть - не долго осталось, пусть люди получат удовольствие.
Ну вот и все. Финальный свисток, да и таранька кончилась. Грустно.
А болельщики у Алика все не уймутся, орут, как будто у них матч еще продолжается. Прошло 5 минут, 10, но крики не стихают.
Опять надеваю штаны и иду, звоню Алику. Открывается дверь. Я, с претензией в голосе:
- Ребята, скоро два часа ночи! Ну, проиграли и проиграли, жизнь продолжается, чего так орать? Вы что тут, матч в записи пересматриваете?
Алик:
- Извините, больше не будем. Вот это Вам, подарок.
И Алик протянул мне российский флаг.
Я, окончательно сбитый с толку, стоял в коридоре с развернутым знаменем, а Алик продолжал:
- Они - Алик кивнул на своих смурных гостей - только что потеряли большие деньги. Там, у меня в комнате этих флагов осталось двести шестьдесят штук, а маленьких еще больше. Как их теперь продавать на светофорах? Кому теперь они нужны, если вы проиграли?