мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Афоризмы - 14


Станислав Ежи Лец. Непричесанные мысли
Легковерные люди — какая опасная секта!

Хочешь заглушить голос своего сердца? Тогда добивайся оваций толпы.

Когда у власти хамелеон, окраску меняет его окружение.

Многие, доискиваясь до истоков, выкопали себе могилу.

Человек, завоевывая новые миры, не теряй почву под ногами!

Каждому стаду его черную овцу!

Пуритане должны носить два фиговых листка — на глазах.

Кто набрал в рот воды, пусть, по крайней мере, никого потом не оплевывает.

Когда обезьяна расхохоталась, увидев себя в зеркале, родился человек.

Две гильотины стояли рядом. А палачи соревновались — кому из них собственную голову отрубят позже.

Помни, все на этой земле тяготеет к падению.

Сезам, отвори — я хочу выйти!

Существуют пародии на несуществующие вещи.

Из множества нулей легко образуется цепь.

Не будите догадок, если не умеете их усыплять.

Носит власяницу, но ее покроем очень недоволен.

Достаточно предаться иллюзиям, чтобы испытать реальные последствия этого занятия.

Если выжать сухой факт, из него порой сочатся слезы или кровь.

У каждого класса есть своя мелкая буржуазия.

Многие в автобиографиях умалчивают о своем несуществовании.

Трудно гладить животное, когда оно в человеческой шкуре.

Он вынужден надуваться — так бесхребетен.

Анекдоты о сумасшедших, рассказанные ими самими, звучат волнующе реально.

Не вали все в один мешок — не поднимешь!

Шовинизм так низок, что проходит в любые щели.

Ставь точку под вопросительным знаком!

Тот, от кого дурно пахнет, любит, чтобы ему кадили.

В опасные времена не уходи в себя: там тебя легче всего найти.

Что из того, что у зайца глаза всегда открыты?

И кнут пускает побеги, когда попадает на подходящую почву.

Прямо не верится, что ложь существовала еще до изобретения печатного станка.

Нравственность падает. На все более мягкие ложа.

Порой мерой величия становится отдаленность от преступлений.

Иногда преступлением является как раз алиби.

У него был такой угол зрения, что его оттуда выселили.

Не давай чувствам завести туда, где они кончаются.

Те, кто не могут превзойти человека, стараются его принизить.

Черепахе приходится быть твердой сверху, потому что она мягкая снизу.

Чем выше место, с которого падаешь, тем больнее.

Кое-кому для полного счастья не хватает только счастья.

Помните, что цена, которую платят за свободу, падает, когда растет спрос на нее.

И неверие может быть для кого-то святым чувством.

Задолго до того, как подумали об искусственном создании человека, его уже умели устранять с помощью искусственной смерти.

Тому, кто единожды чувствовал себя монументом, потом трудно быть натурщиком.

Иногда кажется, что в нас живет некто, поселившийся там по распоряжению властей.

Оказавшись в одной яме с волком, не выказывай ему свое пренебрежение.

Мудрости на свете должно быть предостаточно, ведь ею мало кто пользуется.

Если бы зверь убивал умышленно, это было бы по-человечески.

Иногда легче дать премию, чем признать правоту.

Если настало время бить тревогу — ударь в колокола, даже не будучи звонарем по штату.

Искусство живет благодаря умам, а не пленумам.

Когда вода доходит до рта — выше голову!

Микрофон не должен удивляться, что он оплеван тем, кто им пользуется.

Воробей свободен в клетке для орлов.

Всю жизнь последовательно идти к цели можно только тогда, когда она постоянно отодвигается.

Мир законченной лжи — где все выглядит правдиво.

Широкие горизонты чаще всего открывают лишь в самом узком кругу.

Говорят, лишившись зубов, человек обретает большую свободу языка.

Если вам придется разминуться со своей целью, делайте это на безопасном расстоянии.

Чтобы его заметили наверху, распластывался, как мог.

Когда в политических сказках фигурируют только животные, это признак бесчеловечного времени.

В истории учитываются и несвершившиеся факты.

Сколько населения приходится на одну голову!

Не нужно строить приюты для нищих духом.

Нужны прейскуранты — что предстоит сделать любой ценой.

У меня всю жизнь ощущение, будто я играю драматические эпизоды в каком-то длинном фарсе.

Один штрих мастера иногда разделяет две эпохи в искусстве.

Как приятно вспоминать время, когда свободно предавался воспоминаниям.

Сокрушим Бастилии прежде, чем их построят.

Разоблаченная ложь думает, что стала правдой.

Я многое постиг во сне — там люди говорят без обиняков.

Французская революция убедительно показала — проигрывают те, кто теряют головы.

Легче провозгласить себя Цезарем, чем швейцаром.

Другие все обратили в смех, а я незаслуженно получаю лавры сатирика.

Глубину произведения можно имитировать темнотой стиля.

Литераторы, надо писать не чернилами, а кровью! Но только не чужой.

Что деформировало их лица? Слишком высокие слова.

Люди растут, все труднее им прятаться.

Он — каждый раз иной, поэтому может повторяться.

Не следует разгонять скуку силами милиции!

Сатиру не интересуют вещи, которые смешны сами по себе.

Солома в голове некоторых поэтов, очевидно, устраивает Пегаса.

Эксплуатация человека человеком — как здесь все человечно.

То, что один поэт говорит о другом поэте, можно сказать не будучи поэтом вовсе.

Искусство идет вперед, а за ним охрана.

Трагизм эпохи лучше всего передает ее смех.

Каждый зритель приносит в театр свою собственную акустику.

В начале некоторых песен вместо скрипичного ключа стоит параграф авторского договора.

У всех великих трагедий — счастливый конец, но кто в состоянии до него досидеть?

Смотри: когда ты ходишь в блеске славы, преимущество на стороне твоих врагов — они затаились в тени.

Иногда безопаснее, чтобы тебя видели в кривом зеркале, чем в обычном.

Крикнул: “А король-то голый!”. Но придворные заткнули ему рот: “Молчи!”. “Почему?” — “Может простудиться!”

Мечта рабов — рынок, где можно было бы покупать себе хозяев.

Нет таких глупцов, которые время от времени ими бы не прикидывались.

И Иуды научились носить кресты.

Не все фениксы, восстающие из пепла, признаются в своем прошлом.

В его молчании крылись языковые ошибки.

Уже и дьявол наслышан о современном обобществлении и не желает заключать договоров с частными лицами.

Многие не жили своей жизнью, желая обойтись чужой смертью.

Глядя на мир, сощурив глаз, легче скрыть слезу.

Хитрецы! Сговариваются с чертями, чтобы те их не пускали в ад.

Жаль, что счастье нельзя найти на пути к нему.

Мул — скотина изворотливая: когда надо, настаивает, чтобы на нем было лошадиное седло, в другой раз ссылается на свою ослиную тупость.

Есть баррикады, пустые с одной стороны.

Тюрьма — не место изоляции от истории.

Хвастался: “Я марширую с ними, но в такт другой музыки!”

Человеку, подвергнутому колесованию, безразлично, в какую сторону колесо вращается.

Те, что переросли свое время, часто ходят с опущенной головой.

По какому праву распинают на кресте тех, кого почитать и не собираются?!

Мысль никогда не бывает свободна. Она ограничена умственным горизонтом человека.

Труднее всего плыть против течения собственной крови.

Свобода должна иметь свои границы.

Человек любит смеяться. Над другими.

Как трудно скрыть свое небытие!

Право слово, далеко не все львы — орлы.

Бывает, что пес машет поводком.

Смотри, бесстыжие могут покраснеть твоей кровью.

Нищие духом способны лишь на дешевый оптимизм. Правда, он дорого обходится другим.

Вести диалог с миром? Только без подслушивающих устройств.

И вас удивляет, что карлики тянутся вверх?

Стоящие у руля часто окружают себя нулями — они напоминают спасательные круги.

Сколь многие хотели бы покинуть самих себя в момент опасности.

Идеи приходят в голову изнутри.

Ты — дитя своего времени, но тебе принадлежит выбор второго родителя.

Не бренчи ключами тайн!

Человеческая прямолинейность не всегда кратчайший путь к цели.

Дьявол не спит. С кем попало.

Его пытали, надеясь отыскать в нем собственные мысли.

Для прыжка в пропасть трамплин не нужен.

Первым условием бессмертия является смерть.

Свободу симулировать невозможно!

Для лошадей и для влюбленных сено пахнет по-разному.

Нельзя сыграть “Песню свободы” с помощью инструмента принуждения.

Штаны можно протереть и на троне.

Конституция государства не должна нарушать конституцию граждан.

Неграмотные вынуждены диктовать грамотным.

Если ты человек бесхребетный, не лезь из кожи!

Делить людей можно по-разному. Палач, например, делит их на головы и туловища.

До глубокой мысли надо подняться.

Я красив, силен, умен, добр. И все это открыл я!

Окно в мир можно завесить газетой.

Хоть давай корове какао, шоколаду не надоишь.

А может, сам Бог выбрал меня в атеисты?

Иногда крючок проглатывают вместе с рыбаком.

Переливание крови нередко совершается из кармана в карман.

Люди, не скромничайте. Не притворяйтесь львами.

Не могу пылать негодованием при звуке имени Герострата, покуда не видел храма Дианы в Эфесе.

Полные люди живут короче. Но едят дольше.

Не рассказывайте своих снов. А вдруг к власти придут фрейдисты?!

Марионетки легко превращаются в повешенных, так как веревки уже есть.

В одних странах изгнание является самым суровым наказанием, в других его добиваются лишь самые гуманные из граждан.

Кому отдать в жены свободу, чтобы она принесла наследников?

У кого хорошая память, тому легче о многом забыть.

Не руби сук, на котором сидишь, разве что тебе грозит опасность быть на нем повешенным.

Овладел наукой, но ее не оплодотворил.

И мазохисты на пытках открывают все. Из благодарности.

Никогда не открывай двери тем, что открывают их и без твоего позволения.

И объективные люди не вполне объективны, ибо они на стороне справедливости.

Иудин поцелуй затыкает поэту рот.

Овца, имевшая золотое руно, не была богатой.

Можно умереть на острове Святой Елены, не будучи Наполеоном.

Богу — богово, кесарю — кесарево. А что людям?

Из провинции поступило предложение, чтобы за меньший гонорар я поставлял им менее ценные мысли.

Как это допустили тогда: Сотворение Мира!!!

Он так мало начитан, что вынужден сам придумывать цитаты из классиков.

Жизнь — очень нездоровая штука. Кто живет, тот умирает.

Любой смрад, сражающийся с вентилятором, считает себя Дон Кихотом.

Темные окна иногда бывают ясным доказательством.

Как упражнять память, чтобы научиться забывать?

Когда сплетни устаревают, они становятся мифами.

“Заяц любит свеколку”, — таково мнение повара.

А что евнуху от появления гражданских браков взамен церковных?

Осины дрожат в любой стране и при любой системе. И — черт возьми! — везде зеленеют.

Можно ли расходиться с правдой? Да, если ее опережаешь.

Иногда даже глупый сапог оставляет после себя неистребимый след.

За каждым углом нас поджидает несколько новых направлений.

И медные лбы полны блеска.

Иной, продираясь на пьедестал, повис на фонаре.

Не зови ночью на помощь. Еще разбудишь соседей.

На Востоке нас называют Западом, а на Западе — Востоком.

Даже окулист не обнаружил бы в ее глазах ничего больше, чем три диоптрии.

Удобное ли мировоззрение скептицизм? Скептики относятся к этому скептически.

Глупость не освобождает от мышления.

Возмущение никогда не должно быть столь глубоким, чтобы мог наступить его взрыв.

В начале было Слово, а в конце фраза.

Оптимизм и пессимизм различаются лишь в дате конца света.

И подумать только, что на огне, похищенном Прометеем у богов, сожгли Джордано Бруно!

Садисты и мазохисты должны вместе создавать объединения, тресты и государства на основе полного самообеспечения.

Икс — это великий человечек!

“Голый король”, но в великолепном убранстве.

Если бы не то, что человек живет на свете, сомневаюсь, чтобы он интересовался политикой.

Требуйте для мышления восьмичасового рабочего дня!

Ах, знать бы домашний адрес Господа Бога!

Меткий выстрел: не попасть в человека.

Заселить мир легко. Заставить его обезлюдеть тоже. Так в чем же трудность?

Законы физики открывают обычаи природы.

Имеет ли право людоед говорить от имени съеденных им?

А когда цель сама попала в цель?

Вес проблемы измеряется брутто. Вместе с нами.

Мы смотрели друг другу в глаза, и я видел только себя, и она только себя видела.

Не каждому жизнь к лицу.

Многие из тех, что обогнали свое время, вынуждены потом его дожидаться в не слишком удобных помещениях.

Будьте своим собственным министром внутренних дел!

Смейтесь до слез! Это устроит как оптимистов, так и пессимистов.

Не всякий залп — вестник революции.

Две параллельные линии в бесконечности сходятся — и они в это верят!

Настоящая сплетня никогда не должна подтверждаться стопроцентно.

Себя можно оплевать не открывая рта.

Мы всё понимаем, и поэтому ничего не можем понять.

И душе порой нужна диета.

Дубины древних людей были игрушкой. Сегодня это понял бы даже убитый ими.

Ответственность любит удобства, она охотно почиет на плечах неприкасаемых.

Восклицательный знак, который раскис и сник, становится вопросительным.

Люди, чтимые как божества, со временем, действительно, теряют человеческий облик.

Оказавшись на любой вершине, ты стоишь над пропастью.

Не знаю, была бы рыба немой, если бы имела столько секретов, как мы.

Всегда надо быть лишь самим собой. Конь без улана — все конь. Улан без коня — только человек.

Не сгибайся, а то тебя выпрямят!

По скромности считал себя графоманом, а был доносчиком.

Верующий ли я? Об этом один Бог знает.

Реформа календаря не сократит срок беременности.

За дешевку люди охотно платят очень дорого.

“Это всего лишь метеор”, — презрительно сказала свечка.

Мне снился кошмар: засилье бюрократов в стране, где недавно ликвидирована неграмотность.

“С евнухами можно долго беседовать”, — рассказывала одна дама из гарема.

Глупость — мать преступлений. Но среди отцов встречаются гении.

Не следует допускать того, чтобы городской транспорт годился только на сооружение баррикад.

Люди — это “навоз истории”? Надо и здесь как можно скорее перейти на искусственные удобрения.

Результат давления зависит от материала — одни становятся меньше, другие — больше.

А, может, аргонавты подозревали, что под золотым руном кроется золотой телец?

Можно переменить веру, не меняя Бога. А также наоборот.

Наше общество можно назвать состоятельным — правда, преобладает в нем нетрезвое состояние.

Людоед высоко ценит человека.

Некоторые люди смотрят так, будто глядят на мир через глазок тюремной камеры.

Часы бьют. Всех.

Перст божий никогда не оставляет идентичных отпечатков.

Мне приснилась реклама противозачаточных средств: “Непоявившиеся на свет будут вас благословлять!”.

Если бы хоть со дна все казалось высоким!

Труднее всего обстоит дело с правдой, когда все может оказаться правдой.

Дна не существует. Существуют только препятствия для проникновения вглубь.

Нелегко жить после смерти. Иногда на это нужно потратить всю жизнь.

Мысли иных людей так плоски, что не доходят даже до их головы.

А голые женщины могут быть интеллигентного вида?

Следование догматам грозит матом.

Помни, никогда не изменяй правде! Изменяй правду!

Ввиду усиливающегося в некоторых странах интереса к исламу, следует напомнить, что мусульманская религия строго запрещает употребление алкоголя.

Можно крутить назад шарманку, но не мелодию.

Мы делали из красных наволочек знамена, а другие делали из знамен чехлы на перину.

Время делает свое. А ты, человек?

И слово может быть кляпом.

Чтобы мыслить, необходим мозг, не говоря уже о человеке.

Никто не любит привкус дрожжей в тесте, которое только благодаря этим дрожжам и взошло.

У смерти клиентура не вымирает.

Ведь из рая изгнали только Адама и Еву. А как оттуда выбрались на свободу львы, орлы, обезьяны, блохи и т. д., а еще яблоки?

Настоящий резонанс? Если поразить нужного человека в нужное место.

Есть и такие, что погружаются на большую глубину, чтобы пускать оттуда маленькие пузырьки.

Из опыта стрелка — большую цель труднее поразить, чем малую.

Там, где все поют в унисон, слова не имеют никакого значения.

Я бы никогда не совершил самоубийства. Я верю в людей — всегда отыщется услужливый убийца.

Человек уже обрел крылья, но не стал ангелом.

Небесные тела движутся по тем же орбитам, но в соответствии со все более новыми законами.

Бессильное бешенство творит чудеса.

Есть точка, которая заключает не предложение, а судьбу.

И зло обещает лишь осчастливить нас.

Ошибайся коллективно!

Фемида слепа. Поэтому она не видит своих слуг?

Нет бесполезной красоты. Она существует хотя бы для того, чтобы ее могли ненавидеть.

Мы по горло сыты чужим недоеданием.

Антеи, берегитесь трясины!

Временами ложь так тесно прилегает к правде, что жить в такой щелочке трудно.

Надпись на пьедестале памятника порой звучит как объявление о розыске преступника.

Из оптики: издалека все выглядит крупнее.

Не оскорбляй другого на языке, которого тот не знает! Это садизм.

Трудно возникнуть мирам, в начале которых — Слова, Слова, Слова.

Улочка, из которой можно вернуться назад, еще не тупик.

Какое благосостояние должно быть достигнуто в государстве, которое может позволить себе, чтобы половина его населения сидела в тюрьмах на казенный счет, а другая — ее охраняла?!

Распускают слухи, будто меня интересует моральная сторона политики. Боже упаси! Да что я — мистик?

О нем можно писать только в превосходной степени. Разумеется, негативно.

Некоторые никогда не выпускают из рук руля, ведь он может пригодиться и на другом судне.

Когда рождается пессимизм? Когда сталкиваются два разных оптимизма.

Я так полон оптимизма, что больше в меня его не влезет.

Настоящего мужчину узнаешь везде, даже если он голый.

Поступок следует за мыслью, но, горе нам, если он ее обгоняет.

Слов “Мир прекрасен!” обычно требуют как раз те, кто его опаскудили.

Страшное дело — плыть в грязной реке против течения.

Правда всегда всплывает на поверхность. Но сначала она ныряет поглубже.

Колоритная фигура: все время меняет цвета.

“Мы всегда возвращаемся к нашей первой любви”. Может быть. Но каждый раз с иной целью.

Преступники несли транспарант: “Запретить пытки нашей совести! Дайте ей спать спокойно!”

И Мессия с нетерпением дожидается своего пришествия.

Учтите опыт орнитологов. Чтобы писатели могли расправить крылья, они должны свободно пользоваться перьями.

Железный человек. Поэтому он не ощущает цепи как нечто чужеродное.

Кто обнаружил эхо, любит повторяться.

Дрожит и листок. А за что он может быть привлечен к ответственности?

Тирания — муза проповедников и морализаторов.

Когда слово становится делом, оно перестает быть литературой.

Создавайте мифы о себе, ведь боги поступали не иначе!

Я поймал счастье за хвост. Оно вырвалось, оставив в моей руке перо, которым теперь и пишу.

Воскреснуть без согласия на то убийц — храбрость!

Некоторые наживают себе трагедии, как мозоли: от одного хождения по земле.

Иные шутовские погремушки звучат фальшиво!

И пролитая кровь пульсирует. Пульсом эпохи.

Время, изобилующее гениями. Но, надеюсь, что будет и несколько способных людей.

Будь сентиментален. Это позволит тебе вспомнить с чувством даже былые трагедии.

Не стоит пропагандировать чистый абсурд там, где царит абсурд всеобщий.

“Говоришь, он меня высоко ценит? Знаю, он потребовал бы больше, чем 30 сребреников”.

“Я слышал, что мир прекрасен”, — сказал слепой. “Говорят”, — подтвердил зрячий.

Рассвет часто прерывает самые поэтические сновидения о нем.

Полицейский пес идет только по легальным следам?

Будьте самоучками — не ждите, чтобы вас научила жизнь.

Он был неуступчив. Требовал от себя компромисса.