мобильная версия
Меню
Занятные буковки

Афоризмы - 13


Станислав Ежи Лец. Непричесанные мысли
Приближаясь к правде, мы иногда удаляемся от действительности.

Страшнее всего кляп, смазанный медом.

Лжепророки сами исполняют свои предсказания.

Не богохульствуй, если не принадлежишь к верующим!

Все люди — актеры. Откуда же взять для них репертуар?

И вечность прежде была поосновательнее.

Отсутствие таланта он восполнял отсутствием характера.

У людей вообще запоздалая реакция — понимание обычно приходит лишь к следующим поколениям.

Человек с человеком от века ведут один монолог.

Бывают эпохи, когда на ложе смерти философ может сказать: “Какое счастье, что я не был понят!”

С любой точки зрения нельзя быть слепым.

Жития некоторых святых я люблю читать с конца — в этом случае обретаешь веру, что кое-кто может снова стать человеком.

Он был прогрессивным верующим. Соглашался, что человек произошел от обезьяны, но уточнял — от обезьяны, спасшейся в Ноевом ковчеге.

Как справедливее всего судить о каком-либо государстве? Проще всего — на основе его суда.

Нужно стать известным человеком, чтобы позволить себе выступать инкогнито.

Тень способнее тебя — она делает то же самое безо всяких усилий.

Художественным вкусом критика X. можно пользоваться как надежным компасом — он идеально испорчен.

Под палкой даже в барабане пробуждается Муза.

Сходят с ума лишь те, у кого есть с чего сходить.

Слабая память поколений укрепляет легенды.

А мышление — это социальная функция или функция мозга?

На человеческую память рассчитывать нельзя. На забвение, к сожалению, тоже.

Бывает, свиньи презрительно хрюкают, обращаясь к пастуху: “Подумаешь, свинопас!”

Когда враг потирает руки от удовольствия, настал момент реванша, если твои руки свободны!

Семейный круг циркулем не создашь.

Прогресс: наши пращуры ходили в звериных шкурах, нам и в своей не по себе.

Некрасиво показывать пальцем, даже на себя как на избавителя.

Спасти человека от пасти акулы может и людоед.

Интересуешься всяким дерьмом? Значит, сам навоз.

Я дотронулся до Венеры Милосской. “Держи руки при себе!” — вскричала она. Ясно, комплекс.

Идеальные подделки должны разделить судьбу оригиналов.

Извечная мечта палача — комплимент осужденного за высокое качество казни.

Первый человек не чувствовал себя одиноким, ведь он не умел считать.

Отговорка людоедов: “Человек — это скотина!”

Жаль тех, что не видят звезд, пока их не треснут по зубам.

Докопавшись до самых глубоких археологических слоев, мы, возможно, отыщем следы великой культуры, которая существовала до появления человека.

Он — это сплошная пустота, до краев наполненная эрудицией.

Может ли считать свою задачу выполненной миссионер, которого сожрали туземцы?

Если ты достиг вершины, то можешь пользоваться аргументом: “Дальше нам идти некуда!”

Кандалы не любят приковывать к себе внимание.

Чтобы быть собой, надо быть кем-то.

Глупости каждой эпохи для следующих поколений так же ценны, как и ее достижения.

Кто умирает от восторга, пусть не соглашается на воскрешение.

Чем реже встречаются ошибки, тем они ценнее.

“Не верь!” — шепчет тебе дьявол. “Верь!” — тут же подсказывает ангел. А иногда наоборот.

Есть в человеке тихая гордость: смерть все отступает от нас, но в конце концов сдается.

У подлинного избранника нет выбора.

Лучше всего делают подножку карлики — это их сфера.

Сколько обрядов есть у тех, кто ни во что не верит!

Справедливость всегда должна быть на своей стороне.

Совесть у него чистая. Не бывшая в употреблении.

Техника со временем дойдет до такого совершенства, что человек сможет обойтись без самого себя.

Дьяволы подразделяются на падших ангелов и на людей, сделавших карьеру.

Собственная немощь опасна так же, как чужая сила.

Прохладные отношения между людьми возникают вследствие взаимных трений. Что ты скажешь на это, физика?

Каждый “уголок юмора” — свидетельство размеров творческой свободы своего времени.

Если ты — полудурок, но часть коллектива, не огорчайся: сыщется и второй такой.

Те, что пользуются плодами преступления, пусть не роняют их семена на урожайную почву.

Правду держат под ключом как самое дорогое сокровище, те, что ее ценят меньше всего.

Спятивший не признает своими “Записки сумасшедшего”.

У слепой веры взгляд неприятный.

Я задаю уклончивые вопросы, чтобы пресечь уклончивые ответы.

Обычно мы слышим лишь окончательную редакцию вздоха.

Человек, не знающий пощады, должен будет молить о ней.

Некоторым мыслям я предоставил право убежища в своей голове — не смог их выдворить.

Ложь ничем не отличается от правды — кроме того, что ею не является.

Чем позднее обезьяна превратилась бы в человека, тем больше сбереглось бы человеческой крови.

Я провозглашаю столь старые истины, что человечество их уже не помнит. Людям, как я заметил, нравятся такие мысли, которые не заставляют думать.

Закон физики: чем выше поднимается вода, тем больший вес приобретает человеческая жизнь.

Человек есть мера всех вещей! Как удобно! В одном случае это великан, в другом — карлик.

Отсутствие прецедента — уже прецедент.

Инструменты и орудия человек создавал постепенно, но искони человек был инструментом и орудием человека.

Поспевает ли за естественным приростом производство мыслей?

Не могу представить себе конца света до торжества истины!

Чтобы добраться до истоков, надо плыть против течения.

Общечеловеческие ценности — те, которых не провезешь контрабандой из одной страны в другую.

Разложение — удел и не самых сложных натур.

Повернись к людям спиной, они скажут “двуличный”.

Дорожные указатели способны превратить шоссе в лабиринт.

Есть дальтоники, не различающие цвета, но зато подмечающие все оттенки.

Открытая натура. К сожалению, открытая настежь.

Его слова были завершением целой эпохи. Речь идет о поэте? Нет, о судье.

Он был совестью своего времени, которое ее не имело.

Вот страж закона — охраняет его так строго, что им никто не может воспользоваться.

Орфей спускается в ад не только в поисках Эвридики.

Быть шутом на поминках — глубоко человечная миссия.

Некоторые празднуют свои поражения, будучи приглашенными на пир победителей.

Хочешь петь в хоре? Тогда обрати внимание на палочку дирижера!

Подлинный мученик — тот, кому отказывают даже в праве так называться.

Среди слепцов и одноглазый подслеповат.

Я не согласен с математикой. Считаю, что сумма нулей — страшная величина.

Отсутствие иллюзий помещать в расход или в приход?

И четвероногие становятся на задние конечности. Чего не сделаешь ради еды или со страху!

Стрелка испорченного компаса не трясется — освобождена от ответственности.

Бывает, наказание влечет за собой вину.

Каннибалы предпочитают людей бесхребетных.

О, если бы существование человека было только предметом философии!

Табу неприкосновенны, но страшно размножаются.

Некоторые не отличают онанизма от “верности самому себе”.

Не каждый человек, знающий слишком много, об этом догадывается.

Следы многих преступлений ведут в будущее.

Обнажать человека надо, не показывая при этом его грязного белья.

Сны зависят от положения спящего.

Трудно прочесть о собственной неграмотности.

Хотите почувствовать себя моложе на миллион лет? Войте во все горло!

Эх, если б знать шлягер, исполнявшийся на иерихонской трубе!

С того момента, как человек встал на ноги, он не может обрести равновесия.

Не обязательно много говорить тем, что могут распоряжаться жестами.

А, может быть, стены Иерихона пали от громких звуков фанфар внутри крепости?

Равноправие в эпоху бесправия — это уже кое-что!

Настоящая сатира — та, на которой ставят крест.

Люди рождаются по социальному заказу, но благодаря частной инициативе.

Наши дни сочтены. Статистиками.

Когда мы заселим пустыни, исчезнут оазисы.

Ближе всего друг к другу — противники на передней линии фронта.

Евнух сказал: “Что мне одна женщина, мне нужен гарем!”.

Я пишу только по случаю. По случаю жизни.

На земле может завершиться органическая жизнь, но не организационная.

В начале было Слово. Только потом появилось Молчание.

Всегда побаиваются тех, кто жаждет властвовать над душами. Что они делают с телами?

Ничто в природе не исчезает — только исполнившиеся надежды.

Великие эпохи способны вместить порядочное число мелких людей.

Умственная провинция — попытки мыслить вдали от мозга.

Почему мы строим времянки? А вдруг будет землетрясение!

Слово проникает всюду, но выйти ему затем бывает трудно.

Принять лавровый венок значит выдать размер своей головы.

Культура была его страстью. Он преследовал ее повсюду.

Некоторые национальные трагедии не имеют антрактов.

А дрессированные попугаи не повторяют никаких слов.

Где кладези мудрости? Обычно там, где ее похоронили.

Прямолинейные люди, осторожно на поворотах!

Имеет ли человек право считать себя автором непрошеных мыслей?

Человек — побочный продукт любви.

У смерти руки коротки, чтобы закрыть человеку рот.

Смельчак: ест из рук тирана.

Ну, пробьешь ты головой стену. И что будешь делать в соседней камере?

Несгибаемая позиция иногда — результат паралича.

Нельзя опускать голову тому, кто носит терновый венец, — спадет.

Осуществляются наши самые смелые мечты! Может, пора исполняться и несмелым?

Некоторые мысли приходят в голову под конвоем.

Одни должны были бы получить дар жизни вторично в награду, другие — в наказание.

Иногда знаменосца приходится отыскивать по отпечаткам пальцев на древке.

В раю должно быть всё — и ад!

Мистик! Верит, что он существует.

Трудно ходить с поднятой головой и не задирать нос.

Философы, полно искать камень мудрости — не то его повесят вам на шею!

Новое в геометрии — генеральная линия не состоит из бесчисленного множества точек зрения.

Поменял квартиру — переехал из Содома в Гоморру.

“Не убий!” — сказал он. И добавил: “Разве что найдешь для этой цели подходящих людей вместо себя”.

Скажи: “Святых людей нет”, — и на тебя обидятся даже атеисты.

Из книги бытия: “Только один жил с начала света и до его конца — страх”.

Вот расисты! Не допускают черных мыслей.

Помните, у человека нет другого выбора — он должен быть человеком!

И размеры вселенной могут быть военной тайной.

Правда обычно лежит посредине. Чаще без надгробного камня.

Сказал навоз: “Вот трус! Боится до меня даже дотронуться”.

“Вот это голова!” — сказали о человеке, увидев его под топором палача.

Страшнее всего — моральная грязь, она обычно ведет к кровавой бане.

Мечтал познать людей изнутри. Ему предложили сделать это с черного хода.

Не доверяйте льстецам — они способны оплевать слюной восторгов.

Полудурки не любят полутонов.

Сексуальные стимулы могут быть и экономическими.

Я попал пальцем в небо? Это и было моей целью!

Трусливый сатирик создает только один анекдот — себя.

Дисциплина в искусстве требует свободы.

Отсутствующие всегда неправы, зато уцелеть им легче.

Хлеб открывает любой рот.

Волки, должно быть, благороднее овец: они с трудом представляют свое существование без последних. А овцы? Стыдно сказать!

Жизнь заставляет человека совершать много добровольных поступков.

Если уж становиться в круг, то во влиятельный.

В будущем люди-флюгера будут управляться межпланетными вихрями.

И тиран не пользуется свободой совести.

Древние владели способностью бальзамировать останки так, чтобы они не теряли значения.

Могло быть хуже. Твой враг мог оказаться твоим другом.

Хотя их дороги разошлись, они и дальше шли рядом — как стражник и арестант.

У человека нет обратного пути тогда, когда противник также лишен его.

Трудно угадать, кто плывет по течению добровольно.

Когда же мы покорим межчеловеческое пространство?

А преступления, не предусмотренные законом, нелегальны?

Сбросил шкуру, а кричал так, будто ее с него сдирали.

“Я держусь в стороне от людей, — сказал один альтруист, — чтобы не сделать им ничего плохого!”

И как тут не быть оптимистом: мои враги оказались точно такими свиньями, как я и предполагал.

Некоторые зебры готовы сидеть в клетке — лишь бы их считали белыми скакунами.

Не забывайте, что тылы обычно считают себя фронтами.

Анонимка допустима только в том случае, когда писавший ее и вправду никем не является.

Шутовским колпаком поклон не отвешивают.

Надпись на могиле: “Жизнь проходит, увы, не без последствий”.

“Проспал свою эпоху!” —говорили о нем. “Спокойно?” — поинтересовался я.

Иногда сатире приходится возрождать то, что было уничтожено пафосом.

Напал. И к тому же на мысль.

Не требуйте от жизни невозможного! Почему? Ведь ее возможности безграничны.

Некоторые предрекают мне преходящую актуальность. Думают, что я пишу о них.

Формулы часто деформируют нас.

И чужая неграмотность затрудняет работу писателя.

Я буду региональным писателем — ограничусь земным шаром!

Можно глубоко почитать бога, не веря в его существование.

Страшно дыхание эпохи, в которой люди задыхаются.

Вот бы такой якорь, который за собой таскает сушу!

Жизнь слишком тяжела, чтобы придавать ей особый вес!

Главное, чтобы клопы не пробрались в наши сны!

“Выше голову!” — сказал палач, накидывая петлю.

Если бы иных приняли всерьез, они больше не возвращались бы к нам.

Ахиллесова пята часто скрывается в сапоге тирана.

Там, где запрещен смех, обычно и плакать не разрешается.

И от содрогания людей трескается основа государства.

Грустно, когда позвоночник распрямляется лишь на кресте.

Жизнь человека иногда заканчивается чужой смертью.

Люди более широких горизонтов, как правило, имеют перед собой худшие перспективы.

Человек, мир перед тобой распахнут настежь, поэтому смотри, как бы не вывалиться.

Я — за передачу внутренней жизни в частную собственность.

Жизнь — вечный труд, даже глупость и то надо “сделать”!

А, может быть, великолепной пещерной живописи когда-то пришлось уйти в подполье?

Всегда найдутся эскимосы, которые напишут для жителей Бельгийского Конго правила поведения в тропическую жару

Народ может быть единодушен, но беда, если у него только одна голова.

Что дает сатирикам право метать громы и молнии? Царящее бесправие.

Не теряйте голову! А вдруг жизнь захочет вас еще по ней погладить?

Что-то совсем не видно шапок невидимок!!!

Бывает, что свобода возвещает о себе звоном ключей тюремного надзирателя.

Пусть не бросает перчатку тот, у кого грязные руки.

Не окостенеть и не расслабиться, быть на страже и не стоять на месте, проявлять гибкость и в то же время непреклонность, быть львом или орлом, но не превращаться в животное, избегать односторонности и не быть двуличным — трудное дело!

Мысль бессмертна при условии, что каждый раз рождается заново.

Не сдвигай ничего с мертвой точки за счет живых.

Странно, правду всегда пытаются переправить в страны, где она ниже ценится. Какая в том выгода?

Те, что переросли свою эпоху, часто ходят с опущенной головой.

Преступник заявил: “Как можно обвинять людей в бесчеловечных поступках?”

Имеют ли идеалы те, что лишили их других?

У фальшивого банкнота, который всюду принимают за настоящий, рождается комплекс — “Они не способны оценить ловкость подделки!”

Глупость никогда не переходит границы, куда она ни ступит, там ее владения.

Горе живым властителям, которым воздают почести, достойные усопших.

Потерял тетрадь с еще не напечатанными “Мыслями”. Возможно, со временем я их припомню, но, увы, насколько более зрелыми.

Будь экономен! Смотри сны в одной и той же декорации!

Золотой телец давно уже превратился в дойную корову.

Богу — богово, кесарю — кесарево! Надо было присутствовать при дележе.

Знамя он вздымал высоко — не хотел его видеть.

Есть настолько пустые “великие” слова, что они становятся местом заключения целых народов.

Дон Кихоты! Ветряные мельницы следует атаковать лишь при благоприятном ветре.

Трудно смотреть сквозь пальцы на тех, кто таким образом закрывает нам глаза.

Кулак был занесен для удара. Один палец отошел в сторону. “Я всего лишь указательный!” — пропищал он.

Вот мученик — погиб на кресте, не будучи прибит к нему.

Посыпал голову пеплом своих жертв.

У одного человека была на груди татуировка — лицо жандарма. Когда человек дышал полной грудью, жандарм оскаливал зубы.

Остерегайтесь тех ботаников, которые утверждают, что корень зла — в древе познания.

Не везде, где дорожает мясо, растет ценность человека.

Кто напал на след мысли, пусть не пускает по следу собак.

Бедный человек, заявляешь: “После меня — потоп!” — а спускаешь лишь воду из бачка.

Когда деспоты возвращаются к террору, можно спать спокойно. Это вовсе не хитрая уловка.

Верю в прогресс, в изобретение машины, читающей мысли, какие никому не приходили в голову.

Максимальное чувство юмора имеют умершие — они смеются надо всем.

Должно быть, и в раю произошли перемены к лучшему.

Те, что легко обо всем забывают, легче сдают жизненный экзамен.

Цветы на могиле врага пахнут упоительно.

Страшно подумать, что вечность состоит из отчетных периодов.

Труднее всего устроить пожар в аду.

Не считаю, что тот, у кого есть душа, — мелкий собственник.

Кто знает, что открыл бы Колумб, если б на его пути не стояла Америка.

Сколько соловьев должен проглотить хищник, чтобы начать петь?

Незнание закона никогда не освобождает от ответственности. А знание — часто.

Кого только не обманывала жизнь?! Даже тех, что были рождены негодяями и высоко вознеслись потом.

Лучшее мерило эпохи — дистанция между карликом и гигантом.

Сатирик, плюющий по ветру, оплевывает себя.

Общение с карликами деформирует позвоночник.

Из раны, неумело нанесенной деспоту, льется море чужой крови.

Есть плодородные пески, рождающие головы страусов.

Тот, что попирает закон, вряд ли крепко стоит на ногах.

Если громко трубят в рог изобилия, он, наверное, пуст.

Правда побеждает порой, когда уже перестает ею быть.

Настоящий враг никогда тебя не покинет.

Даже когда все рты закрыты, вопрос остается открытым.

Палач обычно выступает в маске справедливости.

Будь альтруистом, уважай эгоизм других!

Некоторые так любят пафос, что впадают в него с любым текстом.

Еще раз начать все с начала! Только как до этого с ним покончить?

Его считали львом, но, увидев на четвереньках, признали ошибку.

Критерий роста жизненного уровня: кто бы сейчас за миску чечевицы продал право первородства?

Жертва всегда играет роль в преступлении. И к тому же отрицательную.

Хироманты прибегают к уловке: “Нельзя гадать по грязной руке!”

Это — большой козырь! Но в очень грязных руках.

Имел манию преследования, а за ним ходил всего лишь следователь.

Пизанская башня имеет наклон под углом зрения туристов.

Ах, сколько Атлантид встречаешь в политических атласах мира!

Я за ликвидацию смертной казни, но против введения смерти как награды.

Одержал над собой столько побед, что уже пресыщен ими.

Со времени появления человека его совершенствуют только с помощью протезов.

Жаль, что Каин и Авель не были сиамскими близнецами.

О, если бы какое-либо божество сказало: “Верьте мне!”, а не “Верьте в меня!”

Не встречайте людей с распростертыми объятиями — так им легче распять вас.

Неприлично говорить жонглерам-профессионалам: “Не играйте с огнем!”

Те, что спят наяву, имеют бессонные ночи.

Не будьте жестокими — не услаждайте жизнь мазохистам!

Должно быть, здорово жить в джунглях, где не царят их законы.

Если бы я знал тогда то, что знаю сегодня, я бы не знал этого теперь.

Собственная целая голова — прекрасный трофей победы.

Мир так прекрасен! И как раз это весьма грустно.

И прирученные гиены жрут падаль.

Люди все ближе друг к другу — мир перенаселен.

Бессонница — удел эпох, когда людей заставляют на многое закрывать глаза.

“А все-таки она вертится!”. Но в какую сторону?

Ширится умственная ограниченность!

Гордитесь многосторонностью человека, но не выворачивайте его наизнанку.

Перед карликами нужно склоняться особенно низко.

Дорожные указатели не облегчают Крестного Пути.

Побаиваюсь ангелов — они так добры, что согласятся быть демонами.

Голые короли правят иногда и республиками.

Человек имеет и то преимущество над машинами, что способен себя продать сам.

Даже чтобы чему-то аплодировать, надо иметь чувство такта.

Выдержало испытание временем? А каким?

Откуда взять мужество? Смелые его не отдадут.

Лучшим снайперам даже не нужно знать размер голов, в которые они целятся.

А трусы не боятся лежать на кладбищах героев!

Все кандалы мира образуют одну цепь.

Если бы хоть со дна все казалось высоким!

Если бы можно было родиться только после смерти врагов!

Жуткое видение будущего: говорящие памятники.

Не может быть возвращения в пещеры! Нас слишком много.

Традиция — родовая аристократия плагиата.

Даже созвездия не являются свободными объединениями звезд.

Инстинкт самосохранения порой толкает на самоубийство.

Постиг науку жизни: ест с чужой руки.

Что не вызывает сомнений, не всегда их побеждает.

Жаждешь крови? Значит, ты — клоп.

Зеркало истории деформирует облик людей.

Доверьтесь разуму людей. Многого они понять не в состоянии.

Разделяет не пропасть, а разница уровней.

Их капитал крепнет. Обрастают нулями.

Как распознают свободу те, что ее никогда прежде не видели? Они могут заподозрить в ней новую маску тирана.

Не переношу мизантропов, поэтому избегаю людей.

Кто пережил трагедию, не был ее героем.

Лишь увидев его на козлах, люди поняли: это кучер.

Если бы то, что бьется в нашей груди, действительно было сердцем, оно не умирало бы, чтобы тем самым умертвить нас.

Есть последствия, которые ежегодно обрастают новыми причинами.

Насиловать чью-то совесть, не значит ли лишать ее обладателя добродетели?

Сколько голосов при голосовании имеет голос истории?

Время останется людоедом.

И лилии на болоте содрогаются перед мелиорацией.

Цезарей обычно убивают друзья. Поскольку являются врагами.

О нем говорили с восхищением: “Догоняет лучших!”. “С какой целью?” — забеспокоился я.

По их словам вы узнаете, о чем они стремятся умолчать.

Незапятнанные люди, остерегайтесь, вас легко обнаружить!

“Правды нет!” — говорит иногда она сама. Из осторожности.

Меньше всего преступлений совершается в тюрьмах. Заключенными.

Некоторые выше прочих на голову. И ее отрубают.

Некоторые видят правым и левым глазом одно и то же. И думают, что это объективность.

Спятивший знаменосец решил, что является флагом.

Только великаны могут позволить противникам поднять головы.

Трудно самому себе сказать правду, если ее знаешь.

Палач-садист петлю расслабляет.

Я верю в эволюцию животных. Когда-нибудь, например, блоха сравняется со львом. Не знаю только — путем ли измельчания львов или укрупнения блох.

Сколько последних слов оспаривают пальму первенства!

Кто знает, сколько божьих заповедей утаили люди!

Горе, когда невежды гордятся своим образованием.

Блохи сидят со львом в клетке, наверное, добровольно?

Как свежи цвета у тех, что были в тени.

“Кровь текуча, — сказал он, — как же ее не проливать?”

В себя холостыми патронами не стреляют.

А вдруг “Не убий!” — текст, записанный с ошибкой или плохо расслышанный?

Все мертворожденное долго не может умереть.

Ни один египетский сонник не объяснил мне, что значит сон о свободе.

Дьявол должен быть жестоким — слишком мало времени отпущено ему евангелием.

Иногда бумеранг не возвращается — он выбирает свободу.

Выкорчевывайте корни зла — они обычно питательны и вкусны.

Человек с золотым сердцем! Не продешеви, продавая себя!

Не скрещивай шпагу с теми, у кого ее нет.

Мир всегда приходит в норму. Важно лишь, чья она.

Сгорает дотла то, в чем нет настоящей искры.

Тот, кому послушен язык, обычно помалкивает.

Тот, кто не знает меры, считает себя самым великим.

Не доверяй своему сердцу — оно жаждет твоей крови.

Те, что проникли в сердце деспота, погибают с его последним ударом.

Мир возник, должно быть, от страха перед пустотой.

Я вижу его насквозь и знаю, кто за ним стоит.

Труднее всего устранить точку, поставленную над “i”.

“Не противься злу”, которое жаждет собственной гибели.

Хорошо верить в человека, но лучше быть в нем уверенным.

“Деньги не пахнут”, но улетучиваются.

Нехитрое дело — стрелять в цель, если она есть.

Среди танцевавших вокруг золотого тельца видели и мясников.

Ни разу не посмотрели друг другу в глаза — шли рядом, уставившись в одну цель.

Все принимал за фальшивую монету — она выше ценилась.

Воробей в клетке для орлов чувствует себя свободным.

Пьяные от триумфов становятся алкоголиками.

Не позволяй сердцу сжиматься до размеров сжатого кулака!

Сколько пируэтов должен сделать человек, чтобы другие начали плясать вокруг него!

Болезненный процесс — рождение человека, особенно когда оно происходит в зрелом возрасте.

Карьера человека во вселенной заставляет задуматься, нет ли у него в действительности могучего покровителя.

Как иной раз помогает слепота в меткой стрельбе!

Вечность? Единица исчисления времени.

Не смотрите глазами души в замочную скважину.

Показывайте язык прежде, чем стиснете зубы.

Еще вопрос — кто меня называет циником? Циники хотят, чтобы их стало больше?

Равняйте шаг — особенно на поворотах.

Конечно, верностью я не отличаюсь — могу следующего тирана ненавидеть так же, как предыдущего.

Сатирик умирает, прищурив глаз.

Судачили кроты: “Люди — темные существа. Им нужно много света”.

Всегда боюсь за святых — как бы их не разорвали на реликвии!

И весы дрожат, когда они в руках человека.

Кто подчищает свою биографию, вычеркивая из нее несколько лет, становится на столько же старше.

Надо было бы иметь сто пар глаз, чтобы закрывать их на все.

Не дай столкнуть себя с верного пути — даже людям, идущим в том же направлении.

Великие лунатики обходятся и без Луны.

Некролог был бы отличной визитной карточкой.

Обычно ступает по розам тот, кто топчет грядки.

Молчащих людей нельзя лишить слова.

Среди карликов время от времени вспыхивает эпидемия слоновой болезни.

Плоскость взаимопонимания — идеальное поле битвы.

Мысли освобождены от таможенной пошлины? Если не выходят из границ.

Действительность можно изменить, фикцию приходится выдумывать заново.

И смирительная рубашка должна соответствовать размеру безумия.

Если твой противник сделал ложный шаг — будь осторожен. Вы танцуете под одну музыку.

Дух времени порой страшит даже атеистов.

Почему я пишу такие короткие фразы? Потому что мне не хватает слов!

Подумай прежде, чем подумать!

Многие из моих друзей стали моими врагами, многие враги со мною подружились, а те, кому я безразличен, остались мне неизменно верны.

Рыба виновна, что глотает крючок, ведь это — чужая собственность!

Когда миф становится реальностью, чья это победа — материалистов или идеалистов?

“Я только погрожу пальчиком”, — сказал он, кладя его на курок.

Кто первый уловил смысл анекдота, тот еще имеет время притвориться, что его не понял.

Миг осознания своей бездарности — это проблеск гения.

Странно — “философии отчаяния” больше всего побаиваются оптимисты.

Драматическое искусство еще отстает от жизни — когда-то оно поднимется до уровня нашего повседневного актерства?

Человек победит! Человека?

Будем жить дольше! Чем другие.

Живи современностью, поскольку не можешь перенести этого на другое время.

Человек в собственной жизни играет лишь маленький эпизод.

Положительных героев не обязательно создавать, ими обычно назначают.

О своей эпохе больше говорят слова, которых избегают, чем те, какими злоупотребляют.

Бессмертный писатель умирает в своих эпигонах.

Если бы умственная узость являлась жизненным неудобством!

В некоторых источниках вдохновения Муза могла бы мыть ноги.

Шедевр будет понят даже дураком. Но насколько иначе!

Нет новых направлений в искусстве, есть одно — от человека к человеку.

А казалось бы, самая восприимчивая публика — пустоголовая!

Совесть рождается иногда в момент, когда начинают ощущать ее укоры.

Мы любим, чтобы наш внутренний голос доносился до нас извне.

Как распознаются бури истории? После них еще долго ломит в костях.

Когда доводы шатки, позиция человека нередко становится жесткой.

Из-за трусости хранил свои мысли в чужих головах.

Ах, если бы мы могли видеть жизнь, а не ситуацию!

Как правило, арьергард прежнего авангарда — это авангард нового арьергарда.

Дерзай обрести лавры! Но не с чужой головы.

Когда короли голы, лакеи тоже быстро сбрасывают ливреи.